Выбрать главу

      Эцаган немного колеблется, а потом опустив глаза произносит:

      -- Про условия мне Алтонгирел рассказал уже... Вы... не обидитесь, если я ещё подумаю?

      Азамат сужает веки.

      -- Ну подумай, если есть, о чём.

      Эцаган кивает, извиняется и уходит несколько более поспешно, чем было бы вежливо.

      Азамат грустно смотрит ему вслед.

      -- Сомневаюсь, что он придёт ещё раз. Я ему слишком неприятен.

      -- Он привыкнет! -- я кидаюсь на защиту. Только бы они не поссорились, только бы не поссорились!

      -- Ты это наверняка знаешь? -- хмыкает Азамат. Мне нечего ответить.

      ***

      -- Как ты можешь на него всё время смотреть? -- Эцаган меряет шагами гостиную своей небольшой гарнетской квартирки. -- Он же ужасен!

      -- Он мой лучший друг, почти брат, и отличный капитан!

      -- Ну и что! Как я могу подчиняться такому пугалу?! Звездолёт -- очень тесное пространство, как можно терпеть такое соседство? Да я есть не смогу с ним за одним столом!

      -- А чего ты хотел, мальчик мой, отправляясь в космос? Думал, тут все богоподобны? -- не выдерживаю я. -- Похоже зря тебя мамочка из родного дома отпустила, рано ещё, не готов ты к самостоятельной жизни!

      Эцаган вспыхивает.

      -- Моя мать убита.

      Я замолкаю на полуслове. Почему же он мне раньше не сказал? Как это неудобно, что я не могу про него ничего выведать... Я пытаюсь извиниться, но у меня это всегда плохо получалось, а Эцаган совершенно не рвётся меня прощать. В итоге я ухожу совершенно раздавленный.

      ***

      Я названивал Эцагану следующие три дня, но он меня игнорировал. Азамат, конечно, заметил мою озабоченность, догадался о её причинах и теперь смотрел на меня виновато, что ещё сильнее выводило меня из себя. На четвёртый день мы улетели на задание, а на пятый Эцаган сменил гнев на милость. Как я узнал позже, он пришёл в космопорт на встречу с другим капитаном, заметил, что нашего корабля нет, и испугался, что я совсем его бросил.

      Дальнейшие три месяца мы изредка встречались на планете и периодически перезванивались по нетбуку, когда мне позволяла работа. Теперь я очень хорошо понимал, почему в своё время Азамат просил ему не звонить во время заданий. У меня снова появилось ощущение, что дорогой человек от меня отдаляется, а я ничего не могу с этим сделать.

      После обряда смены сезонов, который я провёл в ночь на начало зимы по муданжскому календарю, я зашёл в кухню разговеться и встретил там неожиданно весёлого Азамата. Несколько часов назад мы снова приземлились на Гарнете, и вся команда разбежалась развлекаться, так что я был несколько удивлён, обнаружив Азамата на корабле.

      -- О, Алтонгирел! -- приветствует он меня. -- Я как раз тебя ищу. Ты был прав, твой приятель и в самом деле пришёл.

      -- Мой приятель? -- я моргаю.

      -- Ну, Эцаган. Он ведь всё ещё твоя пара, разве нет?

      -- Да, конечно... Погоди, он пришёл наниматься?

      -- Ну да. Я послал его в зал размяться, потому что надо же проверить, на что он годится в рукопашной. Хочешь посмотреть?

      -- Ещё бы!

      Я мчусь в зал, оставив Азамата далеко позади. Эцаган оборачивается на шум и смущённо улыбается.

      -- Ты всё-таки решил, что сможешь его терпеть? -- выпаливаю с порога.

      Эцаган молчит, пару раз приседает и подпрыгивает, делает вид, что сосредоточен на разминке. Потом сдувает с лица завитой локон.

      -- Я решил, что ты прав, я действительно веду себя, как ребёнок. Отец не был бы мной доволен, если бы узнал, что я из-за какой-то брезгливости потерял дорогого человека. А ты ради меня от Байч-Хараха не уйдёшь. Хотя... -- он поднимает на меня серьёзный взгляд. -- Забудь, что я это сказал. Я не хочу заставлять тебя выбирать. И, в конце концов, мне нужна работа, а он и правда лучший капитан. Так что не мешай мне, я хочу произвести хорошее впечатление.

      Я отхожу в угол и усаживаюсь на корточки, пряча глупую улыбку за рукавом. Мне тепло и радостно на душе.

      ***

      Проблемы начались из-за этих проклятых землян. Я всегда знал, что от них надо держаться подальше. Ещё когда я первый раз прилетел на Гарнет, я встретил нескольких из них, и разочарованию моему не было предела. Ну какие они боги! Мелкие, бледные, совсем не красивые, слабые... Думать о них как о высших созданиях можно только если никогда их не видеть. Однако остальные наёмники почему-то верят в их божественную природу, дескать они же дети Укун-Танив. По моему глубокому убеждению ни одна женщина не способна создать ничего достойного, и Богиня-Мать -- не исключение. Зато они прекрасно умеют завешивать мужчинам глаза золотым шитьём, и это единственная правдоподобная причина, почему у нас так уважают землян.

...