Читать онлайн "Конец «черных рыцарей»" автора Лебедев Иван Степанович - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





И.Лебедев Конец «черных рыцарей»

На корабле

Лайнер «Куин Мэри» вышел в море. Нью-Йорк скрылся, и на горизонте виднелись лишь отблески огней Кони-Айленда. Скоро и эти следы американской цивилизации останутся позади, скроются последние маяки и светиться будут только огни встречных кораблей...

По коридорам прошел официант, приглашая всех к обеду. Пэрсер — офицер, отвечающий за удобства пассажиров, каким-то чутьем угадывая по скудным данным паспортов характеры своих подопечных, уже распределил их по столам. Более именитых — к капитанскому столу, других — по большим, средним и малым.

К столу на шесть человек, стоявшему в дальнем углу, подошла молодая монахиня. Не обращая внимания на любопытство людей, разглядывавших ее, она села и стала читать меню.

Салон постепенно заполнялся. Высокий, худой, несколько сутулый человек, одетый в серый костюм, на секунду остановился у стола, удивленный соседкой, с которой ему предстояло встречаться за едою в течение всего рейса, потом поклонился и сказал:

— Здравствуйте! Мы, очевидно, будем соседями. Разрешите представиться: Флеминг.

— Здравствуйте! — ответила монахиня. — Меня зовут сестра Сесилия.

— Очень приятно!

Флеминг сел.

Монахиня улыбнулась.

— Я надеюсь, вы не будете очень смущены тем, что я монахиня, — голос у нее был приятный.

— Я должен признаться, что вы первая монахиня, с которой я когда-либо говорил. Мне мало приходилось иметь дело с представителями церкви. Я заранее прошу извинения, если почему-либо окажусь нетактичным.

Подошли двое хорошо одетых людей средних лет, которые представились как Аннет и Пьер Дево. По акценту не трудно было угадать, что они европейцы.

Оставшиеся места заняла вторая пара. Мужчина был в смокинге, который сидел на нем, как мундир. Он щелкнул каблуками, поклонился и, показывая на жену, промолвил:

— Фрау Вильма Шредер. Я — Ганс Шредер, коммерсант.

После изучения меню заказали официанту выбранные блюда.

Разговора за закуской не было. Очевидно, всех смущало присутствие монахини в ее черной сутане и белой накрахмаленной наколке. Когда официант убрал тарелки и пошел за супом, сестра Сесилия обратилась к Флемингу:

— Пэрсер сказал мне, что вы инженер-электрик?

— Да, это так, — ответил он.

— Скажите: вам часто приходится составлять и решать математические уравнения или вы пользуетесь готовыми решениями?

Флеминг заметно удивился.

— Видите ли, — продолжала она, — я преподаю математику в гимназии и еду в Париж, в Сорбонну. После того как получу степень магистра, буду преподавать в колледже. Мне интересно знать, какая математическая подготовка у инженера.

Все были поражены: так не вязалось ее обличие монахини, отрешенной от всего земного, с практическими вопросами математики.

Она задавала толковые вопросы, видно было, что хорошо знает свой предмет. Постепенно разговор перешел на более простые темы. Сесилия вспоминала своих учеников, мексиканских индейцев, которых обучала в первые годы работы.

— Был у меня ученик Пабло. В одиннадцать лет он хорошо знал алгебру и геометрию в объеме средней школы. Говорил по-испански, прочел Сервантеса, Шекспира в испанском переводе. Писал сочинения о жизни леса — был наблюдательным мальчиком с пытливым умом. Он ушел из школы и стал пастухом у помещика и однажды осенью погиб во время бури в горах, спасая стадо... Таких трагедий много. Печально, но так устроен мир. Вообще жизнь этих племен невесела, но радуются они, как дети, легко и от души.

— Зачем жалеть этих туземцев? — вмешался в разговор Шредер. — Чем скорее они вымрут, тем лучше для мира.

Сильный немецкий акцент подчеркивал грубость высказывания Шредера. Монахиня покраснела и прикусила губу. Флеминг, глядя Шредеру в глаза, спокойно сказал:

— В Штатах много людей, которые так же говорят о неграх, мексиканцах, евреях, итальянцах, ирландцах, а во время прошлой войны — даже о немцах. Разве это не глупо — проповедовать уничтожение... немцев?

— Мир должен быть благодарен немцам... — начал Шредер.

Фрау Вильма Шредер перебила его.

— Ганс не любит фермеров и подобных им людей. Он находит их очень отсталыми, неспособными к прогрессу, — сказала она, положив свою руку на руку мужа. — Скажите, мадам Дево, — продолжала она, — как вам нравится американская кухня?

Видно было, что Шредеру не по душе вмешательство жены, но он благоразумно промолчал.

Тема об американской кухне оказалась удачной, и ее хватило до конца обеда. Неловкость от грубого замечания немца постепенно рассеялась, и все казались вполне довольными друг другом.

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru