Читать онлайн "Конфликт между законами" автора Шейнисе Клод - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Шейнисе Клод

Конфликт между законами

Клод Шейнисе

Конфликт между законами

Двадцатый век породил вычислительную технику. Но он же породил и нелепые выдумки относительно электронно-счетных машин. Летописцы науки дают себе волю - "мыслящие машины", "электронный мозг", "сверхмозг"... Из того обстоятельства, что ЭВМ типа 14-40 может сы-грать простенькую партию в шахматы, а типа 360-30 - по двум-трем строчкам установить, кто автор текста, досужий профан, ничтоже сумняшеся; делает поспешные выводы, приписывая приборам, немного более сложным, нежели маникюрные ножницы или пннцет, чисто челове-ческое качество - способность принимать решения по соб-ственной воле.

И даже когда люди наделили машины свободой выбора между теми или иными способами решения заданной проблемы, от этого ничего не изменилось.

В следующем столетии беспрестанная миниатюризация приборов, снижение себестоимости электронной техники и к тому же необходимость исследований планет, проводи-мых в такой среде, где человек работать не может, подве-ли человека к осуществлению его извечной мечты о роботе.

В тот высокоторжественный день, когда появилась на свет первая партия электронных роботов - устройств-ана-логов систем, обладающих свободой выбора, - им присвои-ли имя "Карел" (в честь Карела Чапека, придумавшего слово "робот"). Но и у них свобода выбора была лишь от носительной, они были свободны не более, чем любой ин-струмент, повинующийся воле человека.

Простейшее орудие - молоток - не снабжено каким-либо устройством, которое предотвращало бы удар по пальцам. Более совершенное орудие бумагорезательная машина - останавливается, если рабочий не успевает убрать из-под нее руку. Что же касается сверхсовершен-ной машины - Карела (или, точнее, в какой-то мере че-ловекоподобного механизма, чьим прообразом послужил Карел), то в ней было множество таких устройств, предна-значенных лишь для одного - помешать человеку своей новой "игрушкой" стукнуть себя по пальцам.

Этот рассказ посвящается Айзеку Азимову, деятелю науки, который в 40-х годах XX цена, намного опередив свое время, сформулировал и облек в форму законов наи-более существенные положения относительно такого рода страховки. Но:

1) Невозможно предусмотреть все...

2} Кто хочет все делать слишком хорошо...

Для людей жизнь на Проционе-Ш была отнюдь не райской, хотя местные жители со своим фторо-кремниевым обменом чувствовали себя великолепно, купаясь в плави-ковой кислоте. Но это уже другая история.

Проционцы, находящиеся примерно на уровне развития землян 20-х годов XX века, впрочем, оказались народом гостеприимным и приветливым. При помощи специально разработанного радиокода, позволявшего взаимное обще-ние, они сообщили о своем согласии на то, чтоб земляне высадились и оборудовали на Проционе-Ш свою базу - герметизированную капсулу с кислородной атмосферой, внутри, прочно прикрепленную к скале, чтобы противо-стоять фтористым ураганам.

Через толстые двойные иллюминаторы, сделанные из прозрачного материала, устойчивого к разъедающему дей-ствию кислорода, а снаружи - к такому же действию фто-ра, с инертным газом посредине, между рамами, обитатели Проциона порой с доброжелательным любопытством со-зерцали чудищ, вдыхающих кислород и пьющих закись водорода. Подумать только, что эти чудища называют за-кись водорода водой! Но это опять-таки совсем другая ис-тория.

В тот день на базе, содрогавшейся, несмотря на все крепления, под бешеными порывами фтористого урагана, томились от скуки трое землян. Двое из этих чудищ при-надлежали к числу пьющих закись водорода (частенько с добавлением некоего этилового соединения в виде вод-ки - это относилось к экспедиционному биологу и пси-хологу, русскому полковнику медицинской службы Борису Мужинскому - либо рома, когда дело касалось американца Питера Говарда, геолога, минералога и химика). Третье-го - тоже землянина - звали Карел-178, и томился он больше всех. Ибо из-за обостренного, как и у других Ка-релов, чувства ответственности он считал, что все непри-ятности происходят из-за него. Пожалуй, здесь была доля правды, хотя сам Карел, конечно, был совершенно не ви-новат.

Накануне Питер пожаловался:

- Я плохо себя чувствую. Болит живот.

Борис жестом обвинителя ткнул в Карела пальцем и, раскатисто произнося "р", приказал по-французски - а он говорил с Питером именно на этом языке:

- Повтори-ка Первый закон роботов!

Отдаленно напоминавший человека футляр, которого называли Карелом, не мог менять выражение лица, зато голосовой регистр робота был очень богат. Удивленно, до-садливо-жалостливым тоном, каким обращаются к надоед-ливому ребенку, отнюдь не изменившись в "лице", Карел ответил:

- Первый закон. Робот не может причинить вред че ловеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.

Карел был славным малым, но чувство юмора в отличие от сегодняшних роботов у него было развито слабо.

- Вот видишь, ты нарушил Первый закон, - продол-жал врач.

Прежде чем брякнуть "Как так?", Карел издал дико-винное гудение.

Борис расхохотался:

- Очень просто! Ты в полдень накормил нас неудобо-варимым американским кушаньем - сосисками с кетчу-пом. И вот пожалуйста - у Питера болит живот.

Питер улыбнулся, несмотря на недомогание (пока это было лишь легкое недомогание!). Ни тот, ни другой че-ловек не был специалистом по роботам и не отдавал себе отчета в том, какой грозный смысл имеет сказанное. Ибо для робота нет ничего более важного, чем Первый закон. Не худо бы это знать любителям шуточек.

Человеку шутка может спасти жизнь. Но у Карела она может вывести из строя дорогостоящий мозг. Вот мы и подошли к нашей истории.

Побледнеть Карел не мог, он не был на это способен.

Он ответил бесцветным голосом:

- Вы полагаете, доктор, что Питеру повредил приго-товленный мною обед?

Однако Борис был поглощен своим делом и не ответил. Уложив американца на кушетку, он пощупал его живот и, хмурясь, произнес:

- Как же так - не вырезать-аппендикса перед поле-том в космос! Весьма непредусмотрительно!

Двенадцать часов спустя стало совершенно ясно, что диагноз правилен и требуется операция, к тому же без-отлагательная. И вот начинает разыгрываться драма. За-вязка: Карелу одно за другим отдаются распоряжения. Прежде всего - очистить длинный стол, за которым и обе-дают, и работают. Затем Борис, вертя в могучих руках ам-пулу растворителя для пентотала, приказывает:

- Сходи в кладовку, приставь себе новую пару рук и прокали их на огне.

Карел повинуется беспрекословно. Такие, как он, не оборудованы устройством для обсуждения приказов. Ког-да он возвращается в столовую, вытянув новые стерилизо-ванные руки и стараясь ни к чему не прикоснуться, Питер лежит па чистой простыне, а Борис извлекает из ящичка стерильные инструменты. Американец, уже усыпленный, тихонько дышит через маску, подсоединенную к небольшо-му черному баллону. Стоя у стола, Борис отдает очередное распоряжение:

     

 

2011 - 2018