Читать онлайн "Год в колчаковском застенке" автора Герасимов Анатолий Алексеевич - RuLit - Страница 6

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 « »

Выбрать главу
Загрузка...

партии и отправляют. .. большей частью в Николаевские арестантские

роты, на принудительные работы.

В доходящих до нас (контрабандой) газетах постоянные сообщения

о восстаниях и партизанских набегах й о „жестоком усмирении банд“. —

Иного слова кроме „банда“, газетчики не находят для ведущих

партизанскую войну.

беспокоились, пока „сыпняк“ не перекинулся в город и стал угрожать

буржуазии.

'

. Тогда то ударили в набат и стали принимать „экстренные мбры“, но одна

нелепей- другой; например, перегонка больных на время дезинфекции

палаты в соседнюю, в которой создается теснота, доводится до того, что

половина больных спит па . полу, некоторые у „параши“ (ведра с

нечистотами). .

Врач Тагильцев заболел сам (месяца два не ходит), и в самый

разгар эпидемии мы без врача. ■

. . В половине февраля стал появляться (с крайне корот кими визитами) д-

р Упоров, чтобы—его слова—„ловить ■сыпняк“.

' А он косит жертвы направо и налево: за эти дни умерли двое особенно

близких мне и ценных для общего дела заключенных—Худяков и

Желмухин, оба крестьяне. Последний—поэт.

3 марта.

числе и я, решили не спать и примостились кое-как на поверженном на

пол громадном шкафу.

Но бороться со сном должно быть не хватило сил и пришлось

уступить „реальной действительности“—разместились часов около трех

ночи на полу и начали засыпать.

В палату нашу, где оставлено было все для дезинфекции, поставили

знакомый нам аппарат.' жаровня с горящими углями и с насыпанной

сверху серой: пары ео и должны продезинфецировать палату со всем ее

содержимым.

.

Предварительно все оконные рамы и дверь палаты заклеили

бумагой, чтобы убийственные газы не проникли в яшлые помещения.

Итак, мы залегли спать на шкафу и грязном полу. Но что это значит?

Сквозь дремоту слышу тревожные, отрывистые крики, многие вскочили.

И в то же время чувствую, что дышать нечем—что-то едкое жжет нос и

горло...

,

... К нам валит серный газ, мы- отравлены им и задыхаемся.

Врывается свежий воздух—спасены! Но надо скорей уйти отсюда...

Через окно зовем, рискуя расстрелом, старшего.

Он является, но сам наглотавшись в корридоре серы, начинает

буквально кружиться волчком у окна, и остаток ужасной ночи проводим

в хандре, без сна.

Как выяснилось утром, вся эта дикая история произошла от

распоряжения старшего надзирателя—поел з двух часов ночи „немножко

приоткрыть дверь палаты № I“. Чтобы „выходили газы“...

Очевидно младший понял это „немножко“ по своему.

Испытание водой.

4 марта.

На другой день—новое испытание—баня. Конечно, прекрасная

вещь баня, но с кошмарными „особенностями“ была она преподнесена

нам...

И вот эта каторжная баня. Набивается как боченок сельдями. 2

часа ждешь горячей воды, одеваешься на холодном асфальтовом полу. А

обратное шествие.... нет, бег раздетых, разгоряченных людей по снегу, на

морозе, Жалкие одеяла развеваются и нисколько не спасают от холодного

ветра.

Добрались кое-как до палаты, но и здесь сюрприз. Койки без

тюфяков и подушек—ложитесь на койки, Будь ты проклята, заботливость

начальства!....

5 лгарта

Налицо ближайшие результаты „испытания водой“: простуда почти

у всех, хронический насморк, кашель, у иных болит грудь .. А тиф косит и

косит. Едва успевают готовить гробы и отправлять в барак-изолятор (во

2-й женской гимназии).

Волнует всю тюрьму' весть о лишении передач на неопределенное

время.

Тоже из области экстренных мер.

10 марта.

Заношу в дневник еще один „подвиг“ белых (по рассказу молодого

анархиста Ильинских):

Как

расправились вселе Большая

Мостовская

с

крестьянином-стариком, кандидатом в Совет.

Когда белые вошли в деревню, шла баллотировка в Совет, сын

старика работал в поле. Узнав о приближении белых и чуя гибель сына,

старик побежал предупредить парня и тот бежал.

Белые, проведав это, решили старика расстрелять, но раньше

приказали' ему рыть для себя могилу.

Начал, но не успел' вырыть всю, — „герои“ выпустили в грудь

18 марта.

, И вот уже не миф, а на глазах наших совершается очередная гнусность.

В нашей палате давно уже находился некто Верси- ков, тихий

незаметный сельский учитель. Перенес благополучно сыпной тиф.

Определенного обвинения к нему не предъявлено,

„распространял вредные идеи“.

И вот 18 вечером, после проверки, часу в 10-м Версикова

вызывают в контору вести в город на допрос. Сразу мрачная тень

подозрения ложится всем на душу: ночью на допрос—

И подозрение оправдывается: Версикова уводят из корпуса с 4

' „Арестовали казаки и, как всегда, нещадно били и издевались,

безудержно грабили.

„Отправили нас из Режевегсого завода в Екатеринбург в товарном

вагоне, и набили туда 80 человек. Теснота и духота.—а к окну не подходи

—расстрел. На всех поставили 2 ведра воды... „Оправляться“ во время

пути не пускали —так около суток и ехали. Чем дальше, тем труднее

становилось от духоты. Сам я чуть было не задохнулся—совсем нечем

дышать стало.

Спасибо, протащили меня по полу к дыре, что тайно проделали....

Припал лицом к дыре я этой—хоть и грязь кругом—и отдышался.

'

Приехали на какой-то раз'езд, отцепили наш вагон, поставили в

тупик и об‘явили: „через 5 минут мы обольем вагон керосином и сожжем

вас“.

Каково было дожидаться этого. А пока что вошли конвойные в

вагон и стали избивать нас. Так били, что у одного рука оказалась

вывернутой, и все же продолжали...

2 апреля.

Для иллюстрации—кого забрали белые:

сегодня

освободили 69-летнего „революционера", едва пердвигаю- щего ноги.

Левитского, брошенного в застенок неизвестно за что. Лежал день и ночь,

и все умолял врача: „не .дайте помереть здесь“. Умолил.

     

 

2011 - 2018