Выбрать главу

— На ринге? — поинтересовался Кортес.

— На войне, — просто ответил Муба. — Лет восемь назад, если не ошибаюсь. Я еще удивился, что такую старую модель выставляют на турнир.

— Де Понт модернизировал куклу, — с умным видом сообщил Артем. — Я читал, что она стала более современной.

— Не заметил, — усмехнулся хван.

Он убрал мечи в ножны, сложил их вместе и аккуратно перетянул кожаными ремешками.

— Твоя команда в четвертьфинале, квалификацию в дуэлях ты прошел, теперь вот Ангела завалил. — Кортес задумчиво потер кончик носа. — Твои шансы повышаются с каждым днем, дружище.

— Я хочу взять Абсолют, — помолчав, ответил Муба. — Очень хочу.

— Серьезная цель.

— А какой смысл заниматься мелочами?

— Логично.

За всю историю Турниров великого магистра титул абсолютного чемпиона и прилагавшийся к нему Молот Трех Драконов завоевывался всего тридцать семь раз и был самым желанным трофеем для любого воина Тайного Города. Каждый год десятки претендентов громогласно объявляли о намерении вписать свое имя в историю и чаще всего оставались ни с чем, ибо правила Абсолюта были просты и суровы: первое место во всех номинациях. Команда претендента должна стать сильнейшей в групповых схватках, а сам он завоевать Кубок Дуэлей и благополучно миновать квалификационные бои с големами. Финальный поединок между претендентом и обладателем Кубка Големов становился украшением Турнира и порождал колоссальный ажиотаж у жителей Тайного Города. Но за тысячи лет прошло всего пятьдесят два финала, и цель, поставленная четырехруким, вызывала уважение.

— В этом году претендентов на Абсолют не очень много, — улыбнулся Кортес, намекая на недавно прошедшую войну между Великими Домами. Кампания оказалась скоротечной, но опустошительной: и Орден и Зеленый Дом потеряли большое количество классных боевых магов.

— Зато остались лучшие, — пожал плечами Муба. — Естественный отбор.

— Согласен, — серьезно кивнул Кортес. — В той мясорубке уцелеть было непросто.

— Кстати, — вклинился в разговор Артем, — Муба, если ты закончил на сегодня, то предлагаю поехать куда-нибудь и отпраздновать удачное преодоление квалификации. Как насчет «Для желудка»?

— Можно, — буркнул хван, — но не сразу. Мне надо дождаться результатов еще одной схватки.

По его тону наемники поняли, что хван не в восторге от предстоящего поединка.

— Хочешь посмотреть на конкурента? — поинтересовался Кортес. — Не обидишься, если мы сделаем ставку?

— Это не конкурент, — проворчал Муба.

— А кто?

— Партнер.

— Член твоей команды?

Хван кивнул.

— Борис фон Доррет тоже претендует на титул абсолютного чемпиона.

— Это не может радовать, — протянул Артем. Здравый смысл и неписаный обычай гласили, что только один член команды мог претендовать на Абсолют. Слишком много неожиданностей таили в себе поединки и схватки с големами.

— Зачем ты его взял? — скривился Кортес.

— Мне был нужен классный опорный боец, — объяснил Муба.

— А почему он пошел к тебе?

— Рыцари Драконы собрали свою команду, но Борис правильно оценил ее силу, — негромко пояснил хван. — Они вылетели в первом же круге, после встречи со сборной масанов. А в обеих командах, которые выставила гвардия великого магистра, свои лидеры — рыцари командоры войны. Они оба заявлены в Абсолют, и никто бы не позволил Борису путаться под ногами.

Фон Доррет был лейтенантом и только готовился получить титул командора, а субординация в Ордене всегда стояла на первом месте.

— Вот он и подался ко мне.

— Внимание! Девятнадцатая квалификационная схватка на звание абсолютного чемпиона! — объявил в микрофон маршал-распорядитель. — В красный угол ринга вызывается… — Лототрон выплюнул шар, Гуго де Лаэрт ловко подхватил его и прочитал: — Борис фон Доррет!

Из технического коридора появился рыжеволосый здоровяк в плотном халате. Юный оруженосец тащил за ним тяжелый двуручный меч.

— Муба, гляди веселей!

Хван угрюмо махнул рукой.

— Удачи!

— А кто будет его соперником?

— Сейчас узнаем.

Лототрон маршала-распорядителя закрутился, случайным образом выбирая противника для очередного претендента на Молот Трех Драконов. Борис же, улыбаясь ободряющим крикам, сбросил халат и развел в стороны руки, приветствуя публику. Он пренебрег классическими доспехами, ограничившись лишь плотными рейтузами и шипастыми щитками на голенях, зато теперь, когда он играючи взмахнул неподъемным двуручным мечом, зрители смогли вдоволь полюбоваться на великолепный торс, могучие плечи и сильные руки. Рельефная мускулатура рыцаря сделала бы честь любому последователю старины Вейдера.

— Красавец, — усмехнулся Кортес.

— Показушник, — пробормотал хван.

— Эту победу я тоже посвящу тебе, моя красавица!

Фон Доррет склонился к прелестной светловолосой женщине в белом платье. Она тихо произнесла несколько слов в ответ, и Борис рассмеялся:

— Я же сказал, что одержу победу! Ведь это всего лишь кукла! Других вариантов нет!! А что пообещаешь ты?

Ответ прозвучал по-прежнему негромко, но силач вскинул вверх большой палец, показывая, что услышал то, что ожидал, расправил плечи, одним прыжком занял свое место на ринге и послал воздушный поцелуй незнакомке. Лототрон продолжал вертеться.

— Его подруга? — поинтересовался Артем.

— Она вертится вокруг Бориса уже пару недель. — Муба раздраженно сплюнул. — Возможно, этот петух полез в Абсолют из-за нее.

— А что за девчонка?

— Откуда я знаю? — Хван поморщился. — Тебе-то что?

— Кортес приучил меня обращать внимание на мелкие детали.

Опытный наемник покосился на напарника, затем в его глазах мелькнуло понимание:

— Ах, да! Инга же улетела!

Муба хлопнул себя по лбу левой верхней рукой:

— Я понял!

— Это к делу не относится, — отрезал Артем.

— Ну да, конечно, — четырехрукий и Кортес одновременно улыбнулись.

— Инга — ведьма, — продолжал защищаться молодой наемник.

— Для впечатлительного чела это, без сомнения, послужило бы сдерживающим фактором.

— Но мы слишком хорошо тебя знаем.

— Я честный чел.

— Не надо наговаривать на себя.

Лототрон остановился, и Гуго де Лаэрт взял в руку выкатившийся шар:

— В синий угол вызывается…

Толпа затаила дыхание.

— Надеюсь, Борису повезет, — не выдержал Муба.

— Лунатик!

Хван процедил сквозь зубы короткое ругательство, а вокруг ринга послышались сочувственные крики:

— Лунатик!

Артем заметил, как вздрогнул Борис, как его рука сдавила рукоять меча, а вторая машинально нащупала висящую на поясе «дырку жизни», спасительный артефакт. Показушная удаль соскользнула с силача, и сейчас в красном углу стоял сосредоточенный воин, ожидающий очень серьезного противника.

— Надо же, как не повезло, — простонал Муба. — А ведь у нас завтра четвертьфинал командных боев.

* * *

Зина раскрыла программку: «Лунатик, модель „Лунатик“, голем мастера Барраги, Темный Двор». Коротко и ясно, никакой дополнительной информации. Впрочем, изделия этого мага не нуждались в рекламе. Навы чаще других Великих Домов использовали в войнах боевых кукол и по праву считались лучшими специалистами в этой области магии. Достаточно сказать, что семьдесят процентов всех Кубков Големов уехало в Цитадель.

— Может, для наших целей подойдет кукла? — криво улыбнулась Зина.

— Хорошая шутка, — согласилась Олеся. — Надо подумать.

Она совсем не смотрела на Бориса, словно его уже не существовало, а все внимание сосредоточила на процессии, направляющейся к синему углу ринга. Возглавлял шествие мастер Баррага.

Высокий, тощий, довольно старый нав, он с достоинством принимал уважительные возгласы толпы, но его лицо оставалось абсолютно бесстрастным. Баррага был одет в классический рабочий комбинезон мастера големов, но над этой «скромной» одеждой, как отметила про себя Олеся, потрудились лучшие дизайнеры Тайного Города. Следом за ним, согласно традиции, ученики и помощники несли награды. Девятнадцать Кубков. Больше за всю историю Турнира не завоевывал никто. Девятнадцать! Баррага не часто делал новые модели големов, но каждая из них становилась сенсацией.