Выбрать главу

Ответов пока нет. Слишком мало начальных данных. Никаких улик, если не считать глянцевых снимков. Предоставить дополнительную информацию может только один человек. Тот самый дворник, лицо которого я видел на фотографии.

Простого российского дворника обнаруживаю на детской площадке.

Вокруг деревянной детской песочницы, откуда любители кошек любят воровать природное ископаемое для своих писающих питомцев, аккуратно уложены несколькими рядами наполненные песком мешки из-под картошки. Сам гражданин дворник, вооружившись совковой лопатой, по пояс голый, методично углубляется в землю.

Присаживаюсь на краю окопа, и скрытно наблюдаю за работой свидетеля, пока не становится скучно. Вид копающего человека во мне всегда вызывает желание подсказать, как надо правильно копать. Но сейчас я на работе.

·Гражданин Иванов? И.С.?

Свидетель преступлений от неожиданности роняет лопату, но тут же решительно берет себя в руки. Спокойно достает початую российскую пачку с иностранными сигаретами и, только сделав три глубокие затяжки, поднимает на меня глаза.

Повторяю вопрос, нечаянно выдвигая вперед плечо с новеньким погоном:

— Иванов, спрашиваю?

— А ты кто?

— Вопросы здесь задаю я.

Свидетель, расслышав твердые нотки в моем, пока еще не совсем окрепшем голосе, смущается.

Так-то лучше. Первое правило опера, поставить всех на свои места. Теперь, когда свидетель знает, что разговаривает не с простым прохожим, можно приступить к опросу. Или к допросу, как дело пойдет.

Достаю записную книжку, на обложке которой написано, что это именно записная книжка, а не женский еженедельник, и задаю первый вопрос:

— Что вы можете сообщить по поводу внезапных и незапланированных появлений в данной местности известных вам и всему миру лиц?

Свидетель колется моментально и выкладывает все, что ему известно. А известно ему немного, потому как ничего нового для себя из ответов Иванова И.С. не узнаю.

Вот уже второй месяц подряд неизвестный злоумышленник, явно ставленник мирового мафиозного движения, производит несанкционированную местной администрацией доставку иностранных гражданок на территорию микрорайона. В одно и тоже время, в одно и тоже место. Никакие мероприятия по поимке со стороны, как свидетеля, так и правоохранительных органов ни к чему хорошему не привели. Удивленные и визжащие иностранные гражданки, состоящие сплошь из популярных кинодив и моделей, как появлялись, так и продолжают появляться.

— Так что, гражданин начальник, получается, что правоохранительная машина буксует всеми пятью колесами, включая запасное.

Свидетель грустно вздыхает, сожалея о слабой материальной базе и о недостаточном финансировании родной милиции.

— А это зачем? — поднимаю увесистый камушек и швыряю в плотно уложенные штабели мешков.

Мешок, в который попал булыжник, ругается матом, и в нем прорезаются глаза.

— Ты смотри, куда кирпичи швыряешь, командир! Слышь, Семеныч, еще один на нашу голову приперся.

Семеныч, он же мешок в самом нижнем ряду, с тугим сопением выдвигает корочки и тыкает ими мне в глаза:

— Особый отряд по борьбе с экологическими преступлениями.

Я перестаю бесполезно шарить рукой на поясе в поисках отсутствующего пистолета. И задаю очередной, где-то даже дурацкий вопрос:

— А зачем?

Корочки исчезают. Вместо них появляется прибор ночного видения, который пристально изучает мое растерянное лицо.

— А чтобы всякая мразь народу спокойно жить не мешала.

Про кого говорит прибор ночного видения, непонятно. Но, скорее всего про тех, кто совершает самое величайшее преступление века.

Свидетель Иванов нервно теребит меня за новенький погон.

— Засада тут у них, — объясняет он, — Десять человек здесь и еще полсотни вокруг. На крышах снайпера засели. Стреляют в каждого, кто в пределах видимости окажется. Человек десять уже уложили. Или, вон видишь, мужик бульдога выгуливает?

— Неужто тоже? — почему-то пугаюсь я.

— Точно, — ухмыляется свидетель, — Майор, только гавкает постоянно.

Я внимательно оглядываюсь. Слова свидетеля и Семеныча позволяют по-новому взглянуть на окружающий мир.

Старушка, божий одуванчик, опираясь снайперскую винтовку, как на клюку, третий раз подряд пробегает мимо с полной сеткой молока. Пенсионеры в шортах и пиджаках с оттопыренными карманами играют в теннис. Самолеты пролетают низко-низко. В иллюминаторах серьезные лица фотографов и десантников. Молоденькая воспитательница ведет на веревке детишек, у которых весьма угрюмые лица и резиновые дубинки вместо детских лопаток. Обкуренный подросток с плеером в ушах и походной рацией за спиной обтирает стенки телефонной будки. Пятнадцать танков запаркованы под знаком «стоянка для танков запрещена». Пять расчехленных пушек в витрине местного продуктового магазина строго осматривают местность.

— И как успехи? — интересуюсь я, вникнув в серьезность засады.

— А никак, — свидетель внимательно разглядывает трудовую ладонь, на которой сверкает золотой перстень. — Второй месяц без горячей пищи сидят, толку только нет.

— А эти… жертвы? — продолжаю давить намеченную линию.

— Как часы, — свидетель переходит к рассмотрению второй трудовой ладони, на которой сверкает еще один золотой перстень. — На прошлой неделе, в воскресенье, как положено. Аккурат на площадке для выбивания ковров. Фамилию не скажу, больно мудреная. Со строительством связанная. Жена какого-то американского фокусника, который статую Свободы свистнул. Потом, правда, вернул.

Это уже кое-что!

Вытянув над головой удостоверение, чтобы ненароком не подстрелили, подхожу к площадке, на которой ранее граждане обычно выколачивали пыльные ковры и паласы. Сейчас от площадки не осталось и следа. Земля вымощена мраморными плитами. Расстелены красные дорожки. Рядом с кабинкой для переодевания замер военизированный почетный караул с карабинами. Неподалеку стоит работающий вертолет, неработающий военный оркестр, походная кухня с варящейся овсяной кашей и солдатская тумбочка с черным телефонным аппаратом прямой международной связи.

Подходит, чавкая иностранной жвачкой, свидетель Иванов.

— Что думаете делать, гражданин начальник? — два передних зуба у него золотые.

— Когда очередной завоз ожидается? — поднимаю с мраморных плит белую пуговицу с иностранной надписью и прячу улику в целлофановый пакет из-под утреннего батона.

— Сегодня, — дворник смотрит на золотые часы неизвестной мне швейцарской фирмы, — Ровно через час. Ловить будете, гражданин начальник?

Я не отвечаю. Свидетель, даже если он единственный, не должен знать оперативных планов. Отхожу на присмотренную ранее укромную позицию под детским грибком. Сучковатый столб с куском крашеного железа на макушке. Сажусь, прислоняясь к дереву. Сверху свисают четыре пары сапог. Нечищеных, кстати. Снимаю фуражку, вытираю лоб. Жарко.

— Ничего не получится, — свидетель пристраивается рядом, сжимая в руках метлу с дарственной надписью от мэра.

— Почему? — жарко так, что приходиться снять и китель. Жалко, на рубашке нет погон.

— Потому, что уже все уже было, — философски поясняет свидетель, доставая из кармана горсть семечек, — Хотите, гражданин начальник? Как хотите. Не поймать вам преступников. Девчонки как появлялись, так и будут появляться. Лучше бы построили трибуны, поставили мачты с фонарями, да народ пускали за деньги иностранных гостей разглядывать. И государству прибыль, и жертвам бесплатная реклама.

— Поймаем, — не совсем уверенно заявляю я.

— Вряд ли, — зевает дворник. — В прошлый раз Семеныч тоже клялся. И что? Глазом моргнуть не успели, а новая гражданка тут, как тут. Одна, без сообщников и захватчиков. Прямиком из Европы. Р-раз, и появился ни откуда. Стоит, визжит, на КГБ все валит, бедолага.