Выбрать главу
* * *

Степан из боевой рубки «Петропавловска» с удовольствием пронаблюдал, как отворачивают с курса оба броненосных крейсера японцев. И не просто отворачивают — горят.

— А ведь получилось, ваше превосходительство! — Яковлев не сдерживал своих эмоций. — Устроили нашим узкоглазым друзьям «горячий коридор»!! Возможно, есть смысл теперь атаковать броненосцы?

— Поумерьте свой азарт, Николай Матвеевич, — спокойно ответил командующий командиру «Петропавловска». — Не стоит лишний раз играть в орлянку с Фортуной. Идем в Артур. Прикажите поднять сигнал «Поворот на пять румбов вправо все вдруг. Отходить к Порт-Артуру строем пеленга». И пусть с кораблей доложат о повреждениях и потерях.

Все, кто находился в рубке, с различной степенью удивления посмотрели на Макарова — этот всем известный своей лихостью и приверженностью к риску адмирал приказал отступать, добившись успеха в завязке сражения…

Но возражать никто не стал. На разворачивающийся «домой» «Петропавловск» поступили доклады с остальных броненосцев. Достаточно утешительные доклады: убитыми и ранеными на эскадре потеряно двадцать три человека, самое серьезное повреждение — развороченная средняя труба «Пересвета», но эскадренный ход он поддерживать способен.

Японцы преследование прекратили — контр-адмирал Насиба понял, что пока он будет ждать присоединения «Кассуги» и «Ниссина», русские успеют уйти так далеко, что нагонит он их не ранее, чем те войдут в зону действия береговых батарей Порт-Артура. А преследовать только тремя броненосцами весьма чревато, к тому же кормовой огонь «полтав» по мощности слегка превосходил носовой любого японского броненосца. Да и главная задача сегодня для отряда Насибы была совершенно другой — обеспечить переход до Порт-Артура двенадцати брандерам, которые вел к русскому порту капитан второго ранга Хаяси. Почти весь Соединенный флот был привлечен для обеспечения данной операции, все остальное на данный момент являлось вторичным. Добровольцы со всех трех эскадр вели сейчас на юг груженные камнями и горючим пароходы, чтобы затопить их в проходе с внутреннего рейда и наглухо запечатать в порту основные силы русских.

Конечно, было бы весьма соблазнительно заманить преследованием Макарова подальше на север, где Того непосредственно конвоировал брандеры силами еще трех броненосцев и двух броненосных крейсеров, но командующий Тихоокеанским флотом рисковать не стал. Что, вообще-то, на него не похоже…

— Может, стоило их атаковать, Степан Осипович? — осторожно поинтересовался у адмирала Молас.

— Ни в коем случае, — мрачно бросил Макаров. — Имеющимися силами решительные результаты недостижимы. А вот заработать серьезные повреждения от их ответного огня мы очень даже могли. Да они тут, я думаю, не случайно. Подозреваю, что готовится очередная атака брандерами на проход.

Степан, конечно, не подозревал, а знал, что если не сегодня, то завтра японцы попытаются еще раз затопить свои пароходы в устье выхода с внутреннего рейда.

— Поэтому попрошу вас заранее телеграфировать Лощинскому, чтобы приготовился к этой ночи и заранее вывел все канонерские лодки и весь отряд Елисеева на внешний рейд. Оповестить о готовящейся атаке и береговые батареи. Сегодня ночью спать вряд ли придется…

Глава 4 Готовь сани летом…

Пароход «Микава-мару» под командованием лейтенанта Соса входил в состав первого эшелона брандеров, которые японцы направили на закупорку выхода из Порт-Артура. А пришлось стать «Первым эшелоном». В одиночку.

Потеряв в сумерках товарищей по выполнению боевой задачи (суда шли поодиночке), Соса вывел свой корабль к цели, ориентируясь на прожектора Золотой горы. Уменьшив ход, он ожидал подхода других судов. Тщетно. Около двух часов у входа в порт послышалась стрельба, а значит, время пришло!

Но при подходе к цели выяснилось, что это вели бой миноносцы, а к цели «Микава-мару» вышел первым. С миноносцев передали: «Вы идете первым. Идите смело вперед».

Пошли. Но прожектора крепости уже вонзили свои бивни в борт относительно небольшого пароходика, и теперь он являлся относительно несложной целью для береговых батарей. Добавили «огоньку» и заранее выведенные на внешний рейд канлодки «Гремящий» и «Бобр». В общем, по беззащитному теперь судну лейтенанта Соса прошелся такой огненный шквал, что курс у него был теперь только один — вниз. Причем совсем не в том месте, где он собирался на этот курс лечь.