Читать онлайн "Хо Ши Мин" автора Кобелев Евгений Васильевич - RuLit - Страница 72

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Одновременно колонизаторы форсировали работу по созданию на оккупированной территории Намбо такого «правительства», которое стало бы политической базой для восстановления старых порядков.

Части французского экспедиционного корпуса захватили плато Тэйнгуен в Центральном Вьетнаме и объявили о создании из народностей горных районов Автономного государства мои. Колонизаторы захватили город Донгданг на вьетнамо-китайской границе и взяли под контроль главную железнодорожную магистраль Северного Вьетнама. Народное правительство оказалось фактически в кольце блокады.

Правительство ДРВ настаивало на скорейшем начале второго тура официальных вьетнамо-французских переговоров, которые были предусмотрены в прелиминарном соглашении. В конце марта верховный комиссар Франции в Индокитае Тьерри д'Аржанлье предложил Хо Ши Мину провести переговоры на борту французского крейсера в заливе Халонг, в 150 километрах к юго-востоку от Ханоя. Матерый колонизатор, д'Аржанлье, делая такое предложение, хотел, с одной стороны, унизить правительство Хо Ши Мина, а с другой — запугать вьетнамских руководителей, продемонстрировав им военную мощь Франции.

После долгого обсуждения всех «за» и «против» Постоянное бюро ЦК КПИК, учитывая серьезность ситуации, в которой оказалась страна, решило рискнуть и дать согласие на предложение д'Аржанлье, с тем чтобы добиться на этой встрече согласия французов провести переговоры на уровне глав правительств в Париже, где, как рассчитывали Хо Ши Мин и ЦК КПИК, колониальные ястребы д'Аржанлье, Леклерк и другие не смогли бы в той же степени, как сейчас, оказывать воздействие на французские правящие круги.

Халонг, залив Погрузившегося дракона, — самое живописное во Вьетнаме место. Его называют «восьмым чудом света». Особенно прекрасен залив в предзакатные часы, когда ярко-оранжевые, уже нежаркие лучи заходящего солнца причудливо высвечивают глубоко врезающиеся в сушу бухты и гавани, зеленовато-синюю гладь почти всегда спокойной воды и необозримое скопление скалистых островков и утесов, которых насчитывается то ли три, то ли целых пять тысяч. Фантастические красоты залива, поражающие каждого, кто побывал на его островах, породили в давние времена множество легенд. Одна из них объясняет, откуда произошло название залива. В незапамятные времена в этих местах водилось множество пиратов и разбойников, которые терроризировали простолюдинов. Узнал об их злодеяниях небесный император и напустил на них дракона. Расправившись с тиранами, утомленный дракон погрузился в воды залива и по сей день покоится там. Если глянуть на залив с высоты птичьего полета, то извилистые вереницы скалистых утесов и островков — либо совершенно голых, либо покрытых богатой тропической зеленью — и в самом деле напоминают зубчатый хребет мифического животного Востока.

24 марта в 10 часов утра гидросамолет «Каталина» плавно приземлился на гладкую, спокойную поверхность залива рядом с крейсером «Эмиль Бертэн». Адмирал д'Аржанлье и Леклерк встречали Президента ДРВ у трапа крейсера. Прозвучал салют. Крейсер снялся с якоря и вышел в открытое море. После завтрака в кают-компании и обмена любезными тостами д'Аржанлье пригласил Хо Ши Мина подняться на мостик, чтобы лицезреть парад флота. Голову Хо Ши Мина от солнечных лучей прикрывала широкополая соломенная шляпа, рукой он опирался на бамбуковую трость, с которой не расставался еще с партизанских времен. Крейсер бросил якорь, и боевые корабли с расчехленными пушками на бортах стали дефилировать мимо него. Команды моряков в ярко-белой форме, выстроившиеся на палубах, приветствовали Президента ДРВ дружными возгласами.

Что касается содержания бесед с французскими представителями, они, по существу, вылились в пустую формальность. Д'Аржанлье уклонился от обсуждения вопроса о Кохинхине. Выявилось диаметрально противоположное толкование обеими сторонами существа прелиминарного соглашения. В понимании французов статус ДРВ как «свободного государства» означал лишь одну из форм колониальной автономии, а Индокитайская федерация рассматривалась ими, но существу, как все то же генерал-губернаторство, иными словами, французская колония.

Такой же подход демонстрировала французская делегация и на переговорах с вьетнамцами и курортном городке Далате, которые открылись позднее, 17 апреля 1946 года.

Сопровождавший Хо Ши Мина в самолете на обратном пути в Ханой генерал Салан спросил его, как он нашел встречу с верховным комиссаром Франции.

— Если адмирал хотел произвести на меня впечатление демонстрацией своего флота, — холодно ответил Хо Ши Мин, — ему это не удалось. Ваши дредноуты никогда не смогут пойти против течения наших рек.

4

Заключение прелиминарного соглашения с французами, явившееся вынужденным компромиссом, предопределяло острую борьбу между молодой республикой и силами империализма, между возглавляемой КПИК народной властью и внутренней реакцией, опиравшейся на иноземных покровителей. С уходом китайцев и усилившимся давлением со стороны французов произошли заметные позитивные изменения в позиции ряда националистических партий и групп, что позволяло надеяться привлечь их к искреннему участию в общенациональной борьбе.

Между тем отношения правительства ДРВ с французскими представителями в Индокитае продолжали ухудшаться. Участились враждебные провокации французских военных. Переговоры в Далате зашли в тупик. Хо Ши Мин настаивал на необходимости как можно скорее перенести официальные переговоры в Париж. Он считал, что следует вывести процесс переговоров за пределы Индокитая, где приходится иметь дело с твердолобыми колонизаторами вроде д'Аржанлье, привлечь к вьетнамскому вопросу внимание французских политических кругов и широкой общественности, установить тесные связи с французским демократическим движением, во главе которого стояла такая авторитетная сила, как ФКП. Даже если бы переговоры не увенчались успехом, считал он, все равно они были бы полезны, так как вьетнамская делегация получила бы возможность разъяснить французам и француженкам, какие цели ставит перед собой правительство ДРВ, завоевать на свою сторону новых друзей.

Разумеется, имелось и немало веских «но» против выбора Парижа местом переговоров. Переговоры, по всей видимости, предстояли продолжительные, значит, многие руководители ДРВ оказались бы надолго оторванными от родины в сложнейший период, переживаемый ею. Некоторые члены Постоянного бюро ЦК возражали против поездки Хо Ши Мина, тревожась за его безопасность. После тщательного изучения всех «за» и «против» решили все-таки предложить французам продолжить переговоры во Франции. 26 апреля правительственная делегация ДРВ, возглавляемая Фам Ван Донгом, отбыла в Париж. А в конце мая и Хо Ши Мин получил приглашение прибыть во Францию в качестве гостя французского правительства.

Тысячи жителей Ханоя и соседних провинций собрались ранним утром 30 мая у столичного университета на митинг по случаю отъезда Президента. Над толпой плескалось море транспарантов с лозунгами, главным из которых был — «Вьетнам един, Намбо — часть вьетнамской земли!».

— Вся моя жизнь подчинена одной цели — борьбе за интересы родины и счастье народа, — говорил Хо Ши Мин, обращаясь к ханойцам. — Во имя этого я скрывался в горах, сидел в тюрьмах, переносил опасности и лишения. Борьбе за это я отдаю все свои силы и сейчас, когда благодаря сплочению народных масс завоевана власть и мне доверен высокий пост. Сегодня, повинуясь решению правительства и воле народа, я должен выехать в дальние края за тысячи миль от родины, вынужден расстаться с вами, отправляясь вместе с делегацией во Францию… Заверяю вас, что вместе с членами делегации я приложу все усилия, чтобы оправдать доверие народа.

На следующий день Хо Ши Мин встал еще затемно и принялся писать обращение к соотечественникам Намбо.

«Сообщение о том, что я вместе с делегацией выезжаю во Францию для ведения официальных переговоров, — писал он, — вызвало недоумение населения всей страны и особенно населения Намбо. Это, по-видимому, объясняется тем, что будущее Намбо пока еще не определено. Я прошу вас сохранять спокойствие… Наши соотечественники, проживающие в Намбо, являются частью вьетнамского народа. Могут высохнуть реки и разрушиться горы, но эта истина останется незыблемой.

     

 

2011 - 2018