Выбрать главу

Ещё несколько секунд он пожирал меня безумным взглядом, пристально изучая каждый сантиметр тела, периодически надавливая на твёрдую ореолу соску, а затем вдруг насмешливо выпалил:

— Подойди к фонтану, хорошенько умойся и рот прополощи.

Не знаю, какой чёрт меня за язык укусил, но я осмелилась отказать деспоту. И моментально пожалела.

— Я не пью алкоголь, — кажется, мой голос обрёл некую бесстрашную уверенность.

В этот момент я стояла спиной к мучителю и лицом к фонтану, в шаге от воды. Как хорошо, что я не видела того, насколько резко изменилось выражение лица Дамира, а его давящая энергетика жестокости мощной бурей ударила в спину.

Ох…

Сейчас мне предстоит узнать ирода в гневе.

Впервые.

— ЧТО?? Отказывать смеешь?? МНЕ?? Твоему, бл*ть, Хозяину??! — грубые руки вцепились в мои волосы и прежде, чем я успела сделать глубокий вдох, ублюдок толкнул меня в фонтан, резко окунув с головой в воду.

Я думала, что моё сердце остановится, или что я потеряю сознание от страха. Ведь вся моя убогая жизнь, словно немое кино, пронеслась перед глазами, когда едкая, обжигающая кожу жидкость, подобно серной кислоте, заполонила собой ноздри, разъедая изнутри все мои внутренности. И я начала задыхаться, отчаянно барахтаясь в липкой жиже.

Ещё пару секунд... и сознание настигнет клиническая смерть.

Стоило только подумать о смерти — мучитель моментально вытащил меня обратно на поверхность, предварительно намылив лицо шершавой ладонью, смывая засохшую грязь, пот и кровь от побоев.

— Запомни, игрушка, сопротивляться бессмысленно. Я. ЕСТЬ. БОГ.

И «Бог» развернул меня к себе лицом, пытаясь задушить одним лишь диким взглядом ядовитых глаз. В которых бушевал настоящий ураган и мания к насилию.

Я же, тяжело дыша, похрипывая, дрожа, подобно параличному кролику в лапах хищного зверя, старалась не смотреть в лицо истинной смерти, что так нереально пугала. Особенно если эта смерть предстала в облике властного безумца, лицо которого наполовину скрывалось под жуткой маской из чистого серебра.

— Ммм, а ты и правда милашка! Оказывается, у тебя даже есть веснушки! О! Придумал новую кличку! Игрушка-веснушка! Как тебе??

Да пошёл ты на х*р!

Я не заплачу…

Не заплачу!

Не заплачу!!!

Я сильная!

Я справлюсь!

А когда полоумный ублюдок подпустит к себе слишком близко — воткну ему кол в сердце!

— Не думал, что ты так быстро проявишь строптивость! Твой мусор-отец ведь из кавказских кровей?! Но мне это, знаешь ли, чертовски нравится — строптивых шлюх укрощать... Становись на колени! Живо!

Остолбенев от шока, я даже не смогла понять смысл его гадких слов.

Тогда он помог мне с этим… Отвесив жёсткую подсечку, отправил прямиком на холодный пол. Но я не упала. Дамир ловко подхватил меня за плечи в полуметре от падения и, словно ватную статую, поставил на колени. Таким образом, что теперь моя голова находилась на уровне его совершенных бёдер.

Прежде чем я успела сообразить о том, что мерзавец собирается делать дальше, одной рукой он дерзко ухватил меня за волосы, а другой — властно расстегнул ширинку брюк, которая уже выпирала огромным холмом, запуская руку в трусы и деловито извлекая из трикотажных боксёрок эрегированный член небывалого размера.

Толстый, властный, такой же надменный, как и его обладатель, длиной сантиметров двадцать пять, с отчётливо виднеющимися жилками, он был полностью готов к дикому, ненасытному сексу. Но самой интересной, ярко бросающейся в глаза деталью «внешности» члена, были металлические шарики, сверкающие в области головки, выступающие в роли пирсинга.

Я забыла как дышать, как говорить, и как кричать…

Ему даже не пришлось повторно прикрикивать, чтобы я открыла рот. Он решил взять меня силой.

— Впечатляет? Не правда ли? — изверг наслаждался каждой секундой моего позора и своего превосходства.

Осознав постыдность данной ситуации, я плотно сжала челюсти, надеясь, что это спасёт мой маленький рот от неминуемой участи быть жёстко оттраханым.

Усмехнувшись, Барон резко схватил меня за подбородок, грубо надавил двумя пальцами на скулы, хрипло рыкнув:

— Сама откроешь? Или помочь? Учти, будешь сопротивляться —

будет больнее.

Испугавшись, утвердительно кивнула, чувствуя, как кожу в области нажимов обжигает диким огнём от силы его жёстких прикосновений.

— Хорошо. Послушная игрушка.

Мне хотелось разрыдаться от унижения, боли и отчаяния. Но больше всего — хотелось оторвать ему яйца и скормить свиньям.

— Открывай шире!

Но как бы я не хотела — не получалось. Страх полностью сковал моё тело, начиная от кончиков волос, заканчивая кончиками ногтей. Тогда насильник решил действовать самостоятельно — всунул свои грёбанные пальцы в мой рот, открыв его на максимум. Решив поглумиться перед трахом, Дамир несколько раз шлёпнул меня горячим членом по лицу, продолжая ухмыляться акульим оскалом до самых ушей.

По ощущениям меня будто бы огрели распаренным утюгом. Настолько сильно его член выглядел объемным, длинным, горячим и пульсирующим, будто во всем мире ему не было равных.

Ещё пара таких вот унизительных шлепков, и через секунду в мой рот будто врезался бронированный танк. Отчаянно взвизгнув, я попыталась отстранится, чтобы как можно быстрей избавится от этого дискомфортного ощущения. Но стальная хватка в волосах не позволяя мне этого сделать. Мужчина держал меня властно и сильно, словно собаку, используя локоны в качестве поводка.

Ещё пару секунд, и меня вырвет.

Ещё хоть один толчок, и он сломает мне челюсть.

Боже! Насколько же он огромный...

— Шшш, расслабься! — Дамир попытался нежно погладить мои напряжённые скулы, — Привыкай, лапочка, привыкай… Теперь это будет одна из твоих обязанностей. Учись. Набирайся опыта. Если удовлетворишь достаточно — не скуплюсь и даже пожалую персональную комнатку в награду за старания.

Интересно, он это всем своим шлюхам говорит, когда впервые имеет? Или только я особенная?

— И не вздумай укусить!!! Сразу же брошу своим парням на растерзание! А они, уж поверь, не будут долго нежиться! Усекла?

В ответ я покорно кивнула, чувствуя, как бедные губы буквально растягиваются от перенапряжения, превращаясь в дряблую резину. Ещё я почувствовала, как маленькие, металлические шарики пирсинга уверенно скользнули вдоль языка, оставляя на рецепторах привкус металла и неприятную прохладу.

После строгого предупреждения, диктатор совершил первый толчок.

Толкнувшись резко, грубо, практически во всю длину, будто пытался отодрать меня до самого желудка, так дерзко, что на моих глазах брызнули новые слёзы.

— Расслабься.

Попробовала сделать то, что велит насильник.

Стало немного легче.

После чего Дамир удовлетворённо заскользил внутри моей глотки, совершая властные, уверенные толчки, постанывая, тяжело вздыхая, придерживая за волосы, своей резкой хваткой задавая ритм движениям.

— Какая же ты сладкая! Хоть и как помойка — грязная! — с каждым новым рывком он двигался все быстрей и быстрей, пока я не ощутила, как его титанического размера орган напрягся, окаменел ещё больше и ритмично запульсировал, вливая в моё горло тёплую, солоноватую на вкус жидкость.

Невероятно!

Кончил он очень быстро, излившись до последней капли. Отдышавшись, всё ещё не вынимая фаллос, ублюдок приказал:

— Теперь глотай.

Это было ещё страшнее, чем просто взять в рот. Я боялась, что меня вырвет. Вероятно, Господину это бы вряд ли понравилось.

После того, как мужчина вытащил едва обмякший хер из моей пульсирует болью глотки — я сглотнула. Проглотив сперму, моментально ощутила, как желудок охватился тупым, болезненным спазмом. Наверно, обрадовался, надеясь, что это долгожданная еда внутрь пожаловала. Я ведь несколько суток ничего не ела! Но вместо еды, похоже, теперь мне предстояло питаться исключительно кончой моего персонального мучителя.