Выбрать главу

— Интересно, как грабят поезд? — неожиданно спросил человек, о котором он думал.

— Ты меня спрашиваешь? — усмехнулся игрок. — Никогда этим не занимался.

— Ну, а все-таки? Как думаешь? Допустим, надо его остановить. И как?..

— Проще всего, наверное, свалить на рельсы дерево — тогда паровозу придется тормозить, — сказал Авилов, подумав.

Они видели заветный поезд слева, где-то в сотне метров от них; он казался совсем маленьким и то нырял за деревья, то выныривал оттуда. И внезапно что-то произошло. Вспышка — грохот — еще одна вспышка — снова грохот…

— Тормози, тормози! — закричал Опалин, хватая игрока за руку. Ругнувшись от неожиданности, Авилов увел автомобиль на обочину.

— Они взорвали пути! — вырвалось у него.

— Сам вижу, — сквозь зубы ответил Опалин. — Идем!

И они двинулись через подлесок, проваливаясь в сугробы. Нетерпение подгоняло Ивана, но бежать он не мог: в таком лесу впотьмах вполне реально было сломать себе ногу или даже шею. К тому же, едва они сделали несколько шагов, до них донесся сухой треск выстрелов, а потом стало слышно, как застрекотал пулемет.

— Стреляют по вагонам, — заметил Авилов. — И кто-то отстреливается.

Опалин злобно покрутил головой.

— Ну, Ларион!..

Больше он ничего не сказал, пока они не добрались до последних деревьев подлеска, за которыми можно было спрятаться. Взрывы разнесли международный вагон и вагон охраны; остальные сошли с рельсов и скатились под откос. Стрельба почти прекратилась, бандиты добивали раненых и застрелили машиниста, который сумел выбраться из покореженного локомотива.

— Их не меньше двух десятков, — шепнул игрок, пересчитав бандитов. — И у них пулемет. Что думаешь делать?

— Ждать.

— Чего ждать?

— Не чего, а кого. Лариона.

— А потом что?

Опалин не успел ответить, потому что к одному из бронированных вагонов подошел высокий малый и ухарским жестом разбил о него бутылку шампанского. Бандиты загоготали, некоторые стали аплодировать, как в театре. Авилов видел, что лицо Опалина, когда он услышал эти аплодисменты, сделалось белым.

— Ваня, брось… Ты один, а их вон сколько!

— Я считать умею, — злобно ответил Иван, дернув щекой.

Ларион отошел от вагона, и его подручные ломами стали раскурочивать двери. Каждый удачный удар сопровождался одобрительным уханьем остальных. Притаившись за деревьями, Опалин с игроком наблюдали эту картину.

— Интересно, на чем они повезут золото, — вырвалось у Авилова. Глаза Опалина странно блеснули.

— Тоже об этом думаешь? Слышишь, как мотор тарахтит?

— Грузовик, — пробормотал игрок, завидев свет фар, приближающийся к железной дороге. — А за ним фургон. Ей-богу, фургон!

Пах! Пах! Из взломанного бронированного вагона открыли огонь. Несколько бандитов повалились, но оставшиеся, в том числе Ларион, стали отстреливаться. Ночь наполнилась матом и криками, а с небес на творящееся внизу безобразие равнодушно взирала луна.

"Это гражданская война, — подумал Авилов обреченно, закрывая глаза, — и она никогда не кончится". Все, что он видел, возвращало его к тем временам, которые он больше всего на свете хотел забыть — и не мог. Он почувствовал, что кто-то осторожно тронул его за рукав, мотнул головой и открыл глаза.

— Я придумал, — сказал Опалин. — Ты водишь, так что поезжай на ближайшую станцию и расскажи, что тут творится.

— А ты?

— Я остаюсь.

— Я уеду, ты полезешь на них с голыми руками, и тебя убьют? Нет уж.

— Ты же не из-за меня беспокоишься, — сказал Опалин после паузы.

— Какая разница? — игрок дернул щекой. — Тебе не приходило в голову, что Олю украли не для того, чтобы спасти, а чтобы заткнуть ей рот? Может, они уже убили ее. Они не очень-то похожи на людей, которые станут возиться с раненой…

— Ладно, тогда возвращаемся в машину, — распорядился Иван.

— А потом?

— Поедем за ними по следу. Найдем, где они прячутся, и… Там видно будет.

Разделавшись с охраной бронированного вагона, бандиты с веселыми прибаутками стали перетаскивать в грузовик и в фургон опломбированные ящики с золотом. Когда Опалин и его спутник вернулись в машину, мотор долго не заводился, и игрок стал нервничать, но наконец все наладилось.