Читать онлайн "Эгмонт (Перевод Наталии Ман)" автора Гете Иоганн Вольфганг фон - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





Гете Иоганн Вольфганг

Эгмонт (Перевод Н Ман)

Иоганн Вольфганг Гете

Эгмонт

Трагедия

Перевод Наталии Ман.

В томе западноевропейской драматургии представлены пьесы великих творцов Возрождения, Классицизма, Просвещения. В них нашла отражение социальная и духовная жизнь народов, давших миру этих великих классиков мировой литературы.

{1} - так обозначены ссылки на примечания.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

М а р г а р и т а  П а р м с к а я,

дочь Карла Пятого, правительница Нидерландов.

Г р а ф  Э г м о н т, принц Гаврский.

В и л ь г е л ь м  О р а н с к и й.

Г е р ц о г  А л ь б а.

Ф е р д и н а н д, его внебрачный сын.

М а к и а в е л л и, секретарь правительницы.

Р и х а р д, личный секретарь Эгмонта.

С и л ь в а  \

Г о м е с  / военные на службе Альбы.

К л э р х е н, возлюбленная Эгмонта.

Е е  м а т ь.

Б р а к е н б у р г, молодой бюргер.

З о о с т, лавочник \

И е т т е р, портной \

П л о т н и к   / брюссельские граждане.

М ы л о в а р  /

Б о й к, солдат из войска Эгмонта.

Р о й с ю м, инвалид, тугой на ухо.

Ф а н с е н, писец.

Н а р о д, с в и т а, с т р а ж а  и т.п.

Место действия - Брюссель.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Состязание в стрельбе. Солдаты и бюргеры с

арбалетами.

Иеттер, брюссельский бюргер, портной, выступает

вперед и натягивает тетиву.

Зоост, брюссельский бюргер, лавочник.

З о о с т. А ну стреляй, пора уж кончать! Три черных круга, куда вам до меня! В нынешнем году я буду мастером.

И е т т е р. Мастером, да еще и королем{1} вдобавок. Никто у вас этой чести не оспаривает. Только что за выпивку придется вам заплатить вдвойне, как положено, а значит, и за свое уменье.

Бойк - голландец, солдат из войска Эгмонта.

Б о й к. Иеттер, я хочу перекупить у вас этот выстрел, выигрыш, конечно, пополам, угощенье за мой счет: я здесь уже давно и обязан расплатиться за гостеприимство. Ежели я промахнусь, все будет, как если бы стреляли вы.

З о о с т. Не стоило бы мне соглашаться. Пожалуй, я в накладе останусь, ну да ладно, будь что будет.

Б о й к (стреляет). Итак, ваше шутейшество! Раз, два, три, четыре!

З о о с т. Четыре мишени? Вот это да!

В с е. Ура, королю! Ура! И еще раз ура!

Б о й к. Благодарю, господа. Я и на мастера-то не надеялся! Благодарю за честь.

И е т т е р. Вам себя благодарить надо.

Ройсюм, фрисландец, инвалид, тугой на ухо.

Р о й с ю м. Да, доложу я вам!

З о о с т. Что? Что, старик?

Р о й с ю м. Да, доложу я вам! Стреляет не хуже своего начальника, Эгмонта.

Б о й к. Куда мне до него, я так - мелкая сошка. Никто на свете метче Эгмонта не стреляет. И не только когда ему везет или уж очень охота припала, нет. Прицелится и - прямо в черный кружок. Я его выученик. Грош цена парню, который у такого стрелка служил и ничему не научился. Однако, господа, не забывайте! Король кормит своих людей. Вина! Выпьем за королевский счет!

И е т т е р. У нас заведено, что каждый...

Б о й к. Я человек пришлый, да вдобавок король, что мне ваши законы и обычаи!

И е т т е р. Ты, значит, хуже испанца, он и то их до поры до времени соблюдает.

Р о й с ю м. Что?

З о о с т (громко). Бойк сам собирается нас потчевать, а складчины не хочет, не хочет, чтобы король всего лишь вдвойне платил.

Р о й с ю м. Ну и пусть. К черту все эти правила. Его начальник тоже любит угощать от своих щедрот - пусть, мол, пьют сколько влезет.

Они приносят вино.

В с е (хором). За здоровье вашего величества!

И е т т е р (Бойку). Именно вашего...

Б о й к. Ну что ж, благодарю вас, коль так положено.

З о о с т. Ваше здоровье! Ни один нидерландец от чистого сердца не провозгласит здравицу за испанского короля!

Р о й с ю м. За кого?

З о о с т (громко). За Филиппа Второго, короля Испании.

Р о й с ю м. Да дарует господь долгую жизнь нашему всемилостивейшему королю и повелителю.

З о о с т. А его августейшего родителя, Карла Пятого, разве меньше почитали?

Р о й с ю м. Упокой, господи, его душу! Вот был король так король! Его десница простерлась над божьим миром из конца в конец, всем он был и всем ведал, а встретит тебя и приветствует, как сосед соседа, если же ты испугался, он этак ласково с тобой... Ну да поймите меня правильно. Он гулять ходил или верхом ездил, когда ему вздумается, а свиты с ним было всего ничего. Мы себе глаза выплакали, когда он уступил сыну власть над нами, вот я и говорю, поймите меня правильно. Сыну до его простоты далеко сын-то поспесивее будет.

И е т т е р. Он здесь являлся народу не иначе как в торжественном облачении и при всех королевских регалиях. И, говорят, все больше помалкивал.

З о о с т. Такой властитель нам, нидерландцам, не по нраву. Нам нужен государь свободный и веселый, как мы сами, пусть бы сам жил и другим жить давал. Какие мы ни есть добродушные дурни, а гнет и презрение - не про нас.

И е т т е р. Король, думается мне, был бы помилостивее, будь у него добрые советчики.

З о о с т. Нет, нет! Не по душе ему нидерландцы и не по вкусу, он нас не любит, так как же, спрашивается, нам его любить? Почему все у нас привержены графу Эгмонту? Почему его мы чуть ли не на руках носим? Да потому, что он желает нам добра, потому, что веселость, широта и благожелательство у него на лице написаны, потому, что нет у Эгмонта ничего, чем бы он не поделился с тем, у кого в этом нужда, да и без особой нужды тоже. Да здравствует граф Эгмонт! Бойк, тебе положено первому выпить за его здоровье! Так давайте же сдвинем кубки.

Б о й к. За графа Эгмонта!

Р о й с ю м. Победителя при Сен-Кентене!{2}

Б о й к. Героя Гравелингена!{3}

В с е (хором). Да здравствует Эгмонт!

Р о й с ю м. Сен-Кентен - это была моя последняя битва. Я насилу выбрался, едва тащил свое оружие. А все-таки еще разок пальнул по французу, а он напоследок подшиб мне правую ногу.

Б о й к. Гравелинген! Други. То-то было дело! Однако победа досталась нам и только нам! Эти чужеземные псы огнем и мечом опустошали Фландрию, но мы им поддали жару. Старые, закаленные они были вояки и стояли до последнего, а мы рубили, кололи, жгли, покуда рожи у них не перекосило и ряды наконец не разомкнулись. Под Эгмонтом в бою пала лошадь, мы же все бились и врукопашную, и всадник против всадника, и отряд против отряда у самого моря, на широкой песчаной полосе. И вдруг точно с неба - бах! бах! От устья реки пушечные ядра так и посыпались на французов. Оказалось, английский флот под флагом адмирала Малина проходил здесь откуда-то из-под Дюнкиркена{4}. Конечно, толку от англичан было не больно-то много, подойти они могли разве что на маленьких суденышках, да и то не очень близко, а их ядра попадали и в нас - и все-таки нам это было на руку! Сломили они наших врагов, а мы воспряли духом. Каша тут заварилась отчаянная, что и говорить! Огонь, грохот. Все сметено с лица земли, все сброшено в воду! Француз - не успеет воды хлебнуть и мигом на дно, а мы, голландцы, за ним ныряем. Мы ведь земноводные и в воде что твои лягушки, вот мы и добивали их в реке, стреляли по ним, как по уткам. Кому все-таки удалось выбраться на сушу, тех деревенские бабы топорами да вилами добивали. Куда уж тут деться французскому величеству - запросил пардона. Вот этим-то миром вы обязаны нам, вернее, великому Эгмонту!

В с е (хором). Да здравствует, да здравствует великий Эгмонт! Ура!

И е т т е р. Эх, посадили бы его у нас правителем вместо Маргариты Пармской{5}.

З о о с т. Ну, потише! Прошу прощения! Не позволю я сам хулить Маргариту. Теперь я скажу: да здравствует наша всемилостивейшая государыня!

В с е (хором). Да здравствует!

З о о с т. Честное слово, достойнейшими женщинами дарит нас этот дом. Да здравствует правительница!

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru