Читать онлайн "Многие поищут войти, и не возмогут…" автора Гончаров Иоанн - RuLit - Страница 23

 
...
 
     



Выбрать главу

Загрузка...

Церковь наставляет, что смысл человеческой жизни связан с вечностью, ибо только вечное может оправдать временное. Трудные жизненные обстоятельства, сораспятие Христу в борьбе с грехом делают человека способным разумно участвовать в истреблении зла.

О ВЕЧНОСТИ

Современная цивилизация предлагает жизнь как стремление к благополучию, как поиск удовольствий и радостей плоти. Но человек еще и духовное существо, причем духовное по преимуществу, потому могущественные силы его разума и сердца требуют своего удовлетворения, своей радости, своего успокоения. И человек, естественно, должен отдать предпочтение духовному (разумному) началу, ибо если он превыше всего ставит радости плоти, то это означает, что он пренебрегает своим человеческим призванием.

Священное Писание говорит нам: «Взыщите смысла, а не денег». И опыт жизни показывает, что бессмыслие жизни — самое страшное наказание для человека. Чтобы жить, ему необходимо понять — для чего она, жизнь? Без этого знания он затоскует, все будет пусто, все ему будет не в радость. Без этого знания жизнь — как бы путь без цели: идешь-идешь, вроде бы все хорошо, а куда и зачем идешь — не знаешь. Это очень похоже на безумие, ибо если есть разум, то должен быть и смысл, одного без другого не бывает. А если есть путь, то он куда-то ведет — куда?

Ответа на этот вопрос не найти нигде, как только в Откровении Бога человеку, а оно утверждает, что дорога жизни ведет к Богу — Источнику жизни, Источнику всякой радости. «Это путь к вечности, которым нужно воспользоваться, но на котором не надо заглядываться по сторонам» (Святитель Игнатий Брянчанинов).

Поверив в это и став на этот путь, человек начинает понимать необходимость такого выбора, и тогда ум утверждает себя, успокаивается, делается способным углубляться. Тогда реализуются потребности духовного роста человека, он исполняется радостью познания сущности жизни и сущности вещей, наполняющих жизнь.

Предлагая такой вариант ответа на главный вопрос бытия, вера имеет разумное оправдание, ибо ничего другого нет. Но вера трудна, она понуждает отдалить земные радости, что очень непросто для обыкновенного человека. Однако нельзя вместить вечное, не отказавшись от временного, как нельзя надеть новое, не сняв старого.

Трагедия человека как раз и начинается с ошибки в выборе ценностей жизни. И чем больше он зависит от страстей, чем они сильнее, тем чаще и серьезнее он ошибается. Страсти всегда приковывают мысль к текущему моменту, но он проходит почти без следа, а за ним спешит новый, иной. Страсти как бы укорачивают мысль, торопят ее, и она решается наспех, независимо от того, касается ли она малого или большого, временного или вечного. Временное всегда загораживает вечное, вечное же мешает пристрастию ко временному.

Неторопливость мышления, когда анализируется происходящее и все, что оно с собой несет, позволяет человеку правильно определить свой жизненный интерес, и это уберегает его от болезненных ошибок. Некто из святых сказал, что вечность — это не бесконечное время, вечность — качественная категория. Если мы выбираем временное, то выбираем некачественное, преходящее, что очень скоро прекратится как небывшее, а жизнь продолжается…

Жизнь одна — и во времени и в вечности. Реальность вечной жизни открывается на земле, ибо совесть (весть о Вечном) всегда с человеком — в его выборе, в его поступках. Только она прикровенна, познается по мере внимания к ней, по мере осветления сознания. И человек часто не видит, не слышит, не понимает, потому что ищет временное.

Грехи и страсти, на которых мы останавливаем свой выбор, они и есть желанное для нас, они и понуждают нас делать ошибочный выбор. Они наглы, не считаются ни с умом, ни с приличиями. Из-за них мы не принимаем умной, красивой, воздержанной жизни, которую предлагает нам Святая Церковь.

Все в храме гарантирует качественную вечную жизнь, которая со временем все более радует человека, облагораживая и освящая его. В свете духовной жизни открывается весь кошмар страстного выбора. Человек как бы выходит из душного помещения на свежий воздух, и тогда удивляется он своему безумию. Кстати, предчувствуя это, многие боятся оглянуться на свою жизнь и подумать. Болезнь греха стала единственной формой их существования. Но грех имеет свойство накапливаться и развиваться, как и все в человеке, и тогда — сущая беда. Сердце теряет ценность, если оно занято только чувственным.

Чрезвычайно важно осознать, что уже сейчас каждый из нас творит над собой суд, который совершается в нашем выборе. Что человек выбирает, тем он и становится. Придет время подводить итоги, и мы уже ничего не сможем изменить. Изменять нужно здесь и сейчас. То, что сейчас происходит на земле, будет происходить и на небе; к чему приучено наше сердце, то и будет нашим сокровищем: «Ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет»(Лк. 12, 34), т. е. сейчас мы наполняем свое сердце, сейчас «сокровиществуем». И кто не увидит здесь, во Свете Христовом, Света, тот не увидит Его и в Вечности, так как нет никакого другого света, и это станет ясно как день, когда уберется завеса плоти. И как будет мучительно больно при Свете осознать в своем выборе жалкую слепоту.

Но человек хочет и здесь все попробовать, и «там» всего сподобиться. Это желание объясняется непониманием того, что совместить временное и вечное невозможно, ибо одно исключает другое, как движение вперед исключает движение назад. Добро и зло, разум и безумие, жизнь и смерть несовместимы.

Всем известно чувство разочарования, которое тем глубже и болезненнее, чем глупее и злее был выбор. Вот это разочарование, эта неудовлетворенность и свидетельствуют об ошибочном выборе, это как бы подсказка: не бери, не трогай, не пачкайся. Это разочарование есть маленький намек на будущее вечное мучение. Ад есть сожаление бесконечной глубины, когда человек увидит настоящие ценности и поймет — вот оно, «то самое», но «Чертог Твой, Спасе мой, вижу украшенный, но одежды не имам, да не вниду в онь».

Время, воплощенное во многих повторяющихся днях, — это великая милость Божия, дающая нам, вновь и вновь возможность разумного, совестного выбора, и возможность убедиться в смертельном исходе страстного выбора.

Господь всех зовет, каждый день зовет, всю жизнь зовет «тихим Светом Своей Славы», но немногие слышат (т. е. понимают), да и те, кто слышат, как бы не слышат (не нравится), к Богу не идут, ибо выбрать временное привычнее, проще. Пристрастия сердца отождествляются с самим собой, отказаться от чего-то означает отказаться от себя. Трагедия гордыни — в стремлении избежать покаяния, что и есть утрата Вечности.

Каждому предстоит трудный выбор, но трудность эта только подчеркивает значимость жизни, ее ценность и соответствующую этому ответственность. Иисус Христос отверг все предложения князя мира сего и восшел на Крест.

Здесь есть о чем подумать.

ИСКАЖЕННАЯ ЛЮБОВЬ

Жизнь — строгая вещь, это все мы знаем не понаслышке. И более строгой и более сложной она становится от нашего неразумия, от нашего нежелания постигать ее непреложные законы, от пренебрежения Богом, без Которого жизнь стала мучительной и скорбной.

Бог создал человека из Любви и Любовью, и вся жизнь наша заключается в любви. Она составляет преимущественную радость и абсолютную ее ценность.

Любовь — это всесовершенное совершенство. Но грешный человек ущербно отражает в себе этот дивный дар Божий, и потому это вечное и совершенное через грех превращается в мучение. Любовь — источник высших радостей, она же является источником невыносимых мучений.

Православие учит нас, что искажения в любви нужно бояться больше всего, ибо любовью можно все оправдать, во имя любви можно всем пожертвовать. Она сама в себе — абсолютная ценность жизни. Потому-то Бог устроил порядок жизни так, чтобы прежде всего любить Его: «всем сердцем, и всем умом, и всею душою, и всею крепостью»(Мк. 12, 33). В Евангелие нам сказано, что мы не должны привязывать свое сердце к предметам второстепенной важности как к первостепенным. Мы всегда ошибаемся, когда любим ближних наших больше Бога. В этом мы себя ставим выше Бога, который Сам — Любовь и научает любить наше сердце.

     

 

2011 - 2017