Читать онлайн "Статьи из журнала «Moulin Rouge»" автора Быков Дмитрий Львович - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Дмитрий Быков Статьи из журнала «Moulin Rouge»

Невинная

В России любят говорить, что ласточка весны не делает и личность истории не переламывает. В Америке думают иначе. Йоханссон добилась своего и переломила все голливудские, да и многие прочие стандарты. У неё получилось. «Толстуха выиграла», — злословят ненавистники. «Наша сладкая сделала всех», — пишут фаны.

С неё началась новая американская революция — по крайней мере в искусстве. Эпохе бушевского неоконсерватизма понадобился свой секс-символ, и это, конечно, она. Отчасти повезло — родилась вовремя. Но миллионы других тоже родились вовремя. Просто они близко к сердцу приняли торжествующий стандарт и принялись под него подделываться. А Йоханссон этого делать не стала. Поэтому она в шоколаде, а остальные в прошлом.

В политкорректной стране она вела и ведёт себя вызывающе некорректно. Звёздный фотограф-педераст на тусовке по случаю премьеры кладет руку ей на грудь, громко поясняя окружающим: «Я хочу проверить, что на ней есть из белья». «Почти ничего, — говорит она спокойно. — Впрочем, вас это вряд ли впечатлит. Там слишком много всего, кроме белья». Это, кстати, тоже её серьёзная победа: она вернула миру восторженное отношение к big tits, большим сиськам. Безгрудые девочки, доска и два соска, сходят со сцены. Возвращается ненавистный гомосексуалистам типаж, о котором у Бориса Виана было сказано: «У неё такие круглые груди, что просто невозможно вообразить её мальчишкой». «Вы собираетесь замуж?» — спрашивает её интервьюер. «Я не представляю, какие фантастические стимулы нужны, чтобы отношения не просто развивались, а имели хоть крошечный шанс на развитие», — говорит она, и это тоже неполиткорректно, потому что «связь без брака» не поощряется, даже если речь идёт о богеме. И это тоже странным образом работает на победу неоконсервативного мировоззрения: люди времен неокона — сильные личности, готовые противостоять вызовам. А у сильной личности много партнёров, и никому из них она не принадлежит окончательно.

Скарлетт рассказывает о своих романах много и увлечённо. Однажды она трахалась в лифте. С Бенисио дель Торо. Потом, правда, призналась, что наврала. Бенисио дель Торо никто ещё не задал прямого вопроса: было или не было? Стесняются, черти. Все знают, что у неё была любовь с Колином Фёртом, Джаредом Лето, Джонатаном Рис-Майерсом, Дереком Джетером и Джошем Хартнеттом. Кто они такие, нам с вами знать необязательно. Один — баскетболист, один — модель, остальные — артисты. Она уже объяснила, что ни с одним из них не сможет остаться надолго.

Дело в том, что с молодыми хорошо заниматься сексом, а у стариков есть разум и чувства, чувства и чувствительность, гордость и предубеждение, — словом, всё то, что важно помимо постели. Но в постели, вот в чём штука, со стариками делать нечего. Она выкладывает всё это с потрясающей откровенностью, которую многие называют слишком взрослой или циничной. Негоже, дескать, чтобы у девушки были такие неромантические представления.

Психологический возраст у неё в самом деле здорово отличается от реального, но не в ту сторону. Она не старше, а моложе своих лет. Об этом занятном случае — сочетании сексапильной девичьей внешности и абсолютном инфантилизме сознания — Мопассан написал целую повесть, называется «Иветта», и там здорово описано, как себя вести с такими девушками. Там так и сказано — она, мол, вела себя с такой непосредственностью, а о самом грязном говорила так спокойно, что можно было с равным основанием заподозрить в ней и чудовищную развращённость, и абсолютную невинность.

Так вот, Скарлетт Йоханссон — случай абсолютной невинности, и тут уже неважно, сколько раз у неё было в лифте, на крыше и в пшеничном поле. Она, в сущности, никогда не жила, с семи лет всё её время занято съёмками — то рекламными, то серьёзными, — и с «Объездчика» («Horse Whisperer», 1998) до сего дня у нее не было ни одного свободного месяца. «Я не понимаю, как с ней разговаривать. Она чистый профессионал, и ничего больше», — сказал однажды Билл Мюррей. «Она точно делает всё, что ей скажут, и даже больше, но чёрт знает, что у неё внутри», — говорил Вуди Аллен, снявший её в роскошном «Матч-пойнте» и снимающий уже в следующем проекте под многозначным названием «Scoop» — это что-то вроде «Большого хапка», или «Куша», или газетного скандала, или ковша. Почему он её снимает во второй картине подряд — непонятно. Наверное, хочет разобраться, что там внутри. Ради этого он шёл на вещи вовсе уж неприличные — публично, на съёмочной площадке спрашивал, в каком возрасте она потеряла невинность. Она спокойно ответила, что в четырнадцать, с рок-гитаристом. Да про это давно все знают, она и не скрывала особенно. Аллен ждал чего угодно, но только не простого и конкретного ответа по делу. Он привык к другим женщинам — истеричным, непредсказуемым; привык к сочетанию ума и надрыва. Но эпохе неокона присуще сочетание ума и наивности. Такими были отцы-основатели Америки.

     

 

2011 - 2018