Читать онлайн "Долгое возвращение" автора Ващилин Николай Николаевич vaschilin - RuLit - Страница 2

 
...
 
     


1 2 3 4 « »

Выбрать главу
Загрузка...

     Мурманск  был завален  ларьками с шаурмой, шашлыками и китайскими лохмотьями. На военных моряков стали коситься, как на заразную болезнь. В чести были торгаши и посредники «МММ». Серёга пробился на самолёт до Сыктывкара, а оттуда планировал добраться до родного Ленинграда, который снова переименовали в Санкт-Петербург. Отец умер в 1992, когда Сергей был в походе. Стойкий строитель коммунизма не выдержал унижений. Ему полгода не платили пенсию и он умер от голода. Хотя может быть он и отравился газом. Но дядя Коля не стал этого говорить священнику и заказал отпевание отца в Князь-Владимирском соборе. Там  на небе разберутся  что к чему.

     Работу найти было трудно. В строительстве работали  только  рабы из Азии. Серёга пошёл в охранное предприятие антикварного салона на Невском, 52 по протекции дяди Коли к Илье Траберу, бывшему подводнику  Северного флота. Работа была похожей на флотскую службу. Стой как на палубе, смотри в оба. Не для этого он учился в ФИНЭКе. Появилось, правда, одно неудобство – частые позывы в туалет. Знакомый уролог Соколов сказал, что застужены почки и теперь эта хвороба до конца жизни.

     Виктора он разыскал не сразу. Мать не давала его координат, тихорила. Виктор позвонил Серёге сам и назначил встречу в «Европейской», в лобби – баре. Виктор пришёл с чеченами и был очень краток. Его нельзя было узнать. От него веяло таким шиком, что все окружающие иностранцы казались бомжами. А когда он обнялся  с Васильевым, весь расклад стал ясен.

     Виктор предложил работать на  него и торговать вооружением, которое совершенно официально можно было продавать нашим бывшим врагам и повстанцам во всём мире. Серёга обещал подумать, но перспектива такого бизнеса его не грела. Серёга  рассказал  Виктору, что хочет жениться на Вере, купить приличную квартиру в Питере  и открыть мастерскую по ремонту автомобилей. Виктор криво улыбнулся и пошёл к бежевому «БЕНТЛИ» Васильева  не попрощавшись.

     Серёга продал однокомнатную квартиру отца в хрущобах  Весёлого посёлка и вложил деньги в строительство квартиры  в доме  на канале Грибоедова. Когда узнал, что его «кинули» бросился в драку с кулаками и очнулся в Крестах. Дали ему два года и поместили в зону на Металлострое. Пахан начал его прессовать, просил денег с воли. В зоне  ему жилось не сладко.

     По ночам ему снилась Верка. Он обнимал её на перине жёлтых цветов, прикасался губами к её розовым соскам и целовал её упругие  бёдра. Когда пахан спросил Серёгу согласен ли он работать у Виктора, волосы на загривке встали дыбом. Он понял, что в стране всё схвачено бандитами. Мысли его вернулись на севера, к оленеводам, к Веркиным губам. Не дожидаясь повторения вопроса, Серёга сказал «Да».

     Выйдя на волю по условно-досрочному освобождению, Серёга зашёл  к Траберу и получил полный расчёт. Илья  оказался в другой команде. Через пару дней они с Виктором съездили в Смольный и поговорили  в  отделе по Международным вопросам  со скромным, невзрачным человеком, расспросившего Серёгу о его морально-нравственных устоях, понятиях о дружбе и верности. Это было похоже на аудиенцию у кардинала. Серого. Кардинал сказал, чтобы Серёга принёс документы и они оформят на него  визу и фирму. Фирма оказалась на Кипре и Серёге пришлось слетать в Лимасол, чтобы оформить счета в банке. В старом порту в ресторане он встретил своего кореша с корабля, оказавшегося там на отдыхе. Кроме пышногрудых девок мы поговорили с ним о бизнесе и он предложил мне вагон никеля, чистотой четыре девятки и ценой, достаточной для хорошего табоша. У Серёги мелькнула мысль соскочить от Виктора и начать своё дело.

     Прилетев в Питер, он бросился к Траберу и предложил  ему «никелевую» сделку. К его удивлению, Илья Ильич наотрез отказался. Он уже занимался антиквариатом и нефтью и влезать в чужие дела не стал. Питер сжимался, как шагреневая кожа. Вернее, как шагреневая рожа. Всё  у братвы было уже поделено. Что-то у Тамбовских,что-то у Малышевских, что-то у Квантришвиливских. Когда Сергей пришёл к Стасу Домбровскому, давнему приятелю дяди Коли, из Поти, с таким заманчивым предложением, тот набрал номер телефона  и передал Серёге трубку. В трубке послышался строгий окрик Виктора. Пришлось подарить ему вагон никеля и  прикинуться  «дохлым бараном».

     Через пару дней Сергей сидел в уютном кресле Боинга и летел в Арабские Эмираты на свою первую ответственную операцию по продаже оружия. С ним летели ещё два человека от Виктора, которых Серёга видел в первый раз. Белые облака клубились под крылом самолёта и создавали образ Рая. Он тихо и незаметно провалился в сладкое забытие, увидел причал, на нём машущую рукой Верку и проснулся от её истошного крика.

     Мерседес мчался по  ровной дороге среди бескрайних песков и привёз их в оазис с голубыми бассейнами, кричащими павлинами и пальмовыми рощами, дышащими приятной прохладой. Спутники Сергея, не проронив ни слова за весь перелёт, также молча разошлись по своим  апартаментам, оставив Сергея в некоторой растерянности и недоумении. Вскоре пришёл Шабтай и разрядил накалившуюся атмосферу. Они встречались в Смольном у вице-губернатора Малышева. Араб в белом балахоне  на чистом русском языке предложил пройти в апартаменты. Роскошь так била Сергею в глаза, что хотелось нырнуть в русское болотце и схватить за ногу лягушку-царевну.

    Араб принёс телефон и Виктор добродушным голосом пожелал Сергею удачи  при заключение контракта. Поменяв гардероб, все трое  выехали  с Шабтаем  на переговоры. Образы фильма «Человека из Рио», всплывающие на сорокаградусной жаре, казались жалкими мультяшками по сравнению с окружающей действительностью. Приехав в белокаменный дворец времён сказок Шахеризады, наша делегация стала надувать щёки у беломраморного  фонтана и кивать головами. Низкорослый  «черномор», оказавшийся властителем мира, тараторил долго и много, а потом, пролистав картинки, предложенные моими спутниками, начал называть какие-то цифры. Парни  тоже показали свои познания в алгебре больших цифр и, когда Серёга  был  готов упасть в обморок, поднесли  ему  перо и бумагу. Перо было золотым, а бумага…..Бумага была гладкой, как кожа красотки, усевшейся у Серёги на коленях. Хоровод танцовщиц извивался гибкими телами и сотрясал воздух пышными бёдрами, обнажив свои приторные груди. Хотелось опрокинуть стакан холодной водки, чтобы покрыть дурманом этот восточный кошмар, но тут  водку не пили. Проснулся  Сергей  с ощущением сладости объятий своей нежной Верки, запаха её детского тела и северных полевых цветов. Открыв глаза, Серёга увидел перед собой пышные груди Шахеризады, которые сжимала его жилистая рука. Мозг был трезвым, а сознание помрачённым. Вошёл араб с опахалом. Сергей зажмурил глаза от яркого  белого солнца пустыни.

     

 

2011 - 2018