Выбрать главу

- Не плачь, - сказал он и, чуть прикасаясь пальцами, погладил ее затылок. - Может быть, тебе особенно и нечем гордиться, но и мне нелегко! Я урод, понимаешь, урод.

- Я этого не замечала.

- Нет, Клер, я урод. - "Зачем я ей все это говорю?" - пронеслось в голове, но он уже не мог остановиться.

...Клер смотрела на него широко раскрытыми глазами.

- Значит, ты так узнал и о снотворном? - прошептала она.

- Конечно, - сказал Дэвид. - Я вышел нарочно, чтобы ты могла подсыпать этой дряни. Мы квиты, Клер, - сначала ты хотела угробить меня, потом спасла.

- И ты знаешь, что я сейчас думаю? - спросила Клер.

- Ты думаешь: "Странное дело, он несет вздор, а я ему верю".

- А еще?

- А еще ты думаешь: "Пропади все пропадом, пусть бы он обнял меня..."

- И я не могу спрятать от тебя никакие мысли?

- Нет.

- Дэвид Росс, пока ты не услышишь от меня плохих мыслей, я буду с тобой. А сейчас о чем я думаю?

- О завтраке.

- Правильно. Кроме того, мне нужно кое-что купить себе. Из-за этой спешки у меня нет ни пижамы, ни зубной щетки.

- Возьми деньги, но зубную щетку я хочу купить тебе сам - в качестве королевского подарка.

- Как скажешь, повелитель.

Человек, сидевший против Юджина Донахью, сверкал, как новенький автомобиль под дождем. Свет отражался от его отполированной лысины, от стекол очков, от наманикюренных ногтей, от зеркала черных туфель.

- Позвольте представиться, - нервно сказал он. - Руфус Китинг. Мне рекомендовал обратиться к вам сенатор Трумонд, мой хороший друг и... Я думаю, вам можно доверять? Сенатор считает, что можно...

Частный сыщик торжественно кивнул головой.

- Если вас послал сенатор...

- Да, да, - поспешно согласился отполированный человек. - Я думаю, что можно рассказать вам все. Сенатор несколько дней назад получил конфиденциальные сведения о том, что в Хоре Шу намечено строительство секретного полигона. Естественно, что мы тут же решили купить там несколько земельных участков. Как только о строительстве будет объявлено официально, а это дело дней, цена их подскочит раз в двадцать.

И вот вчера я узнаю, что земля уже куплена кем-то. Вы понимаете, что это такое? Я не скажу - семьсот тысяч долларов, но полмиллиона практически лежали у нас в кармане. Что вы на это скажете?

- Гм, это бывает.

- Бывает? Этого НЕ бывает. О месте строительства не знал никто! Единственный человек в Пентагоне, который ведает этим делом, - близкий приятель сенатора. К тому же он сам... финансово заинтересован.

- Должно быть, кто-то еще был в курсе!

- Исключается! Вопрос был решен всего три дня тому назад.

- Не волнуйтесь. Вспомните все-таки, с кем вы виделись

- Ну что ж, это можно попробовать. Утром в тот день сенатор позвонил мне, и мы уговорились встретиться в три часа. Разговаривали в моей машине, и, если только никто не спрятался в цилиндрах или коробке скоростей, ни одна живая душа не могла подслушать наш разговор. Через час я вылетел в Нью-Йорк, у меня там кое-какие дела. Вечером я никого не видел. На следующее утро разговаривал с одним знакомым...

- Кто он?

- Некто Пол Голдберг. Не имеет ни малейшего значения. Разговор у нас совершенно не касался дел.

- Но о чем вы все-таки говорили?

- О чем? Ах, да! Он мне рассказывал об одном прорицателе - "видит все насквозь" и так далее. Некто синьор Габриэль Росси, первый прорицатель папского дворе Я решил съездить к нему. Я человек не суеверный, но чувствуешь себя спокойнее, понимаете? Честно говоря, он меня разочаровал - отсоветовал мне заключать сделку. Я двое суток колебался, потом все-таки связался с агентом по продаже недвижимости в Хоре Шу. Тот меня и оглушил. "Вчера, говорит, - участки были куплены за двадцать пять тысяч". Как раз столько я и собирался заплатить. Черт его знает, совпадение это или...

- Или что?

- Не знаю, мистер Донахью. Поэтому-то я и пришел к вам.

- А кто купил участки?

- Клер Манверс из Нью Йорка.

- С кем вы еще разговаривали?

- Абсолютно ни с кем. Во всяком случае, о делах - ни слова. Я хочу, чтобы вы выяснили, кто эта Клер Манверс, и откуда она узнала про Хоре Шу.

- Это будет стоить тысячу долларов и еще по тридцать за каждый день расследования.

- Валяйте, Донахью.

Средневековые астрологи не могли и предположить, что их потомки объединятся в профсоюз прорицателей. Но прогресс есть прогресс, и семьдесят пять тысяч современных американских прорицателей астрологов, ясновидящих, предсказателей и гадалок совсем не похожи на своих древних неорганизованных коллег.

Дэвид Росс открыл пухлый телефонный справочник и нашел адрес мистера Абдурахмана Али Сулеймана, президента Ассоциации прорицателей.

Дэвид знал, что мог бы загребать кучи долларов, пойди он в любую крупную компанию и докажи там свои необыкновенные способности. Он мог бы служить им живым детектором лжи, проверяя лояльность и деловую сообразительность служащих, мог бы стать мощным инструментом экономического шпионажа. Но так же твердо он знал, что стоит им поверить в его дар, как жизнь его не застраховала бы ни одна компания. Слишком опасен человек, читающий мысли.

Он мог бы пойти в Федеральное бюро расследований и, уж будьте спокойны, пробился бы к кому надо. Но и там никто не уберег бы его от смертельной дозы отравы или двадцатитонного грузовика.

Вот почему Дэвид оказался перед элегантной секретаршей мистера Абдурахмана Али Сулеймана. Она заученно растянула губы в улыбке и сказала:

- Простите, мистер Сулейман сегодня не принимает. Он погружен в созерцание будущего. Если бы вы заранее позвонили, вам не пришлось бы напрасно приезжать. Очень жаль, но ничем не могу вам помочь.

"Господи, почему так жмет правая? - думала она. - Левая не жмет, а правая жмет. В магазине было в самый раз, а сейчас жмет. Шестнадцать долларов! Черт их подери".

- А вы ее растяните, - сказал Дэвид, улыбаясь.

- Кого вы хотите, чтобы я растянула? - высокомерно вскинула брови секретарша.

- Правую туфлю. Шестнадцать долларов на улице не валяются.

- Вы, вы... - она не смогла даже договорить, выскочила из-за стола, забыв надеть правую туфлю, исчезла за дверью, выскочила обратно и молча кивнула на дверь.

У президента Ассоциации прорицателей не было в кабинете ни одного джинна, ни одного духа. На столе лежала раскрытая на биржевой странице "Нью-Йорк таймс". Президент в респектабельном костюме преуспевающего бизнесмена скептически-настороженным взглядом из-под кустистых бровей быстро и ловко ощупал Дэвида.

- Добрый день, мистер...

- Дэвид Росс.

- Росс?.. Мисс Пибоди тут рассказывала о вас настоящие чудеса, - сказал мистер Абдурахман Али Сулейман с чисто бруклинским акцентом. Он смотрел на Дэвида с брезгливостью врача, которому то и дело приходится иметь дело с симулянтами, "фокусы... Знаем мы эти фокусы..." - мысли его звучали ворчливо и недовольно.

- Конечно, фокусы, и, конечно, вы их знаете, мистер Сулейман, - вежливо сказал Дэвид, - но другого способа привлечь ваше внимание у меня, поверьте, не было.

Президент Ассоциации прорицателей молча смотрел на Дэвида. "Но этого же не может быть. Я-то это знаю", - слышал Дэвид.

- Конечно, не может, - сказал Дэвид. - У меня просто развита способность анализировать выражение лица. Разумеется, я еще не профессионал и не могу сравниться с вами в даре прорицания, но я подумал, не поможете ли вы мне найти работу в нашей общей области.

Мистер Сулейман вдруг решительным жестом отодвинул от себя "Нью-Йорк таймс" и сказал:

- Расскажите мне о себе. Вы же понимаете...

- Да, разумеется. Я из Аплейка. Журналист. Холост. В Нью-Йорк приехал всего несколько дней тому назад, чтобы поговорить с вами. Видите ли, моя матушка долгое время была парализована, не могла произнести ни слова, и я как-то незаметно научился по выражению ее глаз угадывать мысли. Потом я тренировался где только мог, бросил работу в газете и приехал к вам.

"Врет, наверное", - думал при этом глава прорицателей.

- Вы, очевидно, думаете: "Врет, наверное", - улыбнулся Дэвид.

- Гм, у вас есть способности. Ладно. Я деловой человек, мистер Росс, я люблю деловой разговор.

Прямо из аэропорта Донахью позвонил по телефону, который ему дал Китинг. Секретарша синьора Росси назначила ему прием на два часа. Он тут же отправился на Лонг-Айленд.