Выбрать главу

– Миссис Хепнер?

– Да. Это миссис Хепнер.

– Говорит Перри Мейсон, мне необходимо связаться с вашим сыном, Дугласом Хепнером. Не могли бы вы сообщить мне, как его найти?

– Вы звонили в Лас-Вегас?

– Он там?

– Он звонил мне из Барстоу по пути в Лас-Вегас два или три дня назад. Минутку… я сейчас вам точно скажу… тринадцатого, вечером тринадцатого.

– И он направлялся в Лас-Вегас?

– Да. Он собирался заглянуть ко мне, но, видимо, ему не удалось вырваться.

– Вы не знаете, где он остановился в Лас-Вегасе или зачем он туда поехал, или… с кем?

– Здесь я вам помочь не в состоянии, мистер Мейсон. А почему вас это интересует?

Мейсон постарался уйти от ответа, задав еще один вопрос:

– Ваш сын женат или холост?

– Холост.

– Если не ошибаюсь, у него есть знакомая по имени Элеонора Корбин…

– О да, Элеонора Корбин… Да, он звонил мне… наверное, недели две назад. Тогда они куда-то направлялись вместе с Элеонорой Корбин, и Дуглас дал мне понять, что у него серьезные намерения по отношению к ней. Но когда он звонил из Барстоу, он был уже с другой девушкой. Он представил ее мне по телефону. Ее зовут Сьюзен. Почему вам нужно связаться с Дугласом, мистер Мейсон, и почему вы звоните мне?

– Я пытаюсь его разыскать, и у меня нет другого способа его найти.

– А откуда вы взяли мой номер телефона?

– Я знаю, что вы его мать и что он постоянно поддерживает с вами связь.

– А откуда вы это выяснили?

– Через друзей.

– Чем вы занимаетесь, мистер Мейсон? Вы – журналист?

– Нет, определенно нет.

– Так чем все-таки вы занимаетесь?

– Я адвокат.

– И представляете моего сына?

– Нет, но меня интересует…

– Я думаю, мистер Мейсон, что на остальные ваши вопросы ответит мой сын. Простите, но я и так уже много вам всего наговорила. Я посчитала вас другом Дуга. Всего хорошего.

На другом конце провода повесили трубку.

– Делла, – обратился Мейсон к секретарше, – сходи, пожалуйста, в Детективное агентство Дрейка и попроси Пола немедленно связаться со своими представителями в Солт-Лейк-Сити. Они должны установить наблюдение за миссис Хепнер и все о ней разузнать. Пусть какая-нибудь пожилая женщина-оперативница войдет к ней в доверие, завоюет ее симпатии и заставит говорить.

Делла Стрит взяла в руки блокнот, в котором стенографировала разговор Мейсона с миссис Хепнер.

– Мне зачитать Полу все, что я записала? – уточнила она.

Мейсон кивнул.

– Мы тоже хотели бы знать, что она сказала, – заявила Ольга Джордан, когда за Деллой Стрит закрылась дверь.

Мейсон передал им суть разговора с миссис Хепнер. Как только он упомянул имя Сьюзен, Ольга и ее отец переглянулись. Мейсон сразу же заметил это и поинтересовался:

– Вы знаете какую-нибудь Сьюзен? Вспомните ваших попутчиков в том круизе. Подумайте хорошенько. Путешествовала ли с вами женщина с таким именем? Скорее всего, молодая, симпатичная, заглядывавшаяся на Хепнера…

Внезапно Ольга Джордан щелкнула пальцами.

– Вспомнили? – спросил Мейсон.

– Сьюзен Грейнджер! – воскликнула она, поворачиваясь к отцу.

Хоумер Корбин в задумчивости нахмурил брови и опустил веки.

– Да, не исключено, что мисс Грейнджер, – в конце концов согласился он.

– А кто такая Сьюзен Грейнджер? – решил выяснить Мейсон.

– Для нас – просто имя. Естественно, мы представляем, как она выглядит. Элеонора знает ее гораздо лучше, чем мы. Они были в одной компании во время путешествия. Каждый вечер вместе ходили на танцы, потом засиживались в баре и… По-моему, она живет в нашем городе.

– А адреса у вас случайно не осталось?

– Я… минутку. Надо посмотреть в записной книжке Элеоноры. Туда она записывает всех подряд, встречающихся у нее на пути. Только я не уверена, где искать эту записную книжку – или она взяла ее с собой, или оставила у себя в столе. Мне нужно позвонить домой. Может, застану Билла, а он…

Ольга протянула руку к телефону.

Мейсон пододвинул аппарат поближе к ней.

– Попросите оператора коммутатора дать вам городскую линию, – сказал он.

– Городскую линию, пожалуйста, – обратилась Ольга Джордан к Герти, а потом быстро набрала нужный номер.

Через несколько секунд на другом конце провода ответили.

– Алло! Алло! Билл! Билл, это Ольга. Билл, я звоню по очень важному делу. Не задавай никаких вопросов. Сходи в комнату Элеоноры и поищи записную книжку у нее в столе. Меня интересует адрес Сьюзен Грейнджер. Если там не найдешь, поищи список пассажиров с теплохода. На нем должны быть автографы и адреса.

– Конечно, в крайнем случае мы обратимся в агентство, занимающееся выдачей паспортов, также можно поискать по телефонному справочнику, но так гораздо быстрее, – объяснил Мейсон Хоумеру Корбину. Он снял трубку другого телефона и обратился к оператору коммутатора: – Герти, возьми, пожалуйста, телефонный справочник и посмотри, значится ли в нем номер Сьюзен Грейнджер.

Мейсон не опускал трубку, пока Герти листала страницы. Ольга Джордан ждала у другого аппарата, пока ее муж искал записную книжку Элеоноры.

Через минуту Герти сообщила Мейсону:

– Сьюзен Грейнджер не зарегистрирована. Есть С. Грейнджер, С.А. Грейнджер, С.Д. Грейнджер и…

– Он нашел! – победно воскликнула Ольга Джордан.

– Спасибо, Герти, – поблагодарил Мейсон оператора коммутатора. – Мы сами разобрались.

– Ее адрес оказался в списке пассажиров с теплохода, – сообщила Ольга Джордан. – Сьюзен Грейнджер расписалась на нем и оставила свой адрес – многоквартирный дом «Белинда». Спасибо, Билл, – поблагодарила она в трубку. – Мы с папой сейчас находимся в конторе у мистера Мейсона. Скоро поедем домой. Лучше дождись нас. – Она повесила трубку. – Так, наконец что-то определенное. Конечно, это чрезвычайно деликатный вопрос, мистер Мейсон. Нельзя напрямую спрашивать у молодой женщины, проводила ли она выходные вместе с мужем вашей клиентки, страдающей потерей памяти.

– Мистер Мейсон как-нибудь сам догадается, как ему действовать, – заметил Хоумер Корбин. – Он прекрасно понимает, что никому из нас не хочется выступать ответчиком по иску в связи с дискредитацией личности.

– Да, несомненно, в делах такого рода всегда имеется подобная угроза, – согласился Мейсон с Корбином. – Я лично займусь этим вопросом.

– Спасибо, мистер Мейсон, – поблагодарил Корбин, поднимаясь на ноги. – Пойдем, Ольга. Наверное, мы сделали все, что могли. Негативы, телеграмма и адрес Сьюзен Грейнджер у вас, мистер Мейсон. Вы знаете, что предпринять дальше. Мне хотелось бы обратить ваше внимание еще на один момент. Когда Элеонора уехала из дома второго августа, она взяла с собой много дорогих вещей, упакованных в очень яркие чемоданы. Мы часто путешествуем. На больших судах обычно собирается много людей, следовательно, и много багажа. Приходится тратить массу времени на то, чтобы разыскать свои вещи, потому что все сумки и чемоданы выглядят практически одинаково. Поэтому я специально заказал броские чемоданы для дочерей и для себя лично. Например, Ольгин разрисован как шахматная доска, только клетки оранжевого и белого цвета. У Элеоноры – клетки красные и белые. У нее два чемодана и сумка. Не сомневаюсь, что все, кто их видел, обратили на них внимание из-за яркой расцветки. Когда вы пошлете кого-то из своих оперативников в Юму и Лас-Вегас, скажите им про багаж, скорее всего, кто-то его запомнил.

– Спасибо, – поблагодарил Мейсон. – Это очень ценная информация. То есть у Элеоноры два чемодана и сумка, раскрашенные как шахматные доски из красных и белых квадратов?

– Да, – кивнул Корбин. – Сразу же бросаются в глаза. Багаж специально делался таким, чтобы выделить его из кучи других сумок и чемоданов.

– Спасибо. В самое ближайшее время я займусь мисс Грейнджер.

– Вы, конечно, будете исключительно осторожны, – заметил Корбин, стоя в дверном проеме. – Не скупитесь на расходы, мистер Мейсон. Нанимайте столько частных детективов, сколько потребуется. Делайте все, что считаете нужным при сложившихся обстоятельствах.

Мейсон кивнул.