Выбрать главу

Поэтому термин «геронаука» представляется вполне удачным, ведь Герас – олицетворение нашего отношения к старости: мы боимся физической немощи и в то же время понимаем, что без прожитых лет и накопленного опыта нельзя в полной мере оценить щедрость жизни и ее даров. Сегодня геронаука пытается разрешить это противоречие, исследуя возможности организма сохранять силу и жизнеспособность на протяжении долгих лет.

Геронаука ставит вопрос радикально: возможно ли выработать новый подход к старению – и в результате замедлить его?

Старение с точки зрения геронауки является основным фактором риска для целого ряда хронических заболеваний – сердечно-сосудистых, онкологических, диабета второго типа, остеопороза и нейродегенеративных (в том числе болезни Альцгеймера). На протяжении десятилетий медицина занимается изучением хронических возрастных заболеваний отдельно от собственно старения. Однако, рассматривая кардиологические заболевания отдельно от рака или болезни Альцгеймера, мы упускаем шанс увидеть то, что их, вероятно, объединяет. Геронаука ставит вопрос радикально: возможно ли выработать новый подход к старению – и в результате замедлить его?

Доктор Гордон Литгоу, эксперт в области старения и генетики, научный руководитель и директор Междисциплинарного исследовательского консорциума по геронауке Института имени Бака, показал нам, как прежние открытия, которые уже увеличили продолжительность человеческой жизни, перекликаются с сегодняшними прорывными идеями о старении. В XIX веке средняя продолжительность жизни возросла, когда ученые поняли, что многие смертоносные болезни имеют общую природу. Туберкулез, оспа и грипп, может, и различаются по симптомам, но все они возникают в результате контакта человека с микроорганизмами (тогда еще никому не известными). Открытие бактерий и вирусов позволило разработать эффективные методы лечения вызываемых ими заболеваний.

Сегодня наука все больше склоняется к тому, что такой же подход применим и к болезням пожилого возраста. Сердечные приступы, рак и диабет проявляются по-разному, но если удастся понять их общую причину, то, возможно, нас ждет не только долгая жизнь, но и здоровая старость.

Задумайтесь об этом. Если в основе хронических заболеваний лежит старение и мы сумеем раскрыть его механизм на клеточном уровне, перед нами откроется возможность жить в полную силу до самой глубокой старости и спокойно умереть во сне. Наше тело слабеет естественным образом, и старение повышает риск тяжелых заболеваний, но риск – еще не диагноз. Он – лишь побуждение действовать, бороться, быть начеку. Знание рисков позволит нам моделировать собственную старость.

Как изучают старение

Наше старение пришлось как раз на то время, когда наука вплотную подступила к вопросу «Что такое старение?».

Его решают в лабораториях и конференц-залах, за рабочими столами и электронными микроскопами. Участники исследований пунктуально принимают лекарства, испытывают на себе разные режимы питания, физических упражнений и сна либо, пожертвовав правом на частную жизнь, отвечают на все мыслимые вопросы – все ради того, чтобы мы могли лучше понимать, как старение влияет на наш организм. Контрольные группы формируются в количестве от ста человек до сотен тысяч. Узнавая об очередных сенсационных открытиях в области старения, будь то из соцсетей, утренних новостей или даже первополосных публикаций в газетах, – важно понимать степень чистоты эксперимента и статистическую выборку. А это во многом зависит от количества участников, формы проведения исследования и параметров контроля: на точность результата могут влиять самые разные факторы, от времени и температуры до пола и возраста испытуемых.

Клинические исследования различаются по степени вмешательства. Так, обсервационное (наблюдательное) исследование позволяет оценить, как повседневный выбор людей влияет на их здоровье. Некоторые обсервационные исследования (например, Фремингемское исследование сердца), охватывающие длительный период, принято называть долговременными, или продольными. Они могут длиться в течение десятилетий и дают ценнейшую информацию о природе старения.