Выбрать главу

Эрл Стенли Гарднер

Дело о стройной тени

Глава 1

Делла Стрит, личная секретарша известного адвоката по уголовным делам Перри Мейсона, вошла в кабинет Перри Мейсона, плотно прикрыла дверь в приемную и с загадочным видом уселась за свой рабочий стол.

Адвокат вопросительно взглянул на нее.

– Как дела, Делла? – спросил Мейсон. – Что еще интересного произошло в нашей жизни?

– Интересного? – невинно осведомилась она.

– Да, – подтвердил Мейсон. – Если ты смотришь на меня с таким видом, значит, случилось что-то интересное. Ну, Делла, выкладывай: Герти изучает очередную сверхмодную диету, гарантирующую похудение на десять фунтов за две недели?

– Я хотела сообщить вам о новом клиенте, шеф, – покачала головой Делла.

– Зная тебя, – улыбнулся Мейсон, – могу сразу сказать, что это красивая молодая женщина, и наверняка в ней есть нечто таинственное и загадочное. Судя по твоему виду, ты просто сгораешь от желания прояснить эту тайну, но опасаешься, что я не соглашусь принять посетительницу, поскольку через четверть часа у меня важная деловая встреча, которую невозможно отменить или перенести. Вот ты и стараешься возбудить во мне любопытство.

Делла Стрит медленно прошла к столу адвоката и села рядом.

– Я прав? – улыбнулся Мейсон, глядя на секретаршу.

– Вы всегда правы, шеф, – кивнула она. – За исключением одного: она некрасива, хотя могла бы быть очень привлекательной.

– Что ты под этим подразумеваешь?

– Для меня не представляет ни малейшего секрета, – ответила Делла, – что она изо всех сил пытается выглядеть непривлекательной.

– В этом и заключается ее тайна?

– Это интригует, – сказала Делла. – Она напомнила мне персонаж старых голливудских фильмов, в которых маленькая дурнушка неожиданно расцветает и превращается в принцессу.

– Ты думаешь, Делла, наша посетительница тоже расцветет?

– Под вашим влиянием – обязательно, – улыбнулась Делла. – Шеф, вы видели хоть один фильм, в котором этого бы не произошло? В наши дни, когда женщины тратят столько сил и средств, чтобы выглядеть красивыми, встретить такую, которая изо всех сил старается быть непривлекательной… Это по меньшей мере интригует.

Мейсон усмехнулся ее словам и спросил:

– И как представилась эта интригующая особа, Делла?

– Дженис Вайнрайт. Она отлично сложена, каштановые волосы, карие глаза. Производит приятное впечатление.

– Ты расхваливаешь ее прямо как товар, который мечтаешь продать, – заметил Мейсон. – Делла, выкладывай прямо, чего она от нас хочет?

– Как мне показалось, шеф, она от кого-то скрывается, – ответила Делла. – Такое впечатление, что у нее имеются какие-то важные улики. У нее с собой чемодан, совершенно новый и явно тяжелый, она очень о нем беспокоится. Похоже, опасается, что его могут утащить прямо в нашем офисе. Она не отходит от своего чемодана и постоянно бросает на него тревожные взгляды, чтобы убедиться, что он все еще здесь.

– Эта Дженис Вайнрайт сообщила тебе, в чем цель ее визита? – спросил Мейсон.

– Говорит, что дело строго конфиденциальное, уверяет, что ей просто необходимо видеть вас и что ее дело не займет много времени. Она хочет знать, сколько вы обычно берете за консультации.

– И что ты ей ответила?

– Что это зависит от многих факторов: от характера вопроса, от суммы, о которой зайдет речь… В общем, что ей придется решать это лично с вами.

– Ты же знаешь, Делла, что у меня встреча с Джоном Сирсом, а он не будет ждать ни секунды лишней, – сказал Мейсон. – Какого черта, ведь мы же месяц назад твердо решили никого не принимать без предварительной договоренности… Впусти ее, Делла.

Делла подарила ему очаровательную улыбку и скрылась за дверью в приемную. Буквально сразу же она появилась вновь вместе с прекрасно сложенной девушкой, держащей в руках тяжелый чемодан. В глазах посетительницы читалась тревога.

Мейсон отметил, что Делла говорила правду: губная помада у молодой женщины была наложена так, что делала рот слишком узким и слишком прямым, большие очки в роговой оправе портили лицо. На ней была строгая, не привлекающая глаз одежда и туфли без каблуков.

– Здравствуйте, мисс Вайнрайт, – приветствовал ее адвокат. – Я Перри Мейсон. У меня сегодня очень много важных дел, и меньше чем через пятнадцать минут у меня назначена встреча, которую нельзя перенести. Изложите вкратце вашу проблему, Делла Стрит, моя секретарша, будет стенографировать. Прошу прощения, что уделяю вам столь мало времени и вынуждаю говорить лишь самую суть.

– Спасибо, что согласились принять меня, мистер Мейсон, – понимающе улыбнулась посетительница. – Моя проблема… я хотела бы проконсультироваться с вами насчет этики. Имею ли я право открыть этот чемодан? – Дженис Вайнрайт указала на свою ношу.

– Он принадлежит вам?

– Если честно, нет.

– А чей же он в таком случае?

– Мистера Морли Тейлмана.

– Кто он такой?

– Мой шеф.

– Вам известно, что в чемодане?

Секунды три посетительница смотрела на Мейсона, размышляя, стоит ли продолжать, потом решилась.

– Я думаю, там деньги, – сказала она.

– Почему вы так решили?

– Я предполагаю, что все это связано с шантажом.

– Каким образом?

– Я обязана доставить чемодан шантажисту. Вернее, оставить в условленном месте.

– И вы пришли ко мне… – Мейсон внимательно изучал лицо молодой женщины. – Вы не хотите обратиться в полицию?

– Господи, нет! Я всего лишь хочу выяснить, имею ли я право открыть чемодан?

– И с какими намерениями?

– Я хочу знать, что находится в чемодане.

– Может быть, вы сядете и расскажете все сначала? – предложил Мейсон.

Она села и расправила складки на юбке.

– Я шесть лет работаю секретаршей мистера Тейлмана. Я прекрасно изучила его за это время, вижу, в каком он настроении… Я… мне кажется, что я умею читать его мысли.

– Полагаю, – Мейсон бросил быстрый взгляд на Деллу, – что любая опытная секретарша это умеет.

– Я разбираю его письма, – продолжала молодая женщина, – раскладываю по степени важности и при необходимости отвечаю. Он доверяет мне во всем. Мы… мы были… очень близки.

– Он женат? – спросил Мейсон, прищурившись.

– Да.

– У него счастливый брак?

– Думаю, что да.

– Между вами были интимные отношения?

– Нет.

– Может быть, его жена ревновала?

– Не знаю, я всего лишь секретарша.

– Как давно он женат?

– Четыре года.

– И чтобы его супруга не ревновала к вам и не пыталась заставить его заменить вас кем-либо менее привлекательным, – сказал Мейсон, – вы специально стараетесь уродовать себя?

Она посмотрела ему в глаза и сказала:

– Да.

– Вы любите его?

– Да.

– Вы хотите сказать, что влюблены в него?

– Нет. Я уважаю его. Мне трудно объяснить. Я люблю не своего шефа, а свою работу, она стала частью моей жизни. Я прекрасно сработалась с ним, он нуждается во мне, зависит от меня. Мне кажется, женщине необходимо чувствовать, что она кому-то нужна.

– После окончания рабочего дня вы снимаете маскировку? – спросил Мейсон.

– Когда как.

– Его жена видела вас без маскировки, в вашем нормальном виде?

– Да, сразу после свадьбы. Но я не думаю, что тогда она обратила на меня внимание.

– Вы часто видите ее?

– Нет.

– Ладно, – Мейсон взглянул на часы. – Теперь расскажите, почему вы решили, что имеете дело с шантажистом?

– Дело в том, – начала она, – что я работаю с почтой мистера Тейлмана. Несколько дней назад он предупредил меня, что если придет послание от некоего А.Б.Видала, то я должна вручить письмо лично ему нераспечатанным.

– Это вызвало ваше любопытство? – спросил Мейсон.

– Да.

– Письмо пришло?

– Да.

– Вы его вскрыли?

– Нет, мистер Мейсон, я не вскрывала конверт. – Она открыла сумочку. – Сейчас я покажу вам это письмо.

Мейсон и Делла Стрит обменялись взглядами.

Дженис Вайнрайт достала из сумочки сложенный листок бумаги и развернула его.