Читать онлайн "Жизнь, застигнутая врасплох (Сломанные побеги-2)" автора Март Михаил - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





Михаил Март

Жизнь, застигнутая врасплох

(Сломанные побеги-2)

ГЛАВА I

1

Уютно, немноголюдно, чистенько и очень дорого. Таких частных ресторанов в центре Москвы пруд пруди. Цены гостя не смущали. Обеспеченный человек может себе позволить ужин в престижном модном заведении с экзотическим меню и редкими напитками.

Клиента смущал яркий свет. Он придирчиво относился к своей внешности. Дело не в одежде. Вид безукоризненный, впору выходить на подиум. Но что делать с лицом? За последнее время оно превратилось в моченое яблоко. Глаза потускнели, веки набухли, морщины стали глубже.

Он достал из кармана темные очки и водрузил их на переносицу, скрыв тем самым большую часть недостатков.

Метрдотель не заставил себя ждать. Фрак, бабочка, седая шевелюра и масса достоинства. И где такое чудо откопали? Одеколоном за версту несет.

— Слушаю вас.

— На мое имя заказан тринадцатый столик.

Он открыл папку белыми холеными руками и пробежал глазами по списку.

— Слепцов Павел Михайлович.

— Совершенно верно.

— Прошу вас, пройдите со мной.

Столик номер тринадцать располагался у окна и предназначался для двоих посетителей. Цветы, подсвечник, белая скатерть и ваза с фруктами.

— Прошу вас, сударь, — он отодвинул стул. — Заказ сделаете сейчас или позже?

— Триста граммов коньяка и бутылку минеральной. Остальное потом.

— Слушаюсь.

— Вам бы Фирса играть в «Вишневом саде». Седые брови метра слегка вздрогнули.

— Приятно слышать. Я его играл.

— Оно и видно. Теперь играете метрдотеля.

— Тот же театр.

— Только зарплата выше.

— На несколько порядков.

— Вы того стоите.

— Вы писатель, вам виднее.

Старик откланялся и отошел.

Слепцов улыбнулся. Его еще помнят и узнают. Даже очки с темными стеклами на пол-лица не помогли.

Коньяк принесли быстро. Первую рюмку он проглотил залпом, вторую медленно цедил, поглядывая в окно. Вечерний Арбат выглядел печально. Наступил сентябрь, мокрый асфальт, желтая листва, ветер и понурые пешеходы с зонтиками. Сезон скребущих на душе кошек.

— Добрый вечер.

Он оторвался от унылого пейзажа и поднял глаза. Перед ним стояла элегантная дама в черной широкополой шляпе. Слепцов встал и поцеловал ей руку.

— Вы не меняетесь, Надежда Пална. Все так же хороши и элегантны.

Она устроилась напротив.

— Когда я видела вас в последний раз, Павел Михалыч, вы называли меня Надюшей и шлепали по попке, а потом перевалились через борт теплохода и утонули.

— Искусство требует жертв.

— Как же иначе. Вы пишете книги о знаменитостях, ставших покойниками по непредсказуемой прихоти судьбы. Читателям невдомек, в чьих руках находятся поводья и кнут, с помощью которых судьба выписывает такие выкрутасы.

— Я уже давно ничего не пишу. Вдохновение меня покинуло, хлопнув за собой дверью.

— Не кривите душой, Павел Михалыч. Если в вашем столе нет новых рукописей, то вы преступник. Или не пробудились от спячки. Хуже всего, если сопьетесь. Вы же неженка. Без опоры и костылей шагу сделать не хотите. Жаль, если это так.

— В чем-то вы правы. Кошмарная доля мне выпала. Женская, крикливая, мученическая профессия. Это она меня выбрала, а не я ее.

— Любопытная мысль.

— Не моя. Так считал Довлатов.

— Не повторяйте его судьбу. До сих пор вы сами управляли чужими судьбами.

— Два месяца назад у меня умерла жена.

— Последняя ваша опора? Вы бросили Москву, продали свою квартиру и купили особняк за городом. Я наблюдала за вами в течение последнего года.

— Теперь я понимаю, как вы меня нашли. Только зачем вам все это?

— А вдруг вы напишете новый бестселлер? Я же журналистка. У меня свой модный журнал. И если помните, то мы посвятили вашей персоне немало статей. Судя по письмам, вас еще не забыли. Самое время подогреть интерес читателя и начать новую пиар-кампанию. Очередной бестселлер.

— Ради этого вы меня вызвали сюда? Зря. Сделка не состоится.

— Исписались?

— Чтобы писать, надо жить.

— Сент-Экзюпери. Помню. Хватит цитировать. Вы же в расцвете сил. Пятьдесят три года для творческого человека не возраст.

— Давайте выпьем.

Слепцов разлил коньяк в рюмки.

— С удовольствием. Тем более что есть повод. Бурцева достала из сумки увесистую книгу и положила ее на стол перед собеседником.

— Ваш последний роман «Конец млечного пути», подарочное издание в кожаном переплете с тринадцатью иллюстрациями.

Книга выглядела слишком солидной для беллетристики. В таком виде можно издать Библию, но не ширпотреб.

— Каков тираж? — с зависшей в воздухе рюмкой спросил автор.

— Счет идет на единицы. Мы собрали заявки очень состоятельных людей и сделали точечный тираж.

— Точечный? Да тут один переплет стоит уйму денег.

— Художник тоже. Иллюстрации делались в Париже на заказ. Дело не в деньгах. У богатых свои причуды. Вы достойны увидеть хоть одну из своих книг, изданную не на газетной бумаге. К сожалению, могу подарить вам только один экземпляр. Остальные отосланы заказчикам.

— Это ваша инициатива?

— Нет. Деньги на издание пришли от вашей настоящей жены из Франции. Как я понимаю, покойная Алла Васильевна находилась с вами в разводе. Вы к ней вернулись, не разведясь с Еленой Новоселовой. Она и по сей день является вашей законной супругой.

— О чем вы говорите? — Слепцов залпом выпил коньяк и налил себе новую рюмку. — Алена Новоселова погибла. Ее паспорт попал к Лиле Казанцевой, по которому она со мной пошла в ЗАГС, но и Лиля погибла. Выбросилась из окна на моих глазах в Париже. Эта картина преследует меня по ночам до сих пор.

Бурцева улыбнулась, отпила немного коньяку и постучала пальцем по кожаному переплету.

— Все это можно прочесть в вашей книге. Вот только не следует ваши фантазии принимать за чистую монету. Мы-то с вами знаем, как вы однажды утонули и после книги, написанной о собственной смерти, вдруг благополучно ожили. Все в дерьме, а вы в белом фраке.

— О смерти Лили я написал правду. Вот причина, по которой я больше не взялся за перо. Погибла женщина, разбудившая во мне любовь, страсть, азарт. Такими вещами не шутят. Ее смерть сломала меня!

Он снял очки и протер платком глаза. Бурцева продолжала улыбаться.

— Извините, Павел Михалыч. Я не верю вам. Никто не погибал и не умирал. Вы с Леночкой затеяли новую аферу. В это я верю. Пусть ее зовут Лиля или Лили Бертран, не имеет значения. Но деньги я получила от нее.

— Это невозможно.

— Хорошо. Вы сказочник, который верит в собственные сказки. Каждая ваша книга была разоблачением предыдущей. Вы убеждаете людей в одном, а в следующей книге переворачиваете все с ног на голову. И вам опять верят, пока не выходит третья книга, где все рассказанное вами в предыдущей кажется наивным бредом. Почему мы должны верить, будто в последней книге вы открыли читателю истину?

— Потому что я провел тщательное расследование и назвал вещи своими именами.

— В таком случае уральские мафиози вас давно закопали бы в землю. Живьем. Вы же их с грязью смешали. А многие из них живы и сумели ускользнуть от правосудия.

— Их не я на чистую воду выводил, а Елена Новоселова, журналистка-стрингер, использующая псевдоним Фаина Шмель. По сути, работали две девушки. Алена Новоселова и Лилия Казанцева. Не уверен, что бандиты об этом знали.

— И все же вы их боитесь. Иначе не сбежали бы из Москвы. Но я-то вас нашла. И мы сидим друг против друга. Мне нравится, как вы блефуете. Я поняла, что вы не пойдете со мной на откровенный разговор. Тогда позвольте мне задать вам несколько вопросов. Мы будем исходить из той якобы правды, написанной в книге о вашей зловещей Валькирии, последней жене Елене Новоселовой, она же Лилия Казанцева, она же Фаина Шмель, она же Лили Бертран. Судя по всему, эту ведьму, а именно так вы ее изобразили в книге, замучила совесть. А ведь вы ее любили! Не так ли?… Молчите. В итоге она выбрасывается из окна девятого этажа в центре Парижа у вас на глазах. Скандал! На этом книга обрывается. Вы тут же возвращаетесь в Москву, и тут же готовая рукопись превращается в очередной бестселлер. Я так думаю, книга написана заранее и конец запланирован. Другого никто и не ждал. Вы же все книги писали вместе. Коварство Алены Новоселовой и ваш талант плести интриги превращали каждую новую историю в скандал. Вы прекрасно дополняли друг друга. Зачем же рушить такой союз. Убивать курочку Рябу, несущую золотые яйца. Нет. Не верю. Блеф.

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru