Читать онлайн "Беседы с палачом. Казни, пытки и суровые наказания в Древнем Риме" автора Тираспольский Геннадий Исаакович - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Г.И.Тираспольский

Беседы с палачом

Казни, пытки и суровые наказания в Древнем Риме

Памяти всех невинно павших от рук палачей и террористов

Ликует буйный Рим… торжественно гремит

Рукоплесканьями широкая арена:

А он — пронзённый в грудь — безмолвно он лежит

Во прахе и крови скользят его колена…

(М.Ю.Лермонтов).

…нет зверя свирепее человека, совмещающего в себе дурные страсти и власть.

(Плутарх).

Прорвалось наружу вдруг всё то, что до сих пор таилось внутри; произошла противоестественная перемена с сенаторами, консулами, преторами, трибунами, кандидатами на все эти магистратуры или состоявшими в этих должностях; теперь они бросались к ногам своих рабов с рыданьями, называли слугу спасителем и господином.

(Аппиан).

Задыхаясь, с холодным потом на челе, читал я страшную повесть.

(А.И.Герцен).

ВВЕДЕНИЕ

§ 1. История вопроса и намерения автора

Предания умалчивают о том, кто первым применил казнь как средство «укоризны» ближнего своего. Однако не подлежит сомнению, что казни, пытки и другие виды убийств и издевательств — одно из тех мрачных изобретений человечества, которые издавна сопутствовали его истории.

«Есть одно только благо — знание и одно только зло — невежество», — учил Сократ.[1] В наши дни, когда из чрева разнузданного невежества, оголтелого шовинизма и религиозной исступлённости народился монстр международного терроризма, как никогда важно осмыслить исторический опыт применения казней, пыток и прочих видов истязаний, в конечном счёте вскормивших эту кровожадную гадину.

Особенно поучительно такое осмысление на правовом и историческом материале Древнего Рима, юридическая система которого легла в основу современного европейского права и по сей день служит неиссякаемым источником для мыслящих правоведов.

Разностороннее освещение событий минувшего необходимо россиянам как воздух. Их психика длительное время усердно обрабатывалась подрумяненной краснофонарной псевдонаукой и сноровистыми пропагандистскими холуями тоталитарного режима. «Результат — глубоко искажённое историческое сознание общества. Подлинное знание подменено мифами. Всё это — симптомы глубокой болезни общественного сознания, ибо без открытого взгляда на историю оно обречено оставаться искажённым».[2]

Обращение к избранной теме необходимо ещё и потому, что в существующей справочной, научной и учебной литературе казни, пытки и другие наказания, применявшиеся древними римлянами, либо не освещены совсем, либо рассмотрены отрывочно, бегло и бессистемно (см., напр.,[3] .[4]

Некоторым исключением из этого являются исследование А.Ф.Кистяковского,[5] справочник М.Бартошека «Римское право»[6] и учебник О.А.Омельченко,[7] где сделана попытка упорядочить такие сведения, а также «Энциклопедия смерти» А.П.Лаврина,[8] в которой, наряду с перечислением разновидностей смертной казни в Древнем Риме, описаны свирепые подробности некоторых из них. Однако и в этих трудах классификация и степень полноты соответствующего материала далеко не совершенны, а освещение казней иногда производится с фактическими ошибками.

Отмеченные обстоятельства не только обедняют наши сведения об истории Древнего Рима, но и порождают досадные заблуждения. Так, например, в одной добротной книге по истории Средневековья, содержится мысль (как мы увидим, ошибочная), что средневековые истязания по своей жестокости намного превосходили древнеримские (см..[9]

Колоритные черты древнеримского быта, относящиеся к нашей теме, рассеяны в произведениях античных авторов. Такие сведения также требуют упорядочения и в ряде случаев — разъяснений и уточнений.

Указанные обстоятельства определили ближайшую цель нашей работы — выявить и систематизировать с возможной полнотой сведения о древнеримских казнях, пытках и суровых наказаниях, воспроизвести их описание в трудах древнеримских авторов, дать им по возможности адекватную правовую и нравственную оценку.

Читатель легко заметит, что изложенная в 1-й главе классификация древнеримских казней построена не на одном, а на нескольких основаниях: степень жестокости казней, их правовая обусловленность, технические особенности казней, их социальная приуроченность и др. Хотя наличие нескольких пересекающихся оснований далеко от идеала формальной логической стройности, такая (так называемая естественная) классификация, как представляется, и ближе к древнеримской исторической действительности, и даёт возможность вынести нравственную оценку карательным действиям, что бывает порой важнее, чем сама их сортировка и описание.

Разумеется, наша классификация не претендует на бесспорность и, как всякая коллекция, способна быть в дальнейшем расширена и уточнена.

Поскольку казни, пытки и суровые наказания в Древнем Риме нередко сопровождались изуверствами и издевательствами, а по способам и последствиям применения порой не отличались от первых, мы рассматриваем и эту группу явлений.

Нагромождение ужасов в нашей книге — не дань потаённому мазохизму или попытка произвести дешёвую сенсацию. Каждая казнь, каждая пытка, каждое издевательство и изуверство, даже в массовых масштабах и даже по высочайшему повелению коллегиальных органов — всегда дело рук конкретных палачей и мучителей, как бы они ни таились под маской, капюшоном или псевдонимом. Стало быть, каждый из них лично ответствен за то, что необозримый ряд безвременных могил расширился, а круг живущих людей трагически сузился.

Из сферы кровавой обыденности мы выходим здесь на простор философско-нравственных исканий, среди которых самыми жгучими являются, пожалуй, мысли об индивидуальном переживании бытия,[10] персональности исторического процесса ,[11] ,[12] о нравственной причастности личности к всечеловеческим деяниям[13] и осознании личностью её исторической ответственности вопреки обезличивающей стихии толпы[14] и иссушающему влиянию социологических доктрин.[15] И если читатель хотя бы на минуту погрузится в раздумья об ответственности всех нас за всё, что творится людьми на измученной планете, автор сочтёт свою книгу не напрасной.

§ 2. Постановка проблемы

Римское законодательство выработало и применяло на практике понятие степени наказания в зависимости от тяжести преступления. Вместе с тем кодекса, определявшего, какие деяния являются преступными и каких наказаний они требуют, в Древнем Риме не существовало.[16] Уголовное законодательство римлян, по словам Т.Моммзена, было «беспримерно шатким и неразвитым».[17] В конкретных случаях вид и способ применения наказания устанавливался по-разному: или определённым законом, или правовой традицией, или судейским усмотрением с учётом качества преступления, личности преступника и существующих прецедентов.[18]

В расчёт могли приниматься и чисто технические условия применения наказаний. Так, при отсутствии досягаемого водоёма казнь отцеубийцы посредством утопления в кожаном мешке вынужденно заменялась растерзанием дикими зверями или распятием на кресте.

Отмеченные свойства было бесспорным достоинством римской правовой системы, обеспечивающим её гибкий подход к совершённому правонарушению, к личности подсудимого и к условиям исполнения наказаний. Однако те же свойства создавали почву для произвола при их назначении и применении, приводя порой к несоразмерности наказаний и совершённых преступлений, а часто — и к самочинным палаческим расправам над невинными людьми. В игру здесь вступали, наряду с общественно-политическими соображениями, и этнопсихические силы, исследованные Л.Н.Гумилёвым (см.;[19] [20]).

Судейский произвол в таких случаях усугублялся тем, что, в отличие от гражданских дел, инициатива возбуждения уголовного судебного преследования против подозреваемого принадлежала не только потерпевшей стороне, но и должностному лицу, которое также назначало наказание.[21]

Следует помнить также о том, что в Древнем Риме отсутствовало понятие должностной компетенции высших чиновников, т. е. определённой и ясно ограниченной сферы их деятельности, и поэтому не было привычного или, по меньшей мере, известного нам разграничения законодательной, судебной и исполнительной властей (такое разграничение было отчётливо проведено только в XVIII в., в трудах Шарля Луи Монтескьё, и законодательно закреплено в Конституции США в 1778 г.[22]). Напротив, римляне твёрдо стояли на том, что суд является главной функцией государственной и общественной власти, составляя с ними единое целое. Римские высшие магистраты были в одно и то же время и правителями, и военными вождями, и законодателями, и судьями, и надзирателями за исполнением законов и судебных решений.

     

 

2011 - 2018