Выбрать главу

Еще в середине 2001 года эксперты, оценивая состояние и перспективы отрасли, сходились в положительных прогнозах [4,5,8]. Хотя и тогда звучали нотки опасения возможных трудностей, обусловленных прежде всего неразвитостью книготорговых сетей. С тревогой издатели ждали и решения вопроса с налоговыми льготами, действие которых заканчивалось 1 января 2002 года.

К сожалению, эта дата фактически положила начало новому кризису в книжном бизнесе, а сделанные ранее оптимистические прогнозы пришлось отставить.

В середине декабря 2001 года Государственная Дума России в третьем чтении приняла законопроект по налогообложению СМИ, касающийся в том числе и книгоиздания. Еще летом 2001 г. все книгоиздатели гадали - введут НДС 5%-10% или все же сохранят нулевую ставку. К сожалению, действительность оказалась хуже самых плохих ожиданий... В окончательной редакции закона льготный НДС в размере 10% введен лишь на учебную и научную литературу. Странным образом из списка "льготируемых" книг исчезли "книги культурного характера". Отметим, что данная формулировка -- "книги культурного характера" соответствует международным соглашениям, подписанным Россией много ранее, в частности так называемому Флорентийскому соглашению, принятому Генеральной ассамблеей ЮНЕСКО. Фактически это означает введение с 1 января 2002 года налога на добавленную стоимость на книгоиздание в полном объеме -- 20%.

Во всем мире книгоиздающие организации получают основные преимущества именно при уплате налога на добавленную стоимость (рис.21). В ряде стран к примеру, Аргентине, Бразилии, Великобритании, Норвегии, Швейцарии, Южной Корее и др. - налог на добавленную стоимость в книжном деле вообще не взимается. В подавляющем большинстве других стран НДС на книги значительно ниже, чем на другие товары. Так, в Германии при номинальной ставке НДС в 16% размер этого налога на книги составляет 7%, во Франции соответственно 19,6% и 5%, в Греции - 18% и 4 %, в Испании - 16% и 4% и так далее (рис.21). В США - НДС в зависимости от типа и жанра издания колеблется от 1% до 7% [4,8].

Все это также означает, что к осени 2002 года книги неминуемо подорожают на 60 % -80%. Их производство может сократиться на треть.

К тому же принятый Думой закон не дает однозначного ответа и на вопрос: "Где грань, отделяющая учебную и обучающую литературу, научно-познавательную и научную книгу, и т.д.?". А ведь нечеткость и возможность толкования законодательных актов и ведомственных инструкций порождают злоупотребления и коррупцию.

Новый кризис перепроизводства. 2002 год

Начало нового 2002 года послужило началом и нового кризиса в российском книгоиздании. Как видно из приведенных на рис.11,12 графиков средний тираж наименований в последнее десятилетие неуклонно снижался - от сотен тысяч в начале 90-х до просто тысяч в началу ХХI века. Это явление, характерное, заметим, не только для России, но и для всего мирового книгоиздания, свидетельствуют о постепенном насыщении рынка и получило среди зарубежных специалистов название "инфляция наименований" (titles inflation). Очевидно, что чем больше абсолютная величина отрицательного градиента (степень падения кривой) графика средних тиражей (рис.12), тем ситуация на книжном рынке ближе к перепроизводству. Как указывалось выше, первый серьезный кризис нового российского книгоиздания 1994/1995 года именно таковым по многим признакам и являлся.

Прогнозы на 2002/2003 годы (см. рис.1,2) также обещают нам ситуацию перепроизводства. По некоторым признакам к весне-лету 2002 года кризис книгоиздания станет реальностью. Если бы не "Гарри Поттер" с "киноподдержанным" Дж.Р.Р.Толкиеном [5,8], то положение отрасли на начало весны 2002 года было бы совсем удручающим. Типографии недогружены, издатели сокращают выпуск.

Этот кризис, инициированный отменой налоговых льгот, усугубили несогласованность и параллелизм в наполнении выпуска конкурирующих издательств, бегающих, как в плохом футболе, "толпой за одним мячом", печатающих и распространяющих по своим оптовым реализационным каналам почти одни и те же книги. В результате, при отсутствии у издателей розничных книготорговых сетей и средств на их создание, на книжных прилавках "сходятся" с десяток "Русских кухонь", пяток "Книг по вышиванию", легион одинаково грозных в названиях и похожих по содержанию "боевиков" и т.д. Читателю же все больше подавай штучный товар, "раскрученные" бренды, качественные тексты. Тот, кто не потерял до сих пор привычку к чтению, не хочет, затрачиваясь на книги, терять время и деньги понапрасну.

Кризис ценообразования. Линия жизни российского книгоиздания.

Текущий - 2002 года - кризис перепроизводства в книгоиздании, тем не менее носит, на наш взгляд, локальный характер. Случился же он на фоне другого долговременного и системного кризиса, обусловленного сложившейся в России системой ценообразования на книги.

Суть кризиса заключается в том, что рыночные отпускные цены издательств так низки, что делают бизнес нерентабельным для производителя-издателя и неинтересным для автора, которому помимо "работы в вечность", надо, вообще говоря, как-то жить и кормить семью. Россияне, привыкшие к дешевым книгам, не проявляют, за исключением "новых средних русских" [11,13], готовности платить за них больше, а издатели, оказываясь перед угрозой банкротства, уже не могут обеспечить сохранение цен на сложившемся уровне.

Тенденция на удешевление книг обозначилась еще в средине 90-х при первом кризисе перепроизводства, однако, окончательно этот кризис оформился после августа 1998 года. Лучшей иллюстрацией складывающегося положения является график оптовой долларовой цены среднестатистической книги в твердом переплете (рис.14). Таковой книгой выбрана текстовая книга детективного жанра объемом около 360 полос в переплете 7БЦ со средним сложившимся на рынке тиражом. Детектив потому, что это самый "рыночный" жанр (рис.22,23), постоянно востребованный читателями, в котором конкуренция высока, количество издаваемых книг велико, а цена на них определяется складывающейся конъюнктурой. Без большой натяжки можно назвать этот график "линией жизни российского книгоиздания". Метафорический смысл этого определения заключается в той простой мысли, что "сколько зарабатываешь, так и живешь" и соответственно "по одежке протягивай ножки". Глядя на графики (рис.1,2,11-18), можно предположить, что российское книгоиздание близко к тому чтобы "протянуть ноги". Действительно, на фоне падающих тиражей, отпускная издательская цена книг самого массового жанра после августа 1998 года стабильно колеблется около одного доллара! А это означает, что издатель, зажатый между "долларовой наковальней" наших экспортноориентированных бумажников и "молотом" покупательной способности населения, зарабатывает с каждой проданной (!) книги около 3-х рублей, а автор и того меньше - около 2 рублей. Все остальное оседает у торговцев. До начала 2002 года российским издателям как-то удавалось справляться с положением... Введение же с 1 января 2002 года НДС, съедающее и без того мизерную прибыль, делает положение отрасли критическим.