Читать онлайн "Литературная Газета 6531 ( № 43 2015)" автора Литературная Газета Литературка Газета - RuLit - Страница 4

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Не говоря уже о ранее данном нашим руководством фактическом согласии на уничтожение Ливии (резолюция СБ ООН о «бесполётной зоне») – без этого никакого ИГИЛ вообще просто не было бы...

Да, глобальная дипломатия и политика поддержки союзников (включая союзников не формальных, но объективных – тактических) – вопросы сложные. Но главный урок: есть вопросы, по которым идти на уступки «партнёрам» (глобальным конкурентам, а по ряду вопросов и прямым противникам) – подобные тем, на которые шло российское руководство по сирийскому и иранскому вопросам (а ранее и по ливийскому) – категорически неприемлемо.

И последнее. Если мы понимаем, что, хотя и воюем формально против некоего ИГИЛ, но фактически противостоим планам США и объединённого Запада, то, наверное, и в тылу у нас – в экономической и социальной политике – надо наводить порядок, адекватный пониманию реалий. До этого пока далеко. Но об этом подробнее – в следующей статье.

Фотоглас № 42-43

Фотоглас № 42-43

Фотоглас / События и мнения

Фото: Алььерт БАГАУТДИНОВ

Образы нового мира

Образы нового мира

Политика / Новейшая история / Авторитетное мнение

Что завтра? Район Дахания в Дамаске

Фото: ИТАР-ТАСС

Теги: Россия , политика , общество

На минувшей неделе в Сочи прошли дискуссии в рамках заседаний Валдайского клуба, на одном из которых выступил Владимир Путин. Отмечалось, что международная обстановка вызывает тревогу, а также озабоченность: как будут развиваться угрозы, что более естественно с точки зрения состояния человека – мир или война? Об этом много говорится на протяжении последних лет. Мы всё чаще слышим о так называемом пере­устройстве в системе международных отношений. Вхождение Крыма в состав России подлило масла в огонь и без того горячих дискуссий, а недавно начавшийся «миграционный кризис» в странах Евросоюза обнажил многие пороки современной мировой политики. Но действительно ли формируется новый мир? Каковы его контуры и основные структурные единицы? Наш собеседник – Ольга АБРАМОВА, доктор политических наук, профессор, заведующая кафедрой факультета национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

– Очевидно, что картина мира меняется и ситуация развивается в сторону многополярности, поскольку появляются и крепнут новые региональные центры. На ваш взгляд, это явление временное или оно будет набирать силу?

– Происходящие сегодня изменения на мировой арене являются следствием объективных процессов, и в первую очередь смены технологических и экономических укладов. Динамику развития современных международных отношений характеризуют два основных процесса: глобализация и регионализация. По моему мнению, в настоящее время происходит формирование полицентричной модели с доминирующим государством, которым, безусловно, являются Соединённые Штаты. Говорить о многополярности в современном мире не приходится, поскольку «полюса», если их существование и предполагается, должны быть равными.

А политика США, ко всему прочему, заключается в сдерживании развития региональных центров силы, как возможных новых «полюсов», что, безусловно, обеспечивает сохранение лидирующих позиций Штатов в сложившейся системе международных отношений. Однако формирование региональных центров силы – явление не временное, а объективное. Этот процесс будет набирать силу, что наряду со стремлением Соединённых Штатов проводить политику «сдерживания», к сожалению, не прибавит стабильности и устойчивости мировому развитию. В связи с чем, я полагаю, количество конфликтов будет увеличиваться, вероятно даже вооружённое противостояние.

– Украинский кризис – это проявление противоречий, которые существуют в современной архитектуре международных отношений, или проблема заключается лишь в столкновении интересов правящих элит ведущих государств и различных сил внутри самой Украины? В чём отличие этого кризиса от других цветных революций?

– Украинский кризис – это даже не столько проявление противоречий в существующей системе международных отношений, сколько столкновение геополитических интересов глобального игрока и региональных центров силы на соседней с нами территории. Существует много составляющих, которые привели к кризису: это и объективные внутриполитические проблемы, в их числе неразвитость экономической системы, коррупция, неэффективность деятельности политических элит, сформировавшаяся система олигархического капитализма, т.е. масса внутренних проблем. В то же время Украина представляет интерес своей ресурсной составляющей – как известно, там, в районе Славянска, было открыто месторождение сланцевого газа, что представляло и, видимо, представляет огромный интерес для компании Shell. Ею был даже разработан проект по добыче этого полезного ископаемого.

Интерес Европейского союза – земля, знаменитый украинский чернозём, который целыми составами вывозили немцы во время Великой Отечественной войны. Помимо всего прочего, Украина – это также и огромный рынок, который, в случае вхождения страны в Ассоциацию с ЕС, она может предоставить европейским и американским товарам. А это, в свою очередь, должно способствовать решению европейскими странами ряда экономических проблем и стимулировать рост собственного производства в той же Германии, например.

Однако, на мой взгляд, всё-таки именно геополитическая детерминанта в украинском кризисе является определяющей. То есть достижение контроля над этой территорией с точки зрения военно-политической составляющей. На деле это открывает возможность американцам разместить ракеты НАТО прямо на границах России. Я абсолютно уверена, что даже в том случае, если бы Крым остался в составе Украины, обострение отношений США с Россией всё равно бы произошло.

Технологии цветных революций везде примерно одни и те же. Само государство Украина, конечно, отличается от арабских стран, но технологии применялись на основе теории управляемого хаоса. Поэтому я не вижу каких-то радикальных отличий с точки зрения организации и проведения данного типа революции в той или иной стране.

– Всё чаще высказывается мнение о необходимости реформирования ООН. Проблема миграции в объединённую Европу беженцев из стран Азии и Африки добавляет аргументов в пользу сторонников данной позиции. Но действительно ли нужно некое обновление и в чём оно должно заключаться?

– Вопрос о реформировании самой организации, а также её специализированных институтов, находится на повестке дня уже давно. Почему вопрос так важен? Да потому, что многие наиболее острые глобальные проблемы с должной эффективностью не решаются. Какие-то локальные программы, скажем, по борьбе с бедностью, – они действуют с помощью организации и институтов ООН, но главные проблемы современности: экологическая, имущественного разрыва между богатыми и бедными, безопасности – не решены. Полностью это сделать невозможно в принципе, однако частично снизить степень остроты – можно. Для этого необходим консенсус и более активное участие всех государств – членов ООН.

Думаю, значимость некоторых стран – членов этой организации должна быть пересмотрена, то есть квоты для представителей развивающихся государств должны быть увеличены. Именно за это как раз и бьются лидеры многих региональных центров силы, сетуя на то, что ситуация в мире меняется, а ООН действует по старым правилам, в соответствии с которыми лидерство остаётся за развитыми странами, прежде всего за США. В своей стратегии национальной безопасности, принятой в феврале этого года, Штаты отмечают назревшую необходимость реформирования ООН и некоторых других организаций, но ничего не говорят о стратегии реформирования. Возрастающая роль развивающихся государств действительно признаётся, но дальше этого не идут, и поэтому ничто не реформируется.

     

 

2011 - 2018