Читать онлайн "Гончаров и смерть репортера" автора Петров Михаил - RuLit - Страница 11

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

- то мне хорошо был виден их номер. Проезжая мимо я не мог удержаться от гадости, да и тащить их у себя на хвосте желания не было. Поэтому чуть приоткрыв тонированное стекло я крикнул с акцентом.

- Мужики, совсем

- совсем плохо! Надо быстро

- быстро ноги делать! Круто заложив вираж я закидал их щебнем и ушел в сторону города. Не доезжая поста, убедившись, что погони за мной нет, я остановил машину и перевел дух. Похоже, что в историю я влип более серьезную, чем даже предполагал. Взглянул на часы и оторопел,стрелки показывали восемь часов двадцать пять минут. Значит на все про все не ушло и часа, а мне эти двадцать пять минут показались целой жизнью. Однако времени для размышление о её быстротечности или наоборот у меня не было, необходимо было срочно избавляться от машины. Неизвестно какими связями обладают одураченные мною бандиты и у меня нет никакой гарантии, что первый же гаишник меня остановивший, не есть их лучший друг, товарищ и брат. А черная "Нива" в наших местах явление редкое и потому запоминающееся. Осоденно если на её лобовом стекле нарисованы три пулевые дырки. Кроме того меня могут остановить в чисто профилактических целях и уховский техпаспорт на старую шестерку я вряд ли сумею привязать к новенькой "Ниве". Черт возьми, у меня ведь ещё и деньги, о которых я в этой суматошной погоней за жизнью совсем забыл. Причем деньги, судя по всему сумасшедшие. Оглянувшись назад я убедился, что кейс послушно и доверчиво возлежит на сидении, а рядом, его охраняя застыл автомат, брошенный препуганными наркодельцами. Видимо этому обстоятельству я обязан был жизнью. Окажись стрелков двое, то неизвестно в каких бы я кущах бродил сейчас. Что и говорить, груз у меня довольно необычный и линять надо немедленно! Уйдя с трассы влево я углубился в лес и долго петлял между деревьями не зажигая фары. Совершенно неожиданно я выскочил на узкую просеку параллельную магистрали. Свернув вправо, почти на ощупь я поехал по ней, все более удаляясь от города. Проехав таким образам около полукилометра я решил, что достаточно запутал свои следы и уже хотел тормозить, когда передо мной в полумраке неожиданно возникло какое

- то заброшенное строение. Видимо к нему и была когда

- то пробита просека. Бетонное сооружение показалось мне более чем странным. Около трех метров в ширину и шести в длину высотой оно было более трех метров. Но не это удивило меня. Поразило полное отсутсвие каких либо окон и дверей. Представьте себе, по всему пориметру ни единого проема. три стены падали совершенно отвесно, А одна, торцевая, примерно под тридцать градусов спускалась к земле. Возле неё и притулилось нечто похожее на курятник. Пробравшись вовнутрь я обследовал крохотный полуразвалившийся домишко и понял, что помимо меня, за последнее полугодие его посещали только птицы. Полное недоумение у меня вызвал поломанный письменный стол и куча спресованных дождем и солнцем конторских книг. На одной из них мне с трудом удалось прочесть, что в руках я держу ценный документ строгой учетности, а именно журнал приема

- сдачи дежурства по силосной траншее номер пять принадлежащий коллективному хозяйсту "Волжский рассвет". Как бы не были слабы мои познания в вопросах сельского хозяйства, но теперь и я понял, что бетонная цитадель есть не что иное как силосная яма. Отличное место, где можно припрятать стыренный автомобиль, потому как бросать его на виду не хотелось по известным причинам. А тут тебе готовый, замаскированный гараж. Проверив пандус, я понял, что кроме вездехода сюда никому не забраться, настолько крут и труден он был. Не постижимо уму как сюда забирались дряхлые колхозные самосвалы. Наступили уже плотные сумерки, если не сказать темнота. Подойдя к краю бункера я заглянул вниз и чуть было не сверзился вниз, уж больно пьянящь и силен оказался аромат шибанувший мне в нос. Процесс гниения шел давно и продуктивно. Укрепив на краю стопорного бардюра светлый платок я погнал "Ниву" в последний путь.Такими темпами я очень скоро сделаюсь заправским автомобильным палачом. Воя от возмущения, словно предчувствуя скорую гибель машина нехотя вползла на эшафот. Здесь, на относительно ровной площадке, я начал готовить её к отпеванию. Во первых освободил от тяжкого бремя денег. Во вторых, основательно попотев, подсыпал грунт под порожек безопастности, чтобы она могла спокойно и просто переступить через этот последний рубеж. Ну а потом занялся самым главным, технической частью осуществление проекта. Автомат оказывается можно использовать не только для поражения живой силы противника. Привязанный к педали сцепления, он хорошо работал как обычный дрын. Последний раз сев в обреченную машину, я подогнал её к самой кромке так, что передние колеса буквально зависли над бункером. Потом я до предела вытянул газ, врубил первую скорость и прижимая автоматом педаль сцепления начал осторожно выбираться наружу. Вероятно я плохо привязал автомат, потому что, когда я уже одной ногой стоял на земле, эта черная тварь вдруг поехала. От испуга я сильно ткнул стволом. Наверное он отвязался совсем, потому что ударив меня по спине, машина швырнула меня назад к себе на сиденье и мы вместе полетели в вонючий силос. Для Милки было большим счастьем, что при падении я не потерял сознания и траншея оказалось неглубокой. Уровень гнилого и вязкого дерьма, которым она была наполнена не доставал мне даже до рта и я мог спокойно дышать и радоваться жизни. А вот "Ниве" пришлось хуже. Упала она не так как я того хотел, мордой вперед, и её непокрытая задница до сих пор торчала наружу. По ней я и выбрался наверх, стуча зубами от холода. Кажется, господин Гончаров, в этом месяце вам уже дважды посчастливилось искупаться в дерьме. Первый раз по прихоти злых людей, что простительно, а сейчас только по своей личной инициативе. Не кажется ли вам, что вы несколько преждевременно открываете купальный сезон этого года? Если так пойдет и дальше, то недолго и простудится. Черт возьми, но что же делать? В таком виде идти на трассу просто неприлично. Даже если я и остановлю машину, то чистоплотный частник не позволит мне её пачкать. Что же помирать мне здесь. Оригинально, Это может только Гончаров, уйти от верной смерти, чтобы через час подохнуть в дерьме, в десяти километрах от города, при себе имея огромную сумму денег. Хочешь не хочешь, но в сторону моря двигаться надо, хотя бы потому что таким образом можно согреться. С отвращением выкурив подмокшую сигарету, я на ощупь пошел в сторону дороги. Это было настоящим мучением. Я спотыкался о торчащие корни, бился лбом о деревья, падал на острые сучки, думая только обм одном, как бы защитить глаза. К половине одиннадцатого избитый, окровавленный и вонючий я наконец

- то вышел на трассу. Машины шарахались от одного только моего вида. Безрезультатно проголосовав около получаса я хотел уже идти пешком. И тут

- то возле меня затормозил колесный трактор

- универсал со скребком и экскаваторным ковшем. Еще не веря своему счастью я продолжал шагать, но трактор продолжал настойчиво предлагать свои услуги.

- Отвезешь,что ли?

- Спросил я в стельку пьяного тракториста. Он радостно закивал головой и заморгал совершенно бессмысленными глазами. Господи, теперь я понял почему он молча сопровождал меня несколько десятков метров. Бедняга просто был не в состоянии изъясниться, в полном смысле этого слова, но не вязал лыка. Отодинув его вглубь кабинки, я сел за руль. Он что

- то пытался возразить, но вскоре убаюканный теплом, старательно захрапел в унисон тракторному движку, но доминируя над ним. Во двор собственного дома на тракторе я въезжал впервые, особенно в половине двенадцатого ночи. Тракторист спал как хорек. Мне не оставалось ничего иного как заглушить машину прямо возле подъезда. Но что делать с моим дорогим мужичком? Наверняка немного проспавшись он предпримет попытку езды по ночному городу и нарвется на кучу неприятностей. Кое как растормошив, я дотащил его до квартиры и открыл дверь. Слава богу Милка не проснулась. Бросив своего спасителя на кухне на диванчике, сам я заперся в ванной стараясь поскорее раздеться, чтобы смыть с себя стойкий, въевшийся запах силоса. Однако моим планам не суждено было сбыться. Истошный крик буквально выбросил меня в коридор. Бедный тракторист с окровавленным и перекошенным от ужаса лицом ползал по полу моля о пощаде, потому что в него, почти в упор целилась полуголая Милка. По тому как была напряжена её спина и шея, я понял, что она вполне может выстрелить.

     

 

2011 - 2018