Читать онлайн "Ростов Ярославский" автора Баниге Владимир Сергеевич - RuLit - Страница 4

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





чеснок, лук, хмель, позднее цикорий. Ростовские огородники имели земельные участки не

только в своем городе, но и в Москве и в Петербурге. Именем знаменитого ростовского

огородника Пыхова был назван, например, в Москве Пыхов переулок.

Сравнительно большая плотность населения, недостаточность земельных наделов,

бедность подзолистых почв, наличие рынков сбыта способствовали развитию в Ростове и

его окрестностях промыслов и ремесел. Кроме издавна существовавших соляных варниц,

здесь жгли известь, делали отличный кирпич. Славилось и кожевенное производство,

сосредоточенное преимущественно в районе большого села Карашь. Под Борисоглебскими

слободами процветали деревообрабатывающие промыслы: санный, корзиночный,

мебельный. Славились ильинские красильщики и мастера по изготовлению набойной ткани.

В 80-х годах XVIII века в Ростове развивается финифтяный промысел. Финифть — очень

древнее искусство. Это разновидность живописи, наносимой лекгоплавкими красками на

эмаль. Изделие из финифти по мере прорисовки изображения неоднократно обжигается и

приобретает значительную прочность. Произведения ростовских мастеров финифтяного

дела ценились чрезвычайно высоко. Они отличались замечательной чистотой рисунка,

красочностью. Религиозные сюжеты, лежавшие в основе композиции большинства

финифтяных миниатюр, носили совершенно реалистический, светский характер. К концу XIX

века это искусство пришло в упадок, основной причиной которого были фабрикации

подделок под финифть, обесценивавшие работу мастеров-финифтянщиков.

Внешний облик Ростова того времени значительно отличался от современного города.

Плотность его застройки была чрезвычайно велика. Дома буквально лепились один к

другому. Густо населенные слободы, торговый посад и концы соединялись множеством

извилистых улиц, улочек и тупичков, среди которых были вкраплены обширные огороды и

пастбища. Городская территория была изрезана большим числом неглубоких оврагов и

речушек, впадавших в озеро Неро. Вместе взятое это придавало городу своеобразный

характер.

В конце XVIII века в связи с реорганизацией управления, укреплением власти дворянства

на местах, развитием промышленности, ростом товарности сельского хозяйства

правительство Екатерины II приняло меры к переустройству старых и строительству новых

городов. Более 400 городов империи получили тогда новые «регулярные» планы, на основе

которых вместо хаотичной средневековой застройки стали появляться ровные улицы,

обширные площади, каменные дома.

В те годы Ростов был коренным образом перестроен. От старого города остались лишь

валы да постройки митрополии. Сглажены были все овраги и речушки, сломано много

домов, где ютилась ростовская беднота. Огромная площадь ровным кольцом опоясала

кремлевские стены. Однако Кремль, как и в старину, остался центром города. От него к

окраинам протянулись улицы, вдоль которых выстроились купеческие дома, торговые ряды и

небольшие церкви.

Эта эпоха вписала немного новых строк в архитектурную биографию Ростова, и до наших

дней дошло сравнительно мало значительных построек конца XVIII — начала XIX веков:

перестроенный дом Щапова на улице Ленина (№ 8), торговые ряды на Советской площади

да решетка городского парка. Особняком стоят замечательные церкви Яковлевского

монастыря, в строительстве которых наряду с крепостными мастерами графа Шереметева

принимали участие и местные архитекторы.

Реформы 1775 года стали побудительной причиной перевода Ростовской митрополии в

административный центр новой губернии — Ярославль. Перевод этот происходил, по

свидетельству современников, в обстановке полного пренебрежения к вековым культурным

ценностям древней митрополии. Было брошено и погибло огромное количество древних книг

и рукописей. Замечательный ансамбль митрополичьего дома с его высокохудожественными

памятниками и прекрасными древними росписями был на долгие годы отдан под склады

вина, соли и для размещения немногочисленных административных учреждений Ростова, а

также под жилье и даже под стойла для скота. Никто не заботился о его ремонте, и к концу

XIX века многие его постройки лежали в развалинах.

В 1818 году было решено строить в Ростове новые каменные торговые ряды. К этому

времени все постройки митрополии пришли в такое состояние, что инженер Бетанкур,

которому было поручено составление проекта, писал в своем донесении: «сколько для

выгод построения гостиного двора, а не меньше для отвращения безобразия и опасности в

городе, древний, ветхий и уже к падению клонящийся архиерейский дом с

принадлежностями и с некоторыми уже совершенно разрушившимися церквами, в коих

давно и богослужения нет, разобрать и материал употребить на вышеупомянутую

постройку». К счастью, проект Бетанкура по ряду причин осуществить не удалось. В

середине XIX века были разобраны лишь Часобитная башня, второй этаж Красной палаты и

другие здания. Одной из причин, помешавших претворению в жизнь предложений Бетанкура,

было движение ростовчан в защиту памятников древнего Ростова.

В 80 — 90-х годах на средства местных любителей древности началось планомерное

восстановление полуразрушенных памятников Ростовской митрополии. Организаторы и

инициаторы этих работ И. А. Шляков и А. А. Титов сумели избежать обычного в то время

безграмотного «восстановления святынь». Работе предшествовал подбор огромного числа

исторических документов. Особенно следует выделить роль А. А. Титова, рассматривавшего

ансамбль митрополичьего дома, прежде всего, как исторический памятник. Его

многочисленные печатные труды, далеко не исчерпывающие собранных им древних

рукописных материалов, стали на долгие годы единственным пособием по истории древнего

Ростова. Огромными для своего времени реставрационными работами были выведены из

руинного состояния наиболее ценные памятники, открыт музей ростовских древностей.

Благодаря этому замечательный ансамбль Ростовского Кремля и дошел до наших дней.

Промышленность Ростова развивалась сравнительно медленно. Первые предприятия в

городе и уезде появились в середине XVIII века. Это полотняная фабрика Серебрянникова,

возникшая в 1750 году, и суриковая фабрика Менкина 1757 года. В XIX веке в городе и

вокруг него возникло много новых предприятий. В селе Поречье-Рыбном был основан

консервный завод, принадлежавший вначале французу Мельону, а затем Коркунову. На реке

Мокзе были построены бумажная и Высоцкая суконная фабрики, а также бумажно-

прядильная, цикоро-сушильные и другие. В 1878 году открылась крупнейшая по тем

временам льнопрядильная фабрика Кекина (Рольма), на которой уже в первые годы ее

существования было до 1500 рабочих.

Появление предприятий, работавших на местном сырье, служило дополнительным

стимулом для развития отдельных промышленных культур: льна, цикория, картофеля,

хмеля, конопли. Близость рынков сбыта (Ярославль, Москва) стимулировала дальнейшее

развитие огородничества, имеющего в Ростовском уезде многовековые традиции. Особое

внимание уделялось выращиванию ранних и деликатесных сортов овощей, эфироносных,

лекарственных трав и т. д. Слава ростовского огородничества перешагнула в те годы

отечественные границы. Ростовский крестьянин-огородник Н. С. Грачев был избран членом

Французской Академии сельского хозяйства. Он вывел несколько сот новых сортов овощей,

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru