Выбрать главу

5 сентября восьмерка истребителей, возглавляемая командиром эскадрильи Героем Советского Союза капитаном Константином Григорьевичем Вишневецким, вылетела на прикрытие наших наземных войск, по которым наносила удары вражеская авиация.

Отбивая атаки врага, капитан Вишневецкий увидел, что самолеты противника взлетают с мариупольского аэродрома. Маскируясь солнцем, он подал команду гвардии лейтенанту Михаилу Степановичу Лиховиду следовать за собой и устремился за четверкой Me-109, уходящей в сторону Мариуполя. Подойдя незамеченными вместе с вражескими самолетами к их аэродрому, наши истребители очень удачно атаковали их в момент посадки, когда те считали себя в безопасности. Два фашистских самолета горящими упали на взлетно-посадочную полосу, а Вишневецкий и Лиховид, пользуясь создавшейся паникой, произвели еще по несколько заходов и благополучно возвратились на свой аэродром.

Некоторых летчиков теперь уже не удовлетворяли просто внезапные налеты на близкие аэродромы. Гвардии старший лейтенант Александр Александрович Вильямсон и гвардии старший сержант Геннадий Ворошилов стали уходить значительно дальше. Получив разрешение от командира на свободную охоту в тылу врага, они однажды сумели незамеченными пройти линию фронта и уничтожили там несколько вражеских автомашин на дорогах. Вслед за тем они отважились совершить штурмовой налет на аэродром врага, расположенный в районе города Осипенко (Бердянск). Их первая атака была удачна: они сумели зажечь один самолет врага и бензозаправщик. Однако при повторной попытке были обстреляны таким зенитно-пулеметным огнем, что оба самолета получили по несколько пулевых пробоин, Вильямсон чуть не поплатился жизнью.

Но на этом их полет не закончился. При возвращении на свой аэродром они еще несколько раз подвергались зенитному обстрелу, в районе южнее Мариуполя, который они пытались обойти море, их встретила шестерка „мессеров“. Наши летчики вынуждены были вести воздушный бой над морем с численно превосходящим противником, почти с израсходованными боеприпасами и на исходе горючего. Несмотря на это, Ворошилов и Вильямсон, который едва сумел приостановить кровотечение из раненой ноги, смело вели свой неравный бой, не только отбивая атаки врага, но и контратакуя. Трудно определить, чем бы мог кончиться этот неравный бой, если бы на выручку им не пришел гвардии майор Семенишин с четверкой самолетов. Находясь в это время в воздухе севернее Мариуполя, услышал голос Вильямсона и, поняв, что боевым товарищам угрожает опасность, бросился на помощь напрямую, через территорию врага, не обращая внимания на ураганный зенитный огонь.

Немецкие летчики, еще издали увидев четверку Семенишина, идущую из района Мариуполя, быстро оставили преследование пары Вильямсона и на бреющем полете скрылись в направлении города Осипенко. Вильямсон и Ворошилов на пределе горючего благополучно вернулись на свой аэродром, а Семенишин продолжал выполнять задачу по прикрытию наземных войск.

Радостное сообщение ранним утром 10 сентября о том, что советские войска закончили окружение Мариуполя и вышли на западную его окраину, заняв морской порт, вызвало в нашем полку исключительный подъем. Он выразился в своеобразных салютах из личного оружия, в поздравлениях друг друга с еще одной победой над врагом.

В девятом часу утра восьмерка истребителей вышла на прикрытие наземных войск в район северо-западнее Мариуполя. Провожая восьмерку гвардии майора Семенишина, мы видели, как в городе свирепствуют пожары, уничтожая корпуса заводов и многоэтажные здания, к небу поднимались клубы дыма. В это ясное осеннее утро было нестерпимо больно от мысли, что невозможно вот так сразу взять да и предотвратить это варварское уничтожение всего, что многие годы создавалось мирным трудом.

Благополучно дойдя до назначенного района, истребители отпатрулировали установленное время и сообщили, что возвращаются. Наиболее зоркие из наблюдавших с аэродрома за появлением самолетов заметили на горизонте точки, постепенно превратившиеся в силуэты самолетов. Несколько голосов стали вслух считать: „один, два, пять, семь…“ Возвращались все восемь самолетов. Гвардии майор Семенишин, идущий впереди, переводит свой самолет в режим планирования. За ним проделывают это все его ведомые. Слышна его команда: „Над городом пройдем сомкнутым строем“. Вокруг восьмерки вспыхнули разрывы зенитных снарядов, а вслед за тем слух воспринял „тявканье“ вражеских зенитных среднекалиберных пушек, ведущих огонь с мариупольского аэродрома.