Шестов Лев Исаакович

Шестов Лев Исаакович
Язык страницы автора: русский
ID: 932

Об авторе

Лев Исаакович Шестов (Иегуда Лейб Шварцман)
Русский философ-экзистенциалист, писатель.

Родился 31 января/13 февраля 1866 г. в Киеве, в семье богатого мануфактуриста. Обучался в Московском университете сначала на физико-математическом, затем на юридическом факультете. Его дипломная работа называлась "Фабричное законодательство в России". Диссертация, посвященная рабочему вопросу, была отвергнута цензурой.
Несколько лет Шестов жил в Киеве, где работал в деле отца, одновременно интенсивно занимаясь литературой и философией. Однако совмещать бизнес и философию оказалось нелегко. В 1895 г. Шестов тяжело заболел (нервное расстройство), а в следующем году уехал за границу для лечения. В дальнейшем коммерческое предприятие отца станет для мыслителя своего рода семейным проклятием: он неоднократно еще будет вынужден отрываться от семьи, друзей, любимой работы и мчаться в Киев, чтобы навести порядок в делах фирмы, расшатанных стареющим отцом и безалаберными младшими братьями.

В Риме Шестов женился в 1896 г. на православной русской девушке Анне Елеазаровне Березовской. Поскольку отец Шестова был ортодоксальным иудеем, мыслитель был вынужден долгие годы хранить этот брак в тайне, бульшую часть времени проводя за границей. Возможно, именно неприятие религиозной нетерпимости отца в какой-то степени послужило отправным пунктом философского адогматизма Шестова.

В 1898 г. в свет вышла первая книга Шестова «Шекспир и его критик Брандес», в которой уже были намечены проблемы, позже ставшие сквозными для творчества философа: ограниченность и недостаточность научного познания как средства «ориентировки» человека в мире; недоверие к общим идеям, системам, мировоззрениям, заслоняющим от наших глаз реальную действительность во всей ее красоте и многообразии; выдвижение на первый план конкретной человеческой жизни с ее трагизмом; неприятие «нормативной», формальной, принудительной морали, универсальных, «вечных» нравственных норм.

Вслед за этой работой появилась серия книг и статей, посвященных анализу философского содержания творчества русских писателей — Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, А.П.Чехова, Д.С.Мережковского, Ф.Сологуба. Шестов развивал и углублял темы, намеченные в первом исследовании. В это же время Шестов познакомился с известным русским меценатом Дягилевым, сотрудничал в его журнале «Мир искусства».

В 1905 г. была опубликована работа, вызвавшая самые острые споры в интеллектуальных кругах Москвы и Петербурга, самые полярные оценки (от восторга до категорического неприятия), ставшая философским манифестом Шестова — «Апофеоз беспочвенности (опыт адогматического мышления)».

Февральская революция особенного восторга у Шестова не вызвала, хотя философ всегда был противником самодержавия. В ноябре 1919 г . Шестов с семьей уезжает из Киева в Ялту. По ходатайству С. Н. Булгакова и профессора киевской духовной Академии И. П. Четверикова Шестов был зачислен в штат Таврического университета в качестве приват-доцента. Впоследствии это помогло ему получить профессуру на Русском отделении Парижского университета. В начале 1920г. Шестовы уезжают проторенным путем эмигрантов из Севастополя в Константинополь и вскоре дальше через Италию в Париж|. В течение 16 лет Шестов читал свободный курс по философии на историко-филологическом факультете Русского отдела Института славяноведения при Парижском университете. За это время им были прочитаны курсы: «Русская философия XIX столетия», «Философские идеи Достоевского и Паскаля», «Основные идеи древней философии», «Русская и европейская философская мысль», «Владимир Соловьев и религиозная философия», «Достоевский и Киркегард». В это время его произведения публикуются в переводе на европейские языки, он часто выступает с публичными лекциями и докладами в Германии и Франции. После публикации по-французски отрывка из статьи о Достоевском («Преодоление самоочевидностей») и книги о Паскале («Гефсиманская ночь» — вошла в книгу «На весах Иова») Шестов приобретает высокую репутацию в кругах французских интеллектуалов. Дружеское сотрудничество связывает его с Э. Мейерсоном, Л. Леви-Брюлем, А. Жидом, А. Мальро, Шарлем дю Босом и другими. В начале 1925 г . Шестов принял приглашение Фридриха Вюрцбаха, президента Ницшевского общества, и вошел в его президиум вместе с такими известными писателями, как Гуго фон Гофмансталь, Томас Манн, Генрих Вельфлин.
Теперь предметом его философского интереса стало творчество Парменида и Плотина, Мартина Лютера и средневековых немецких мистиков, Блёза Паскаля и Бенедикта Спинозы, Сёрена Кьёркегора и Эдмунда Гуссерля. Шестов входит в элиту западной мысли того времени: он общается с Эдмундом Гуссерлем, Клодом Леви-Строссом, Максом Шелером, Мартином Хайдеггером, читает в Сорбонне лекции...
19 ноября 1938 г. Лев Шестов скончался в Париже, в клинике на ул.Буало.
Сергей ПОЛЯКОВ (с сокращениями).
А.В. Ахутин. Одинокий мыслитель Лев Шестов.
Википедия.
***
Шестов (Л.) - литературное имя талантливого писателя Льва Исааковича Шварцмана. Родился в 1866 году в купеческой семье. Окончил курс Киевского университета по юридическому факультету. Главные труды его вышли отдельными книгами: "Шекспир и его критик Брандес" (СПб., 1898), "Добро в учении гр. Толстого и Ф. Ницше" (СПб., 1900), "Достоевский и Ницше" (СПб., 1903), "Апофеоз беспочвенности. Опыт адогматического мышления" (СПб., 1905). Все эти книги, прекрасно написанные, оригинально подходящие к предмету, читаются с большим интересом. Трудно причислить их к определенному литературному разряду. Всего менее они относятся к критике. Великих писателей, которых Ш. восторженно комментирует, он рассматривает только с точки зрения их философии, их отношения к добру, вечности, смыслу жизни и т. д. Художественные их эмоции совершенно не занимают его. В основе всего, что написал Ш., лежит глубокий интерес к учению Канта и Ницше, особенно к их пониманию морали. В Канте Ш. волнует "автономная мораль", категорический императив нравственного чувства, в Ницше - трагическая борьба с этим абсолютизмом морали. Сам Ш. несомненно тяготеет к категорическому императиву морали; в "аморализме" Ницше он подчеркнул глубину тоски по твердым нормам нравственности. Тем не менее соблазн стать "по ту сторону добра и зла" имеет для Ш. большую притягательную силу; ему как будто нравится ходить на краю бездны. На самом деле мнимая безнравственность совершенно механически пристегнута к вдумчивым и искренним поискам самой старомодной "банально-гуманистической" правды.
С. Венгеров.
«Русский Биографический Словарь».

Комментарии и оценки к книгам автора

Комментарий не найдено. Будьте первыми!