Читать онлайн "Становление (СИ)" автора Лешева Мила - RuLit - Страница 9

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

— Лин! О чем задумалась?

Встрепенувшись, я спросила:

— Скажите, друзья, а вы чувствуете свою магию?

Они переглянулись и кивнули. Как выяснилось, каждый из них с момента инициации чувствовал свою стихию — или стихии — как тень где-то на границе поля зрения. Как и говорил раньше Кэл, у него оказался Огонь и Воздух, у Сигни — Огонь и Вода, у Дойла — Воздух? у Рейна — Огонь. Самым необычным из всех оказался Лан: у него был Огонь, Вода, и, как он выразился, едва заметные Дух и Земля. Во всяком случаи, именно эти стихии они ощущали сейчас. Лан спросил:

— Лин, а у тебя?

— Я не ощущаю ровным счетом ничего, хотя мне и говорили, что у меня Воздух. Вернее, я чувствую вашу магию, а у себя — пустота… Может, я и вообще как маг — пустышка, и способна лишь усиливать вас, а сама по себе ничего не представляю… Или попросту перегорела, ведь до каникул я уже что-то начинала чувствовать…

Кэл сжал мои пальцы, а Дойл покачал головой:

— Странно, я чувствую твой Воздух, хотя ни от кого больше ничего не ощущаю. А вы? — обратился он к остальным.

Все покачали головой, а Лан задумался:

— Что-то такое я ж читал… А, вот: лучше всего ощущают магию других те, у кого с ними полное совпадение, особенно это касается тех, у кого одна стихия! Так что если вы с Дойлом оба чистый Воздух, это нормально, что только он чувствует твою магию! А ты всех нас чувствуешь одинаково?

— Пожалуй, да… И я хочу чтобы вы знали еще кое-что: когда вы испытываете очень сильные эмоции и я недалеко, я их чувствую. Похоже, это свойство сердца.

— Или ты стала сердцем из-за того, что их чувствуешь, — возразил Рейн, — жаль, что так мало информации о звездах. Хотя… — он призадумался.

— Ты думаешь о том же, о чем и я? — поднял бровь Лан, — Малая королевская библиотека?

— Ага, — кивнул Рейн, — стоит попробовать!

— Кто-нибудь мне объяснит, о чем это они? — обратилась к небесам Сигни.

Лан пояснил, что Малой королевской библиотекой называлось собрание редчайших фолиантов, в том числе и по магии. Доступ к ней, помимо собственно библиотекарей, имели немногие: король, наследник престола и канцлер, любой другой мог получить разрешение только от них, причем дать его мог либо король, либо наследник и канцлер вдвоем. Библиотека была одной из самых древних в Аллирэне, так что там могло найтись все что угодно.

— Я поговорю с отцом, — сказал Рейн, — возможно, он сам сможет найти что-то полезное. Или выхлопочет разрешение для нас с Ланом.

— И тогда принц будет знать все то же, что и мы, — проговорил в пространство Кэл.

— У нас нет другого выхода, — пожала плечами я, — судя по всему, наши преподаватели и сами-то не особо знают, как «вырастить» звезду. А я боюсь вам навредить по незнанию! Ну будем мы должны принцу еще одну услугу…

— Тогда решено, — кивнул Рейн, — в первый же выходной обсужу этот вопрос с отцом.

— Рейн, Лан, а объясните мне одну вещь: в каких отношениях находятся королевский дом Каэрии и Академия? — спросил Кэл.

— Внешне — союзники, — ответил Лан, — да и по сути в основном тоже. Вот только тот же Тирриан как-то обмолвился, что предпочел бы иметь в стране магов, не подчиненных Академии. Ты боишься, что мы окажемся в роли желанного приза для тех и других?

Кэл кивнул, затем пожал плечами:

— Хотя у нас и выхода-то нет! А раз так — действуйте!

Оставшееся до вечера время мы провели весело: Рейн с Ланом в лицах изображали представителей породы «охотница за женихом великосветская обыкновенная» и то, как они от них отбивались. Я же смотрела и слушала, поражаясь тому, как изменился Лан после того разговора месяц назад, и думала о том, как мало я его до этого знала. Оказалось, что у него острый язык, отличное чувство юмора, удивительно теплая и искренняя улыбка, и ни капли вельможного чванства.

Время летело незаметно, и наконец настала пора идти к куратору. В назначенное время мы стояли перед дверями кабинета магистра Бренана. Постучав, услышали его усталый голос:

— Входите уже!

Магистр встретил нас нетерпеливым кивком и резким:

— Садитесь!

Мы расселись на стульях, стоящих вдоль стены. Он посмотрел на нас, покачал головой и сказал:

— Да уж, студенты, задали вы нам задачку! Впрочем, не позавидуешь в первую очередь вам! Ладно, приступим!

Мы все обратились в слух. Итак, из прежних предметов нам убрали только этикет и словесность, добавив что-то вроде спецкурса по правилам составления магических клятв. Курс страноведения сократили до, как сказал куратор, абсолютно необходимого минимума — два тома страниц на тысячу каждый. А вот курс математики и теории магии, как выяснилось, нам придется пройти в полном объеме — три курса за год! М-да, если мы это переживем, нам будут не страшны ни драконы, ни твари! К тому же нам добавили основы алхимии и артефакторики, которые проходят на четвертом курсе. Развитием дара и обучением контролю над магией с нами любезно согласилась заниматься магистр Дана — два часа ежедневно только для нашей шестерки. Боевка осталась в полном объеме, и притом вместе с четвертым курсом…

Словом, к концу речи куратора мы все выглядели откровенно пришибленными грандиозностью задачи. Помимо объемов предстоящей работы страшило то, что заниматься ей придется практически полностью самостоятельно. Впрочем, магистр Бренан пообещал, что он и магистр Граяр будут готовы уделить нам по два часа дважды в седмицу каждый, для объяснения оставшихся не понятыми вопросов.

Из кабинета мы вышли в полном молчании. Такая нагрузка не могла присниться нам и в страшном сне! Учиться придется целыми днями без выходных и праздников, и что хуже всего — никакой гарантии, что это даст свои результаты! Я посмотрела на список литературы и вздохнула.

— В библиотеку? — полуутвердительно, полувопросительно произнес Кэл.

Ответом ему были тяжелые вздохи со всех сторон. Впрочем, выбора у нас не было, так что мы направились к библиотеке, сопровождаемые заинтересованными взглядами встреченных сокурсников. Или правильнее говорить «бывших сокурсников»?

В библиотеке не было посетителей: в такой час здесь редко кто появлялся. Как ни странно, на месте не было и никого из библиотекарей, хотя обычно с шести до девяти вечера в ней оставался дежурный. Впрочем, через минуту после того, как мы зашли, в зал через заднюю дверь стремительным шагом вошел высокий сухощавый мужчина в строгом сером камзоле. Увидев его, мы склонились в поклоне: Главный библиотекарь тар Фрейн был магом Воздуха, по статусу равен магистру, и являлся одним из старейших магов, работающих ныне в Академии — ему было сто восемьдесят лет. Раньше мы видели его только раз, Рейн показал на Зимнем балу. Интересно, и что он делает в нашей части библиотеки? Как-то я разговорилась с одним из простых библиотекарей, который поведал мне, что тар Фрейн практически все время проводит в той части библиотеки, которая недоступна для студентов, а здесь появляется раз-два в год, с инспекцией. Не похоже это на инспекцию, а где тогда запуганные и вздрагивающие от любого резкого слова подчиненные?

Подойдя к нам, тар Фрейн резко спросил, чего мы хотим, и лишь изумленно поднял брови, увидев наш список литературы. Внимательно перечитав его, он спросил только:

— Три курса за один, верно? Неудивительно, учитывая размер ваших всплесков. Ждите, сейчас принесу!

Вернулся назад он через четверть часа, сопровождаемый огромными стопками книг, что летели за ним по воздуху. Жестом поместив книги на стол, он скомандовал:

— Разбирайте!

Пока мужчины разбирали стопки, я спросила:

— Тар Фрейн, скажите, а о принципах сложения магии в боевых группах что-нибудь есть?

— Есть кое-что, но это не самое простое чтение, — покачал головой тот, — будете брать?

— Тар, а как скоро я буду должна вернуть эту книгу? — вопросом на вопрос ответила я.

— В конце учебного года.

— Тогда да, прошу вас.

Протягивая мне книгу, он вдруг как-то странно прищурился и чему-то кивнул, заставив меня вопросительно уставиться на него. Заметив мой взгляд, он пояснил:

     

 

2011 - 2018