Читать онлайн "Гончаров и смерть репортера" автора Петров Михаил - RuLit - Страница 12

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

- Стой, дура!

- Успел крикнуть я, влет выбивая у неё оружие.

- Со мной он, пусть поспит немного. Она сползла по стенке и усевшись прямо на пол заревела в голос. Я сышал, что это хорошо и полезно после нервного срыва громко голосить, поэтому не мешая ей я аккуратно вытащил и отбросил обойму, не забыв и про патрон в стволе. Потом только занялся не менее напуганным алкашем трактористом. Беднягу заклинило, он только беззвучно открывал рот и пучил глаза. Понадобилось полстакана водки чтобы привести его в себя.

- Где я?

- Затравленно озираясь по сторонам, задал он первый вопрос.

- Не волнуйся, на том свете. Тебя сбил КАМаЗ, когда ты выехал на встречную полосу движения.

- Да ладно тебе, мужик, я по серьезу, куда я попал?

- Говорю же тебе русским языком, в ад. Сейчас я твою печень жрать буду.

- А где трактор? Куда я трактор

- то дел? Меня ж завтра бугор убьет.

- И правильно сделает. Но это будет завтра, а сейчас ложись спать.

- Ты что, хочешь этого ханурика на ночь оставить дома?

- Вдруг перестав реветь взъярилась Людмила.

- Ни за что, пусть катится к чертовой матери, мне достаточно одного идиота.

- Успокойся, Мила, если бы не этот человек, то неизвестно где и в каком виде я был бы сейчас.

- В каком ты виде видно и здесь, похоже последнее время ты устроился подрабатывать ассенизатором. Гончаров, ты деградируешь прямо на глазах. И дружков подбираешь сообразных, убирай его отсюда или будет хуже...

- Не, мужики, в натуре, где мой трактор,

- не унимался беспокойный тракторист,

- Вы мне только скажите где мы и я сразу пойду.

- Да здесь твай трактор, кретин, у подъезда стоит, выгляни в окно и успокойся. Задолбали вы меня все. Тракторист, а потом и Милка по очереди посмотрели на трактор и оба остались довольны. Один наличием сельскохозяйственной машины, другая предстоящим расставанием.

- А где это мы, мужик? До "Волжского Рассвета" далеко?

- Двадцать километров, а находишся ты в городе.

- Да ты чо, не может быть! А как я к тебе

- то попал.

- Заткнись и ложись спать, поедешь с утра пораньше, а сейчас заглохни. Милка это касается и тебя.

- А ты мне тут не приказывай, нашелся командир вонючий. Нет правда, чем это от тебя воняет.

- Силосом, иди спать, сейчас помоюсь и все тебе расскажу. Рассказывать мне ничего никому не пришлось, потому что когда я помывшись вышел из ванны оба они крепко спали. Едва коснувшись подушки я тут же глубоко и тревожно заснул. В пять часов меня разбудил неугомонный тракторист. Поблагодарив меня за гостеприимный прием он назвался Виктором Шиловым и пригласил в это же воскресенье быть у него с супругой и детями. Тремя часами позже меня разбудил милкин крик. Сидя в центре комнаты на полу она ошарашенно взирала на открытый кейс, который я во вчерашней суматохе позабыл припрятать.

- Откуда это, Костя?

- Спросила она трагическим шепотом.

- Так, завалил вчера одного банкира, мелочь, не мешай спать и закрой чемодан. Как на дело идти так вас нет, а как капусту рубить так вы тут. Послушай, Милка,

- окончательно просыпаясь вспомнил я,

- Вчера мне должен был звонить Валентин Дунаев. Он звонил?

- Нет, тебе вчера вообще никто не звонил. Подтащив телефон я набрал его номер. Прояжный и тоскливый зуммер, это было все, что я услышал. Рабочий телефон ответил тем же.

- Если мне кто

- нибудь позвонит, скажи что буду через час,

- уже на ходу инструктировал я Милку.

- И скажи папуле, что ждем его сегодня на ужин. Дипломат спрячь и дверь никому, ни под каким предлогом не открывай, даже знакомым. На улицу не высовывай и носа, его могут оттяпать по самые плечи, Пока! Не смотря на приличые заработки Валентин занимал скромную трехкомнатную квартиру проекта великого зодчего советского периода Никиты Сергеевича Хрущева. Жил он недалеко от меня над кафе"Рассвет", теперь почему

- то переименованного в "Цыганские ночи". Последнй раз я у него был лет шесть тому назад и тогда его Маней, а тем более Ваней и Даней ещё и не пахло. Дверь двадцатой квартиры, согласно пульса времени была бронирована. Немного успокоенный я нажал звонок. Мучил я его минут пять, пока окончательно не убедился в тщетности своих потуг. Выглянувшая из соседней квартиры старуха авторитетно мне посоветовала добиваться поставленной цели.

- Ты шибче, шибче жвони, дома он, как вчерась приехал, так и не выходил по сию пору. Шпит наверное, Жвони шибче.

- Бабушка, а к нему вчера кто

- нибудь приходил?

- А как же почитай сражу к нему и пришли, наверно не ушпел и раждеться.

- А кто приходил, вы их знаете?

- К няму многие ходют, ражве вшех упомнишь, ты жвони, шпит он.

- Напоследок сказала бабка и закрылась в своей конуре. Я осторожно потянул дверь и она послушно пошла за моей рукой. Вторая, деревянная вообще была распахнута настеж. В таких случаях у меня всегда начинает ныть сердце. С этой болью я и вошел в квартиру. Валентин действительно спал, но почему

- то в передней. Сидя на полу он неловко запрокинул голову и вывернул шею. Наверное живым спать в такой нелепой позе крайне затруднительно, но Валентину было решительно на это наплевать, потому что черные запекшиеся струйки на его лысом черепе говорили о том, что его прошили по меньшей мере две пули. Осторожно прикрыв дверь я спустился на улицу к автомату. Набрав номер я долго ждал ответа. Наконец раздраженный голос Ефимова сообщил что он слушает, но нужно быть полным идиотом, чтобы в субботний день звонить в такую рань. Терпеливо выслуша всю тираду я вежливо поздоровался.

- Какого черта!

- Пуще прежнего взорвался полковник,

- сам не спишь, дурью маешся и людям спать не даешь. Что тебе надо?

- Совета.

- Тогда я посоветую тебе идти к гребаной матери, и не возвращаться от туда никогда.

- потихоньку остывая по инерции орал будущий тесть.

- Алексей Николаевич, у меня к вам очень серьезное дело.

- Ладно, сейчас умоюсь и перезвоню.

- Я не из дома.

- Куда же тебя занесло в семь часов утра? К Валентину Дунаеву, может быть слышали о таком?

- И не только слышал! Козел он вонючий с авторучкой в заднице. Можешь так ему и передать, а при личной встрече, за ту поганую статью я лично отшибу ему голову.

- Очень сожалею, товарищ полковник, но вы опоздали. За вас это сделал кто

- то другой.

- Не понял. Что ты там мелишь, дай ка ему трубку.

- Да мертв он,

- теря терпенье закричал я,

- неужели вам это непонятно!

- Вот теперь понятно. Говори его адрес и жди бригаду. Я тоже сейчас подъеду. Любопытно взглянуть на него, когда он спокоен. Ты руками

- то там ничего не лапай, а то...

- Это вы мне говорите?

- Уже не скрывая злобы язвительно спросил я.

- Нет, твоему крякнувшему дружку,

- тоже желчно ответил он и бросил трубку. Не желая оставаться в долгу, я тоже съездил ему по морде телефоной трубкой. От злости ли, а может быть от вчеранего переутомления, или от дикой валькиной смерти, но меня вдруг начало колотить в буквальнам смысле этого слова. Крупная дрожь, отбойным молотком застучала в коленках ног и кистях рук. В ближайшем задрипанном ларьке я приобрел "самопальную" и тут же не отходя от кассы выпил добрую треть. Первыми прибыли полицейские и подобно своре борзых дружно меня обложив зло и добросовестно затявкали.

     

 

2011 - 2018