Читать онлайн "Рельсы жизни моей. Книга 2. Курский край" автора Федоров Виталий Николаевич - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





РЕЛЬСЫ ЖИЗНИ МОЕЙ.

КНИГА 2. КУРСКИЙ КРАЙ

В трудный час, на перепутьях лет,

На подмогу совести своей

Мы зовём былое на совет,

Мы зовём из прошлого друзей.

Вадим Шефнер

Глава 1. АВАРИЯ

Для тех, кто не читал первую книгу, я должен представиться. Виталий Фёдоров, русский, беспартийный. В 1968 году мне исполнилось 36 лет. За плечами уже немало: босоногое и голодное детство в удмуртской деревне Квака; переезд в Свердловскую область; работа трактористом; три года службы в армии на границе с Турцией; неудачная женитьба, дочка от этого брака; развод; учёба в школе машинистов; переезд в Асбест; работа на железной дороге машинистом электровоза; встреча с Раей – любовью всей моей жизни; второй брак; рождение сына Николая; получение своей первой квартиры; заочная учёба в Свердловском горном институте, а затем в Уральском электромеханическом институте инженеров железнодорожного транспорта. К тому времени, с которого начнутся описываемые здесь события, круто изменившие жизнь мою и моей семьи, я работал машинистом-инструктором, а попутно занимался написанием дипломного проекта и готовился к его защите.

Новый 1969 год мы отпраздновали с друзьями: Эммой и Геннадием Кощеевыми и Шурой и Дмитрием Косенко. Веселились у нас дома, разошлись после посещения городской ёлки, часа в два. Некоторым из нас первого числа уже надо было идти на работу: Шуре с утра в магазин продавать хлеб, а мне к 16:00 на своё рабочее место машиниста-инструктора.

Дальнейшие события я опишу, быть может, чересчур подробно, за что прошу прощения у читателей. Но скоро станет понятно, почему эти детали оказались так важны.

На раскомандировку я пришёл как всегда к трём часам дня. В нарядной был начальник смены Иванов. Он записывал прибывающих машинистов и помощников в журнал. Начальник службы тяги Борзунов был в своём кабинете, но дверь была распахнута, и можно было его видеть. В нашей смене было более пятидесяти человек. Когда подошла большая часть работников, Иванов по телефону справился у диспетчера о месте нахождения каждого локомотива и записал в журнал.

За полчаса до начала смены Борзунов взошёл на трибуну и поздравил всех с наступившим новым годом. Иванов знал, что на работу не явился один из машинистов, но молчал, надеясь, что тот вот-вот подойдёт. Однако время шло, опаздывающий не появлялся. Иванов начал зачитывать, где какой локомотив находится, после чего машинисты и помощники покидали нарядную, садились в автобус (те, кому надо было ехать на дальний борт карьера) или спускались по лесенке в карьер (те, чьи локомотивы оказались близко). Мы с начальником смены зашли в кабинет Борзунова. Я сел за стол в углу. Через несколько минут в дверях появился опоздавший машинист Орлов. Он остался стоять, пока Иванов записал его в журнал и сказал, где находится его локомотив – значит, допустил до работы. Со своего места мне было плохо видно вошедшего – он стоял, повернувшись лицом к сидящим напротив входа (правда, чуть подальше, чем я) начальникам. Орлов повернулся и ушёл на работу.

Тут я вспомнил, что нужно отправлять автобус и быстро вышел на улицу. Однако к этому времени автобус уже ушёл, так и не дождавшись моей команды. Орлов своим ходом спустился в карьер и нашёл свой электровоз.

Помимо нас, в раскомандировке в то время находились две стрелочницы и дежурная, ожидая времени, чтобы спуститься в карьер к началу своей смены. Эти женщины видели, как пришёл и ушёл Орлов, и как я вышел следом за ним на улицу.

Мы с Ивановым пошли в диспетчерскую, а затем направились на станцию Новая. Там была наша неофициальная резиденция, откуда я совершал проверочные поездки или ходил по вызовам машинистов, у которых возникали проблемы с электровозом. Когда мы пришли на станцию, нам тут же сообщили страшную новость – поезд под управлением машиниста Орлова проехал запрещающий светофор на станции Карьерная и хвостовым вагоном столкнулся с электровозом, стоящим напротив стрелочного поста. Поскольку столкновение произошло не лоб в лоб, а на стрелке, основной удар пришёлся в бок передней секции электровоза ЕЛ1. На хвостовом вагоне поезда Орлова находился помощник, точнее помощница – женщина предпенсионного возраста. Она получила тяжелейшую травму головы.

Мы кинулись к месту аварии и застали такую картину. Переднюю часть кузова электровоза ЕЛ1 страшным ударом выбросило с путей и опрокинуло набок. Своей массой она смела и раздавила стрелочный пост. Стрелочнице повезло – она была на улице и не пострадала. А вот помощник машиниста ЕЛ1 в момент аварии шёл из задней кабины, где оставался машинист, в переднюю, и в момент удара оказался напротив падающей части кузова. Он лишь успел немного отскочить в снег, который в эту зиму был глубиной не меньше метра. Падающий кузов опрокинул его и придавил ноги. От тяжёлых последствий его спас глубокий рыхлый снег и остатки стрелочного поста, не давшие кузову приземлиться всей своей массой. Помощнику с помощью стрелочницы удалось выбраться из-под кузова, правда, один валенок остался где-то глубоко под снегом. Мужчина оказался босиком при двадцатипятиградусном морозе, но это было мелочью по сравнению с тем, что могло с ним случиться при меньшем везении.

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru