Выбрать главу

Огромным усилием мне удалось сдержать слезы. Только поманив, счастье снова и снова отталкивало меня, потешаясь.

— Ведь я права? — повторила госпожа Дафна мягко, но настойчиво.

— Да, госпожа, — ответила я униженно.

— Не расстраивайтесь слишком сильно, — она проявила благородство и попыталась меня утешить. — Конечно, принц Дагобер любую сведет с ума своей сияющей красотой. Недаром, его имя означает — сияющий, как день! Но любовь и обида пройдут, поверьте. Вы найдете свое счастье с гномом вашего круга и вспомните об этих днях, как о безумном сне. Прекрасном, но безумном.

Я кивала, все ниже опуская голову.

— Если не хотите спать, — сказала эльфийка, решив, видимо, что с меня достаточно, — я позову Лионель, и она сыграет вам на лютне. Его высочество приказал, чтобы вы дожидались его. Но как по мне… — она сделала многозначительную паузу, — лучше бы вам уйти, чтобы не тревожить его лишний раз.

61

Медоточивые речи эльфийки снова повлекли меня в глубину — словно я опускалась на дно огромной, спокойной реки. И в самом деле — зачем причинять Дагоберу беспокойство? Он, наверное, и думать позабыл об опрометчивых словах. Невеста — гнома!.. Просто смешно!..

Я уже спустила ноги на пол и одернула платье, готовясь последовать совету госпожи Дафны и убраться из замка поскорее, как вдруг по комнате разлился сладостный запах сирени. «Река» тут же отпустила меня, и я встряхнула головой, будто выныривая на поверхность.

— Ах, как пахнет сирень! — сказала госпожа Дафна. — С тех пор, как принц вернулся, в этом замке одно волшебство сменяет другое. Вы чувствуете, госпожа Эрмель?

Конечно, я чувствовала. И сирень прояснила мое сознание получше пригоршни холодной воды в лицо. Выпятив подбородок, я решительно уселась в кресло и сунула руки под мышки.

— Все же лучше мне остаться, — сказала я резко. — Принц просил об этом, а для меня просьба его высочества — все равно, что приказ.

— Как знаете, — эльфийка посмотрела на меня внимательно, но раздосадованной не казалась, хотя я думала, что она рассердится.

Вот она — эльфийская магия во всей силе! Интересно, госпожа Дафна сама решила применить ее на мне или подсказал заботливый дядюшка Асгобер?

Заботливый дядюшка!

Только сейчас я вспомнила, что не рассказала принцу, что произошло после гибели ведьм. Герцог не так прост, как я сначала подумала, и вовсе не суетливый болван, каким казался! Плохо дело, Дагобер! Я заерзала в кресле, поглядывая на госпожу Дафну, которая чинно сидела напротив, не спуская с меня глаз, как сторожевая псица. Дядюшка с таким восторгом поддержал племянника, решившего жениться на гноме… Но ведь я не самая прекрасная! Пусть фея Сирени обласкала меня и всячески привечала, но вряд ли это нейтрализует проклятье! Дагобер женится на гномке и умрет на следующий день после свадьбы — не об этом ли мечтает герцог своей мерзкой жабой?

Хотелось сразу же броситься на поиски принца, но я осталась терпеливо ждать возвращения принца. Все равно я не знала, куда идти, а просить госпожу Дафну посчитала неразумным. Раз уж она убеждала меня уйти, не дожидаясь Дагобера, то что помешало бы ей завести меня совсем в другую сторону?

Минуты тянулись длинные, как часы, и я совсем извелась от ожидания, когда принц вернулся. Но не один, а в сопровождении дядюшки. Я прикусила язык, потому что Дагобер как раз благодарил герцога за поддержку.

— Нам с Эрмель предстоят непростые времена, — говорил принц. — И я рад, что ты понял меня и принял ее.

— Разве могло быть иначе? — дядя похлопал племянника по плечу. — Ты же знаешь, что я всегда на твоей стороне. И для меня самое главное — твое благополучие. Когда соберется Совет Высоких, я буду первым поручителем за твою красавицу, — тут он соизволил улыбнуться мне — ободряюще, понимающе.

Я бы поверила этой улыбке, если бы не слышала разговор с жабой.

Разоблачить его сейчас? Вот прямо сейчас крикнуть Дагоберу, что дядюшка только и ждет, чтобы племянник не нашел невесту до двадцати пяти лет? Но как же не ждет, если его светлость только что заявил обратное?

Мысли мои летели вразброс, и я медлила, не зная, что предпринять.

— А вторым поручителем пойдет госпожа Дафна, — продолжал дядюшка. — Вы ведь не откажетесь, милая?

Госпожа Дафна вскинула брови, но тоже медлила заговорить, будто обдумывала что-то крайне важное.

— Все будет хорошо, — убеждал тем временем герцог Дагобера. — Если ты решил — значит, надо идти до конца. Бороться за свою любовь! Так, мой мальчик?

Дагобер улыбнулся ему и посмотрел на меня. Посмотрел так тепло и с такой нежностью, что мое сердце затрепетало тонко-тонко. Будто за спиной выросли крылья, и я сейчас взлечу.

Но запах сирени стал особенно сильным, и это меня отрезвило.

— Ваше высочество, — сказала я громко, и после эльфийских мелодичных голосов мой голос прозвучал слишком резко, — благодарю за добрые слова, что вы сказали обо мне, но вряд ли смогу стать вашей невестой.

— Что за новости? С чего это ты заговорила со мной официально? — теперь уже и Дагобер вскинул брови, а госпожа Дафна воззрилась на меня с удвоенным интересом.

Только дядюшка не растерялся:

— Все хорошо, молодые люди! — он встал между нами, поглядывая то на одного, то на другого, и протягивая к нам руки. — Девушка немного растеряна от внезапно свалившегося счастья, но Дагоберчик ее успокоит. Правда, племянник?

— Ты мне не веришь? — принц шагнул ко мне и опустился на одно колено. — Эрмель, мы столько пережили вместе — и ссорились, и мирились. Ты спасла мне жизнь не единожды…

— Но и ты спас! — воскликнула я. — И это вовсе не повод, чтобы жениться!

— Ты не хочешь выходить за меня? — на лице Дагобера все яснее проступало изумление.

В другой момент меня бы это рассмешило — ах! он и подумать не мог, что ему откажут! — но все было слишком серьезно, чтобы смеяться.

— Мне казалось, ты чувствуешь то же, что и я, — продолжал принц.

Госпожа Дафна прижала ладонь к щеке, слушая нас, а дядюшка снова поспешил вмешаться:

— Девушка взволнована, вот и говорит не в тему, надо дать ей время, чьтобы успокоиться…

— Я совершенно спокойна! — в противовес своим словам, я вскочила, закипая гневом. — И говорю не от волнения или чего там еще вы выдумали! Как можете уговаривать Дагобера к женитьбе на… — я запнулась, но тут же закончила: — на гноме?! Вы же знаете о наказании феи Сирени! Ему надо найти самую красивую, иначе он умрет!

Госпожа Дафна склонила голову к плечу, совсем по-птичьи, зато дядюшка заюлил:

— Дагобер сказал, фея Сирени — ваша покровительница…

— Какая разница?! Я — не самая красивая! Я… я обыкновенная! — чуть не заплакав от злости, я повернулась к Дагоберу. — Не совершай глупостей. Это… это опасно…

— Оставьте нас, — сказал Дагобер, не сводя с меня глаз. — Мне надо поговорить с ней наедине.

— Конечно-конечно! — герцог замахал рукой, призывая госпожу Дафну выйти. — Поговорите, молодые люди, вам есть что обсудить. Дагоберчик, надеюсь, ты найдешь нужные слова. Идемте же, госпожа!

— Я никуда не пойду, — сказала вдруг эльфийка. — Они собираются пожениться — их нельзя оставлять наедине. Если девушка хочет предстать перед Советом Высоких, она не может запятнать репутацию. Я останусь, как свидетель.

— Бросьте, — Дагобер поморщился, — мы с Эрмель столько времени путешествовали вдвоем. Зачем соблюдать ненужные формальности?