Выбрать главу

– Могу, конечно. Если такой малыш не будет осторожен и внимателен, его убьют и съедят – на заре вашей цивилизации у людей тоже были естественные враги, хищники других биологических видов. Антропоморф не показался мне вершиной разумности, вел себя, как ребенок – отрывистая речь, упрощенные мотивации, Следовательно, спасти от недругов его могут только хитрость, скрытность и точное представление о том, чего следует избегать. Теперь понял?

– Хорошо, допустим. Но почему ты относишься к нему, будто к животному?

– Да потому, что законы природы, пищевые цепочки и схемы охотник-жертва неизменны во всех мирах, где углеродная жизнь развивалась по типу «Дарвин»! Ты тоже животное, но разумное. Участник трофической сети, который может стать жертвой гетеротрофа второго-третьего порядков!

– Чего? Ты опять?

– Тебя могут запросто сожрать. Так доступнее?

– Более чем. Значит, послушаемся доброго карлика и пойдем точно на восток?

– Мы ничего не знаем про экосистему этой планеты, за исключением одного факта: ее обитатели обладают странными, практически невероятными свойствами, не наблюдающимися ни у одного известного на сегодняшний день живого организма. Достаточно вспомнить оборотня и летучего пузыря.

– Оборотня? – я призадумался. – Очень точное определение. Но ведь оборотни бывают только в сказках!

– Правильно. А кожаный мешок с тремя глазами и зубастым ртом не может летать. К истории с карликом объяснение подобрать проще: предположим, что это деградировавшая ветвь человеческого рода. Пример реэволюции или мутаций.

– Ох, чует мое сердце – мы влипли! Так влипли, что…

– Не причитай, не поможет. Я помогу держать точное направление, считай, что я у тебя штатный штурман. Остальные правила запомнил?

– Идти быстро, не приближаться к водоемам и объектам красного цвета, на странные голоса внимания не обращать, смотреть в оба глаза! – отчеканил я.

– Молодец. Значительно лучше!

Оказалось, что завалы и бурелом находились только возле дороги, с которой я повернул налево, в гущу леса. Десять минут пришлось петлять вокруг настоящих баррикад из трухлявых бревен и участков непроходимого подлеска, затем двигаться стало значительно легче, появились небольшие открытые лужайки, на одной из которых росли красные цветы – я послушно обошел поляну стороной, хотя никакой угрозы не чувствовал. Нетико заявил, что пыльца цветов может оказаться ядовитой, отсюда и предупреждение карлика. Становилось жарко и душно, ветра совсем не было, царившая вокруг тишина угнетала – ни тебе поющих птиц, ни жужжащих насекомых.

Впрочем, с насекомыми – точнее, с членистоногими, – я столкнулся почти сразу. Краем глаза заметив движение, я обернулся и узрел паука невообразимых размеров, медленно ползущего вверх по стволу дерева. Черный, как смоль, паучина с напоминающим человеческий череп белым рисунком на брюшке, по счастью, не обратил на меня никакого внимания, а я постарался как можно быстрее исчезнуть – каждая лапа паука была длиной в метр, не меньше. Нетико не преминул заметить, что такой монстр вполне способен разделаться с крупным млекопитающим и если пауков-переростков в лесу много, то смотреть надо не в оба глаза, а во все восемь. Я счел каламбур неудачным, а искусственный разум перенастроил сенсоры ПМК на обнаружение любых форм жизни, крупнее полевой мыши, – нашим главным приоритетом стала осторожность помноженная на внимательность!

«Воронку», наполненную мутной зеленоватой водой, я обнаружил на седьмом километре пути – вышел прямиком на берег идеально круглого озерца, со всех сторон окруженного тесом. По гладкой поверхности плавали клочья тины,уберега валялись полусгнившие ветки, неприятно пахло разложением и прелой травой.

– Назад, – скомандовал Нетико. – Причем быстро! Детектор движения регистрирует множественные сигналы…

Привыкнув к тому, что ИР зря стращать не будет, я попятился и рванул прочь. Очень вовремя, надо сказать.

Шшук, шшук, шшук… С этим противным звуком из глубин ямины вылетели полупрозрачные нити с неким подобием небольшого гарпуна на оконечье, два острия вонзились в толстый ствол совсем рядом с моим плечом, породив фонтан щепок. Я инстинктивно упал на четвереньки и пополз в сторону – ход был достаточно разумный, поскольку «гарпуны» целили в туловище и голову. Лишь метров через пятьдесят Нетико призвал меня остановиться – опасность миновала.

Поверхность озера бурлила, я это отлично видел в просвет между деревьями. Первое впечатление – садок со змеями или взбесившийся спрут. Множество беспорядочно извивающихся скользких щупалец, на конце каждого – шарообразное утолщение, из которого и выбрасывались стекловидные тросики с зазубренным гарпуном…

– Вот это – совершенно точно эндемичный вид, – тоном знатока ксенобиологии сказал Нетико. – Аналогов в мирах Содружества нет. Сделай описание, и можешь смело рассчитывать на премию от комитета Сената по исследованиям чужой жизни.

– Катись ты знаешь куда? – пролепетал я, наблюдая, как поверхность вскипевшего водоема успокаивается. – Встречу карлика в следующий раз, скажу спасибо и подарю сотню брелков. Уберег…

– Видишь, а ты не хотел верить! По моим оценкам, масса озерного обитателя приближается к тонне, очень крупное животное, которое вдобавок способно отлично маскироваться – я сумел зарегистрировать его присутствие, только когда монстр начал двигаться и изготовился к атаке. Нам повезло.

– Не нам, а мне.

– Нам. Если бы зверь утащил тебя в озеро, ПМК тоже оказался бы в его желудке… Если ты полагаешь, что мне нравится перспектива провести вечность в брюхе какого-то болотного ксеноморфа, то глубоко ошибаешься.

– Эгоистичная скотина!

– Никаких возражений. Эгоизм присущ всем разумным существам. Поднимайся, чадо идти дальше. Необходимо как можно быстрее покинуть опасную зону. Помнишь слова карлика – «таким как ты, нельзя тут появляться». Я убежден: территория вокруг крепости недаром обнесена сетью ловушек и насыщена странными хищниками – те ребята, которые выслали штурмовики и уничтожили наш челнок, имеют серьезные основания что-то скрывать.

– Искусственная экосфера? Ты это хочешь сказать?

– Не знаю… Дело в том, что очень крупный хищник наподобие урода из озера, должен быть хищником активным – то есть передвигаться, искать жертв, охотиться. В противном случае, он умрет от голода. А этот – сидит и ждет, пока к его обиталищу кто-либо приблизится. Вспомни, мы не встречали в лесу большого количества животных, которые могут служить ему пищей. Ненормальное поведение. Скорее всего это страж, охранник, уничтожающий искателей приключений, осмелившихся проникнуть в запретный район. Обычно он спит, но едва к озеру подходит человек – мгновенно просыпается. Остальное ты видел.

– Только не говори, что это искусственно выведенный организм! Кому нужно создаватьтакихчудовищ, вместо того чтобы пользоваться простенькой и безотказной оборонительной техникой?

– Повторяю для глухих: не знаю. Лишь выстраиваю приемлемую теорию. Пошли, только время теряем.

Если для Нетико понятие «время» являлось абстракцией – искусственный разум бессмертен, информационный пакет ИР будет существовать до тех пор, пока невредим носитель, на который он записан, – то с человеком все гораздо сложнее. Люди имеют неприятное свойство уставать, им хочется пить и есть, они страдают от жары и могут натереть ноги. Я с ранней юности не преодолевал такие большие расстояния пешком – к шести вечера я протопал больше тридцати километров и окончательно выдохся. На пути попалось еще несколько «воронок» (я благоразумно обходил их стороной), дважды слышались «голоса» – тихое жалобное лепетание на незнакомом языке, похожее на призыв о помощи. Нетико сразу определил, что мне ничего не чудилось – никаких галлюцинаций, ИР тоже фиксировал звуковые волны и определил местонахождение их источника, Дешифровать сигнал не получилось, однако Нетико пока не терял надежды. Я предпочел никуда не сворачивать я любопытства не проявлять – после приключения у озера слова лесовичка уже не казались чепухой. Предупрежден – значит вооружен.

Солнце клонилось к закату, когда лес внезапно расступился – я выбрался на опушку и увидел зеленую холмистую равнину с рощицами и перелесками, отдаленной горной грядой на юге и… И настоящими обработанными полями вдали, полями, разделенными на квадраты хлипкими изгородями из деревянных жердей.

полную версию книги