Читать онлайн "Манна с небес — в огород. Всемогущая сидерация" автора Бублик Борис Андреевич. - RuLit - Страница 5

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Проблема — трудная. Приходится считаться и с зараженностью навоза патогенами, и с возможным зашкаливанием содержания азота в почве и нитратов в плодах, и с нерентабельностью доставки жидкого навоза на удаленные поля. Трудная, очень! Но — разрешимая. Надежду на ее решение дают, в частности, работы супругов Тархановых — Лилии Степановны и Олега Владимировича. Правда, с этой проблемой не справиться "в подвале общежития" или "в гараже". На государственном же уровне она пока даже не ставится. Уму непостижимо: лидеры партий тратят несметные средства на черный и белый пиар, на бессмысленные бильборды во имя каких-то сомнительных мандатов, а могли бы стать, в буквальном смысле слова, спасителями Земли и человечества. Могли бы войти в Историю, а останутся (если останутся!) в памяти современников как суетливые и неразборчивые в средствах пауки в банке.

Глубокая вспашка почвы

БА: Каждому земледельцу доводилось вырывать с корнями кустик ржи, щирицу, перец, осот… И каждый мог видеть, какую уйму органики оставляют в земле растения. Нетрудно представить себе, какой структурной делают почву корни растений, идущие и вглубь, и вширь. Общая длина корней одного растения может измеряться километрами. У ржи, например, эта длина составляет 7–8 км! А кто пробовал вытянуть с корнями люцерну или (еще пуще) — козлятник, знает, что сначала надо с годик походить в тренажерный зал.

ВТ: При участии сидератов на каждом квадратном метре образуется до 500 каналов (диаметром до 10 мм), т. е. развитая система дренажа для проникновения в почву влаги и циркулирования воздуха вниз-вверх.

БА: Другое дело, что, к глубокому-глубокому сожалению, еще не каждый земледелец задумывается, достоин ли плуг такой чести — рушить нерукотворное чудо-почву, уже "вспаханную" километрами корней и почвенной живностью. И, разумеется, не у каждого найдется толика мужества, чтобы довериться этим "пахарям".

Придет зима. Все каналы, образованные разлагающимися корнями, заполнятся водой. При хорошем морозе вода порвет стенки этих каналов, и почва вспучится, как опара. На это не способен никакой плуг. Распылить, перетереть, деструктурировать почву, превратить ее в пыль и грязь, уносимые соответственно ветрами и ливнями — это он может. Еще как! А по-настоящему взрыхлить — дудки!

ВТ: Наш великий соотечественник И. Е. Овсинский, разработавший в конце позапрошлого века новую систему земледелия, полностью отвергающую пахоту и любую другую обработку земли, вторгающуюся в почву глубже, чем на 5 см, писал: "

БА: В начале июня 2010-го года на окрестности нашей дачи "обвалилось небо". За пару часов выпала чуть ли не треть годовой нормы осадков. У всех соседей, кто пашет-копает землю, дождь вымыл (и частично унес) еще не укоренившуюся рассаду помидоров, перца, баклажанов. В низинах образовались озера, державшиеся потом несколько дней. А наш огород встретил восход солнца на следующий день с лучезарной улыбкой. Умытый, зеленый. Не пострадал ни один кустик! Негде было разгуляться ливневым потокам. Не нашли они голой земли, и вся вода ушла в пористую, вспушенную корнями — и ими же связанную — почву.

И в то время как соседи на несколько дней были изолированы от огорода (не позволяла войти в огород жидкая грязь), мы, в случае нужды, смогли бы выйти сразу же после дождя (и даже под дождем). Вся вода мгновенно впитывалась в землю, укрытую живой и мертвой мульчей и успевшую забыть, что такое "рыхление", а потому — пористую, по-настоящему рыхлую, тщательнейшим образом "вспаханную" корнями растений. Всех — и культурных, и так называемых сорных, и, естественно, сидератов.

И вот это неизменно "губчатое" состояние почвы является самой важной заслугой сидератов. Пожалуй, всех иных благ, которыми одаривает земледельца сидерация, можно какой-то (правда, подчас — непомерной) ценой добиться другими средствами, но сделать почву "губкой" под силу лишь растениям, и, не в последнюю очередь, — сидератам. Подобно тому, как не предвидится создание летательного аппарата с пилотажными характеристиками мухи, невозможно представить себе устройство, которое было бы способно взрыхлить почву так, как это делают корни растений (фото

И что особенно удивительно. То, какой рыхлой делают почву корни растений, несметное число раз видел и видит каждый земледелец. А моим друзьям, руководителям крупных хозяйств В. Т. Гридчину и В. Б. Фалилееву, хватило еще и мужества довериться растениям, перепоручить им эту тонкую работу — рыхление почвы. И при этом всячески увертываться, скрывать свою наблюдательность (и адекватную реакцию на увиденное) от всевидящего ока райкомов, денно и нощно ходить под мечом "Положишь партбилет!". Дело доходило до курьезов. Бывало так, что Виталия Трофимовича на время подъема зяби принудительно "награждали" отпуском и путевкой в Сочи. Он ведь мог — вопреки строжайшим предписаниям — взамен зяблевой пахоты засеять поле какой-нибудь горчицей (а потом — экий ослушник! — собрать вдвое больший урожай).

ВТ: К замечанию Бориса Андреевича о шалостях ливня во вспаханных соседских огородах добавлю собственное наблюдение. У соседа в огороде не было, по сути, никаких объективных поводов для эрозии — ни уклона, ни водосбора. Но… Осенью соседский огород был вспахан, а весной на нем были промоины глубиной больше полуметра (фото 1). И не в одних промоинах дело. Эрозия способна вынести из почвы питательных веществ в несколько раз больше, чем самый хороший урожай.

Мощная корневая система сидератов способствует аэрации почвы, работает как биологический "плуг" и создает эффект глубокой обработки почвы.

БА: А ведь, между тем, многие земледельцы думают, что почва тем лучше, чем рыхлее, чем вспушеннее. Какое заблуждение! По образному определению Н. И. Курдюмова, по-настоящему рыхлая почва — плотная (читай: капиллярная), но пористая. А сделать почву такой — пара пустяков: надо не пахать, а сеять. Однако — живучи предрассудки.

Рустем Ибрагимов (Казань) приводит такое ёмкое сравнение. Когда на почву, рыхлую, как взбитая перед сном пуховая подушка, выпадет дождь, то она осядет, как здание без арматуры, превратится в грязевую массу. Если же почва плотная, но пористая, то она способна удерживать структуру и напоминает жилой дом с системой комнат и коридоров, развязками труб и проводов. Почва — такой же дом для её обитателей, пригодный для жизни, если в нем могут циркулировать вода и воздух и сновать туда-сюда "жители".

ВТ: Утреннее преобразование росы в капли с наступлением дня сменяется противоположным процессом: теплый воздух охлаждается над землей, и роса оседает на поверхности почвы. Природа создала уникальный механизм влагообеспечения: мульча снимает с плеч земледельца вечный страх перед засухой. Сохранение естественных капилляров в почве делает почву в достаточной мере влагообеспеченной, а земледелие — минимально зависящим от погодных условий.

БА: И. Е. Овсинский говорил даже: "… (имелась в виду засуха)". С виду утверждение (про удовольствие от засухи) — эпатажное, но у Ивана Евгеньевича были основания для такого заявления: его поля "в упор не видели" жестоких засух годов 19-го столетия.

Название пункта — — тоже вроде бы эпатажное. Но именно такая "пахота" — не сталью, а живыми и мертвыми корнями — создает идеальные условия для растений. И притом — глубина "вспашки" почвы сидератами никакому плугу и не снилась. У плуга глубина измеряется сантиметрами, а у сидератов — метрами. Корни люцерны, например, находили на глубине 16 метров! В полсотни раз большей, чем глубина плужной подошвы!

     

 

2011 - 2018