Читать онлайн "Мстительное сердце" автора Мэтьюз Патриция - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





Патриция Мэтьюз

Мстительное сердце

Часть первая

Ханна Маккембридж

Глава 1

Однажды в июле 1717 года рано проснувшиеся жители приморского городка Уильямсберга, что в штате Виргиния, увидели, как низенький взлохмаченный толстяк тащит по пыльной улице высокую полногрудую рыжеволосую девчонку лет шестнадцати, обвязав веревкой ее тонкую шейку.

Ханна Маккембридж, на чью шею была накинута веревка, старалась держать голову как можно выше; она сдерживала слезы и пыталась не обращать внимания на глазеющих и хохочущих горожан. Руки девушки были связаны за спиной.

Слезы, застилавшие ее глаза, были вызваны в основном гневом. Она вынесла множество унижений от своего отчима, Сайласа Квинта; однако теперешнее было просто ужасным, это было уже оскорбление, самый жестокий удар из всех. Ее продали, как невольницу, ее волокли по улицам, словно она была рабыней…

Ханна вспомнила, что как-то раз она видела таких рабынь. Их черные обнаженные тела блестели на солнце; женщин выставили на аукционе, и предполагаемые покупатели гладили и щупали их, рассматривали их зубы так, словно это были не люди, а лошади. Тогда ее охватило сострадание к несчастным, а теперь она поняла всю глубину их позора и унижения.

Сайлас Квинт, радуясь, что на них обращают внимание, резко дернул за веревку, грубые волокна впились в кожу девушки, и она упала на колени в грязь.

Свернув на Глочестер-стрит, Квинт остановился и обернулся к Ханне.

– А ну-ка живее, мисси. Вона «Чаша и рог».

Ханна с отвращением взглянула в красное лицо отчима. При всем желании этого человека нельзя было назвать привлекательным. Нос огромный, весь в прожилках, как у запойного пьяницы, черные жестокие глаза, прячущиеся в мясистых щеках, похожи на дробинки, засевшие в жире.

– А теперь глянь-ка на себя. Грязная, будто валялась в свинарнике. Куда же подевался твой высокомерный вид, девочка моя?

Вздернув подбородок, Ханна смерила отчима пристальным взглядом зеленых глаз – взглядом, который заставил бы устыдиться человека, сохранившего хоть какую-то способность чувствовать. Девушка не проронила ни слова. Она прекрасно знала, что спорить с отчимом – значит, доставить ему удовольствие.

– Неповоротливая ты и всегда была неповоротливой, прямо корова. В трактире вам придется быть ловчее, мисси, иначе Эймос Стрич пройдется хлыстом по вашим хорошеньким ножкам. – И он глумливо посмотрел на Ханну, наслаждаясь ее гневом и беспомощностью. – Но погодите… – Глаза отчима, обычно тусклые, блеснули, тонкогубый злобный рот растянулся в ухмылке – в последнее, время эту издевательскую ухмылку Ханна видела на его лице слишком часто. – Вы, я вижу, порвали свое платье, мисси. Этим нужно как следует воспользоваться. Я всегда говорил, что умный человек может из всего извлечь выгоду.

И прежде чем Ханна успела сообразить, к чему он клонит, отчим подскочил к ней и засунул руку с толстыми, как сосиски, пальцами, за стоячий воротник ее платья. Девушка почувствовала, как оно плотно обтянуло ее спину, и услышала звук рвущейся ткани. Лиф и сорочка разорвались спереди, чуть не обнажив ее правую грудь.

При виде этой соблазнительной выпуклости Квинт облизнул губы, лицо его стало еще краснее.

«Лакомый кусочек эта девчонка», – подумал Квинт.

Ощутив тяжесть между ногами, он подумал о том, что так и не овладел своей падчерицей. Квинт протянул руку и погладил ее нежную кожу, потом приподнял лоскут надорванной ткани, обнажив розовый сосок, и ощутил шелковистость ее груди. Девушка содрогнулась от этих прикосновений, пытаясь отодвинуться; Квинт, торжествуя, наблюдал за ней.

Ханна почувствовала, как в горле у нее поднимается тошнота. Под обломанными ногтями у отчима скопилась грязь. Но дурноту и отвращение Ханна ощутила оттого, что знала, о чем он думает. В последние месяцы, когда тело ее расцвело, а грудь стала пышной, она стала замечать, какие взгляды бросает на нее отчим. Она знала, что означают эти взгляды, хотя была еще совсем юной и к тому же девственницей. Лачуга, которую Ханна, ее мать и отчим называли домом, была так мала, что и дни и ночи все они проводили рядом, на глазах друг у друга.

Для Ханны и ее матери Сайлас Квинт оказался плохой опорой в жизни. Работал он в основном продавцом в лавках Уильямсберга и старался работать как можно меньше, а в свободное время пьянствовал и играл в карты там, где ему открывали кредит.

Поскольку корона не разрешала колониям иметь собственную валюту, наличных денег в обращении всегда не хватало, и, как правило, хозяева лавок отпускали товар покупателям в долгосрочный кредит; зачастую денег не требовали в течение целого года. Еще чаще в качестве оплаты кредита принимали какую-то часть годового урожая, например, табака. Но у Сайласа Квинта табачной плантации не было; даже жалкая лачуга, в которой ютилась его семья, принадлежала не ему.

Наконец Квинт отпустил Ханну и отступил на шаг.

– Оно конечно, может, ты, неповоротливая, и не сумеешь работать как полагается, но Стрич, хоть и постарел, молодых девиц любит по-прежнему. Он только глянет на твои груди, мигом взыграет. Это уж точно, и плевать ему тогда, расторопная из тебя выйдет служанка или нет. Да ступай же, мисси.

Волоча Ханну на веревке, Квинт радовался своей сообразительности. До недавнего времени он полагал, что у Эймоса Стрича ему открыт долговременный кредит, и собирался еще пару лет им пользоваться. Но он ошибся.

Неделю назад все разъяснилось – Сайлас потребовал уплатить долг. Если Квинт не сделает этого немедленно, заявил Стрич, его ждет долговая тюрьма. Разумеется, у Квинта не было в кармане ни шиллинга. Тогда хозяин постоялого двора предложил другой способ уплаты. Они заключили с Квинтом договор, по которому падчерица Квинта должна отработать у Стрича пять лет. В таком случае, его долг спишут и даже откроют новый кредит, размер которого будет зависеть от того, как хорошо справится Ханна со своей работой.

Квинт ухватился за такую возможность. Для него падчерица была всего-навсего лишним ртом. К тому же в последнее время Квинта беспокоили его собственные похотливые мысли. Он понял, что не далека та ночь, когда он залезет в постель к Ханне и овладеет ею. Видит Бог, он откладывал это дело не из моральных соображений. Хотя Квинт и был негодяем, он понимал, что мать Ханны убьет его, если он попробует прикоснуться к ее дочери. И потом, в голове у него засела мысль, что такую аппетитную девочку, как его падчерица, можно выгодно продать. Он понимал, что тот, кто сможет дать за девчонку хорошие деньги, пожелает купить девственницу. Если же Ханна превратится в подпорченный товар, за нее не дадут ни пенса.

Постоялый двор «Чаша и рог» располагался в узком кирпичном двухэтажном доме с высокой крышей; наверху находились спальные помещения, внизу – собственно трактир. Поскольку час был ранний, трактир пустовал. У входа возился с ведром и шваброй мальчик лет двенадцати. Увидев мужчину, который тащил на веревке девушку, мальчишка разинул рот.

Ханна устало проследовала за Сайласом Квинтом в сырой, пропахший вином зал. Силы оставили ее. В это утро она ничего не ела. Горло у нее пересохло и болело. Хорошо еще, что в сумрачном помещении стояла милосердная прохлада, – ведь на улице палило горячее утреннее солнце. Девушка уже была готова в изнеможении опуститься на пол, когда перед ними выросла туша Эймоса Стрича, хозяина постоялого двора.

Это был крупный человек примерно пятидесяти лет – с лысой головой, без парика и с внушительным животом, обтянутым грязной курткой. Его огромный живот так сильно выдавался вперед, что Ханне пришла в голову мысль о женщине на сносях. Стрич хромал, припадая на правую ногу.

При виде беспорядка в одежде Ханны он вытаращил свои выпуклые серые глаза.

– Что это значит, Квинт? У нее вид, как у девки, которую приволокли прямо с улицы!

Но Ханна заметила, что его взгляд не отрывается от ее груди, лишь слегка прикрытой разорванным лифом платья. Квинт стянул с головы грязную шляпу и поклонился.

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru