Читать онлайн ""Запада нет, но зато Бог есть": "Хоббит" в переводе Рахмановой" автора Хукер Марк Т. - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 « »

Выбрать главу





Марк Т. Хукер

"Запада нет, но зато Бог есть": "Хоббит" в переводе Рахмановой

На страницах "Хоббита" речь идет о приключениях и сражениях в преддверии войны Кольца, которые ознаменовали конец Третей Эпохи Средиземья. Но на страницах его первого официального русского перевода остались почти невидимые следы другой, близкой к нашему времени войны. Это – следы "холодной войны". Однако рассказ о "холодной войне" так умело вплетен в текст повествования, что, подобно лунным буквам, прочесть его можно только при определенном освещении – сравнивая перевод Рахмановой или с оригиналом, или с одним из других, постсоветских переводов (см. литературу).

Жаргон "холодной войны" противопоставлял "Запад" "Востоку". Боясь, что русский читатель воспримет слова "запад" и "восток" как аллегорию идеологической войны, везде, где слово "Запад" имело хоть какой-то намек на политический подтекст, оно изымалось из текста "Хоббита". Однако, Н. Рахманова, переводчица первого официального русского издания "Хоббита", не уступила цензорам, а скорее умело играла с ними в прятки. Каждый возглас удивления или восторга, который у Толкина передан пустым эвфемизмом для имени Божьего, она перевела не эвфемистически. Так "Good gracious me!" (Hobbit, стр. 19) превратилось в "Боже милостивый!". У Толкина слова "Бог" нет. У Рахмановой оно есть.

В современных словарях английского языка такие восклицания трактуются как "пустые эвфемизмы", не имеющие связи с тем, на что они раньше ссылались. Перевод этих восклицаний с использованием непосредственно слова "Бог" ненавязчиво выдвигается на передний план, в то время как по версии Толкина, Он - часть фона. Эффект таких замен лучше всего прослеживается в контексте.

В третьей главе ("Короткая передышка"), в сцене, где Эльронд ирассматривает мечи, найденные в пещере троллей, он говорит, что клинки были сделаны "Высокими эльфами Запада, моими родичами" (Hobbit, стр. 61). У Рахмановой это звучит так: "Мечи старинные, работы древних эльфов, с которыми я в родстве". (Р. стр. 51) У всех остальных переводчиков, за исключением Грузберга, Уманского и Бобырь, которые переводили по второй редакции "Хоббита", где вся эта фраза выглядит иначе – слово "Запад" осталось на месте. У Каменкович и Степанова (стр. 58) даже есть сноска, объясняющая, кто такие "Высшие эльфы Запада".

"Высшие эльфы – эльфы, принадлежащие к эльфийским племенам, на заре истории Средьземелья отплывшим по зову Валар(ов) в Валинор (место обитания Валар(ов)), но позже по разным причинам возвратившимся в Средьземелье" (КК&С, ВК, т.1, стр. 633).

В восьмой главе ("Мухи и Пауки"), объяснение рассказчика, кто такие Лесные эльфы, опять-таки лишено ассоциации с Западом. В оригинале лесные эльфы: "отличались от Высоких эльфов Запада, и были более опасны и менее мудры. Ибо большинство из них (вместе с их родичами, расселившимися по холмам и горам) происходили от древних племен, никогда не бывавших в Фаэрии [1] (волшебной стране) на (заокеанском) Западе" (Hobbit, стр. 614).

По Рахмановой, Волшебная страна не имеет определенного местонахождения. Ее перевод звучит так: "Они были не так мудры, как высшие эльфы, но тоже умели искусно колдовать и были более коварны. Ведь, большинство из них, в том числе их родственники с гор и холмов, происходили от древних племен, не посещавших славного Волшебного царства" (Р., стр. 141).

У большинства переводчиков местонахождение волшебной страны указано точно. У анонимного переводчика, Фаэрия была "Дивным Западным Краем". По версии Бобырь, Лесные Эльфы никогда не были на "далекой родине эльфов – на Западе" (Б., стр. 193). У В.А.М. Faerie – это "волшебная страна на Заокраинном Западе" (В.А.М., стр. 137). У Грузберга Faerie – "волшебное царство на западе" (Гр., стр. 160). У Королева – "чудесная страна, что лежит на крайнем западе" (Кр., стр. 191). Каменкович расположила ее "в Эльфийской Стороне, что лежит на Западе" (К&С, стр. 168), опять с цитируемой выше сноской о Высших Эльфах. Яхнин, однако, к ним не присоединился. У него Faerie – это "волшебная страна", но без определенного места жительства (Я., стр. 203). В целом, его перевод во всем, что касается "Запада", без труда прошел бы советскую цензуру.

Любому советскому цензору видно, что волшебная, заокеанская страна на западе – это Америка. К тому же, там живут божества, значит это еще и рай. Типичный пример зеркального мышления: "Я бы так подумал, значит, они именно так и думают". Никто из них, наверняка, никогда не читал "Письма" Толкина, где он излагает свой взгляд на аллегории.

С точки зрения советского цензора, столь же сомнительным, если не хуже, является определение Запада в словах Торина Оакеншильда, когда он прощается с Бильбо. Торин называет Бильбо "дитя дружелюбного Запада" (Hobbit, стр. 273). Рахманова лучше всех поняла определение к слову "запад". У нее Бильбо "родился в доброжелательном краю" (Р., стр. 240). У всех остальных переводчиков – кроме, конечно, Яхнина – Запад является или "изнеженным" (анонимный переводчик), или "ласковым" (В.А.М., стр. 228; Б., стр. 331; К&С, стр. 292). На самом деле, слово "kindly" можно перевести и так, и так. В данном контексте, однако, определение Рахмановой точнее. Из остальных переводчиков только Грузберг и Уманский присоединились к Рахмановой в выборе прилагательного, которое отражает противостояние Добра и Зла. В их версиях, Бильбо был "дитя доброго запада" (Гр., стр. 271; У., стр. 180). Яхнин опустил всю эту фразу целиком (Я., стр. 342).

вернуться

[1] Название волшебной страны – Faerie [Фаэрия] – происходит от английского слова "fairy" [фэри], что означает "фея, эльф".

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru