Читать онлайн "Был ли причастен К Радек к гибели К Либкнехта и Р Люксембург" автора Фельштинский Юрий Георгиевич - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Фельштинский Ю Г

Был ли причастен К Радек к гибели К Либкнехта и Р Люксембург

Юрий Фельштинский

Был ли причастен К.Радек к гибели К.Либкнехта и Р.Люксембург?

Эта публикация - не обвинение Карла Радека в причастности к гибели Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Историк не может и не должен быть прокурором. Делается лишь попытка разобраться, что дают публикуемые ниже документы - "Дело Карла Радека" и "Дело Георга Скларца" для выяснения вопроса о возможном соучастии Радека в событиях 15 января 1919 г. в Берлине. Эти материалы базируются в основном на архиве Б. И. Николаевского. На многие возникающие вопросы еще только предстоит ответить.

Об убийстве 15 января 1919 г. виднейших германских революционеров Карла Либкнехта и Розы Люксембург написано немало книг и проведены формальные расследования германским правительством. Казалось бы, по крайней мере в этом вопросе наведена полная ясность. Но поставим это событие в контекст германо-советских отношений первых революционных месяцев, и мы увидим несколько иную картину.

Устранение лидеров германской компартии было выгодно В. И. Ленину. Брестский мир, как его ни оценивать с точки зрения интересов советской России, был, конечно, ударом в спину Либкнехту и германской революции. Заключение перемирия с кайзеровским правительством на Восточном фронте в марте 1918 г. уменьшало шансы на успех коммунистического восстания в Германии. Люксембург и Либкнехт стояли за поражение своего правительства в мировой войне, точно так же, как за поражение "своего" правительства стоял Ленин. Люксембург считала, что рабочий класс других европейских стран не имеет сил начать революцию и поэтому поражение Германии увеличивает шансы революционного взрыва во всей Европе. Победа немецкого империализма с его огромными аппетитами и реакционным режимом, указывала Люксембург, наоборот, далеко отбросила бы назад человечество и привела бы к деморализации международного рабочего движения. Любая военная победа германской армии, писала Люксембург, "означает новый политический и социальный триумф реакции внутри государства".

Именно с вопросом о мире были связаны первые серьезные расхождения между Люксембург и правительством Ленина. "Ее надежды на то, что русская революция призовет международный пролетариат к борьбе, быстро угасли, писал Пауль Фрелих. - Больше всего Роза боялась, что большевики могут игрой с немецкими дипломатами заключить опасный мир, типа "демократического мира" без аннексий и контрибуций, и добиться этим расположения германского генералитета"=1. Но ни Люксембург, ни Либкнехту в страшном сне не могло привидеться, что ленинский мир окажется многократно худшим: Ленин подпишет мир антидемократический, с аннексиями, с контрибуциями, с выгодными для германского правительства дополнительными договорами.

Разумеется, Либкнехт и Люксембург подвергли брестскую политику Ленина суровой критике, так как она противоречила интересам германской революции. С осени 1918 г. эта критика становится резкой и открытой. "Теперь... нет уже прежнего большевизма с прежними целями. Отказавшись от надежды на немедленную революцию в Европе, он ставит себе целью восстановить народное хозяйство в России на началах сочетания государственного капитализма с частнокапиталистическими и кооперативными хозяйственными формами", - писала Люксембург в сентябре 1918 г. в брошюре "Русская революция"=2. Брестский мир Люксембург называла "вероломством по отношению к международному пролетариату".

Однако Люксембург не ограничилась критикой Ленина по вопросу о Брестском мире. Аграрную политику Совнаркома она подвергла критике слева: "То, что делают большевики, должно работать прямо противоположно, ибо раздел земли среди крестьян отрицает путь к социалистическим реформам". Развязанный большевиками террор и разгон Учредительного собрания - нарушение всех демократических норм, свободы слова и свободы печати: "Терроризм доказывает лишь слабость... Когда придет европейская революция, русские революционеры потеряют не только поддержку, но, что еще важнее, мужество. Итак, русский террор это только выражение слабости европейского пролетариата"=3.

Иными словами, Люксембург проповедовала социализм, подавляющий меньшинство (как ей мерещилось это в "развитой" Германии), в то время как Ленин с Троцким строили социализм меньшинства, подавляющий абсолютное большинство и допускающий свободу, да и то с ограничениями, лишь для одной партии - большевистской.

Излишне говорить, что по требованию советского правительства публикация брошюры Люксембург в РСФСР была запрещена, а сама Люксембург подвергнута критике спартаковцами. Вот что писал об этом много лет спустя Б. Вольф=4: "Все усиливавшееся подчинение спартаковского движения, ядра будущей коммунистической партии, Ленину и русскому коммунизму заставило ее друзей похоронить ее работу. Они заявляли, что Люксембург "не имела достаточной информации" и что работу ее публиковать "несвоевременно". Они заявляли даже, что она "изменила своим взглядам""=5. Лишь в 1922 г. поссорившийся с Москвой руководитель германской коммунистической партии Пауль Леви опубликовал написанные Люксембург в сентябре 1918 г. статьи=6, которые, по его собственным словам, партия приказала сжечь. Вольф продолжает: "Цензура его собственных друзей была сломана, наконец... Паулем Леви. Но и он опубликовал памфлет Розы Люксембург... только когда сам он порывал с Лениным и ленинизмом... В Германии и Франции памфлет был опубликован в 1922 году"=7.

Победа революции в индустриальной Германии была не в интересах Ленина, так как в этом случае сельскохозяйственная Россия отступала на второй план. Во главе зарождающегося Третьего Интернационала становились Либкнехт и Люксембург. Какая роль в этой схеме отводилась Ленину, только что подписавшему мирный договор с германским имперским правительством, а ранее того принимавшего от немцев денежные субсидии, о чем в целом было известно, - остается только догадываться. Бреста Ленину не могли простить ни "левые коммунисты" в России, ни спартаковцы в Германии.

Политическую карьеру Ленина могло спасти лишь поражение германской революции. Ради этого подписывал Ленин Брестский мир в марте 1918 г., ради этого настаивал на его соблюдении до самой последней минуты. Не случайно Брестский договор был расторгнут постановлением ВЦИК за подписью Свердлова, а не декретом СНК за подписью Ленина: Ленин не готов был расторгнуть Брестский мир даже в ноябре 1918 г., когда Германией была проиграна мировая война.

Ради удержания власти Ленин пошел на саботаж германской революции. В письме партийному и советскому активу, опубликованном 4 октября 1918 г., Ленин из практических вопросов сконцентрировался на двух: советское правительство не намерено разрывать Брестский договор; необходимую для поддержки германской революции трехмиллионную армию будет иметь "к весне"=8. Иными словами, Ленин открыто объявил и кайзеровскому правительству и немецким коммунистам, что Красная армия по крайней мере до марта 1919 г. не намерена вмешиваться в уже начавшуюся германскую революцию.

8 ноября в Компьене германской делегации были зачитаны условия, 15 и 19 пункт которых предусматривали "Отказ от Бухарестского и Брест-Литовского договоров, а также их дополнительных договоров... Возвращение русских и румынских денег, конфискованных и выплаченных немцам". 13 ноября Свердлов объявил об аннулировании Брестского мира. 14 декабря главком И. И. Вацетис потребовал от управления снабжения Красной армии прежде всего позаботиться о частях, продвигающихся на запад (пока что в оккупированные ранее немцами районы бывшей Российской империи): "Части, наступающие на запад, не обеспечены в достаточной степени довольствием, особенно хлебом. Предлагается срочно организовать под Вашей личной ответственностью это дело, так, чтобы войска не испытывали ни в чем недостатка. О Ваших мероприятиях донесите". Но Ленин был заинтересован в противоположном. Его резолюция: "Склянскому: паки и паки: ничего на запад, немного на восток, все (почти) на юг"=9.

Это не означало, что он был против "мировой революции". Ленину было важно лишь, чтобы революция - не только русская революция, но и мироваяпроисходила под его руководством. Самостоятельные революции Ленину не были нужны точно так же, как позднее Сталину. Лучше всего это было продемонстрировано историей создания Коминтерна. Теоретически Коммунистический Интернационал считался братским союзом равных партий. На практике Ленин стремился сделать его инструментом советской внешней политики. Замаскировать эти планы было трудно, и ведущие руководители мирового коммунистического движения выступили против поспешной организации нового. Третьего Интернационала. "Из воспоминаний Пауля Леви и других руководителей основной группы "Спартак" известно, что особенно на этом настаивала Роза Люксембург, которая не хотела допустить превращения Коминтерна в приложение к ленинскому ЦК", - писал Николаевский=10. Люксембург, пишет Вольф, надеялась восстановить довоенный Интернационал. Ленин же раскалывал Второй Интернационал для организации нового, Третьего Интернационала. Созыву международного коммунистического конгресса для провозглашения Третьего Интернационала воспротивилось влиятельное крыло германской компартии во главе с Люксембург. Метод Ленина был всегда один и тот же: он боролся за свой курс, раскалывая тех, кого не мог контролировать=11.

     

 

2011 - 2018