Выбрать главу

— Умираю, — доверительно простонала она. Кивнув, я подхватила ее и вручила сильно удивленному такой наглостью Люцу:

— Ты ведь еще и доктор.

— Но ведь не ветеринар!

— Умираю! — вставила свое веское слово птичка.

Люц фыркнул, но пошел копаться в каком-то шкафу, мы все трое молча и с интересом за ним наблюдали.

— Не надо… — тихо простонала птичка.

Люц, не обращая на нее никакого внимания, что-то творил.

— А-а-а!!! Какого хрена! Твою…!

Рев вороны уже не походил на предсмертный шепот, я с уважением обозревала спину лекаря. Тот не сдавался и продолжал лечить вырывающуюся птичку. Мы молча ждали.

— Туда не лезь. Там больно! Ой, это было мое крыло! Садист! Козел! Что это? Шприц? Клизма? Что значит два в одном?!! КУДА?! Мама!

Через пять минут полностью забинтованная и очень тихая ворона снова сидела передо мной на столе и круглым остекленевшим глазом косила куда-то вдаль. Мы все сочувственно молчали, Найт и я осторожно тыкали в нее пальцами, заговорщицки переглядываясь и радуясь отсутствию реакции.

— Кхм-хм, — напомнил о себе капитан, и ворона рухнула на бок. Я срочно изобразила на лице сурьезную мину и села прямо, поедая начальство глазами. Гм, судя по его лицу, скоро он начнет меня бояться, что наверняка будет забавно.

Найт радостно мне подмигнул, а Люц тихо уволок ворону к себе на колени, изучая жертву собственных методов лечения. Я скосила глаза вбок, стараясь тоже все увидеть, а кэп тем временем продолжил разбор полетов:

— Сейчас корабль находится в гиперпространственном прыжке. Расчетное время выхода из него у Циклоопеи — четыре часа. Там мы должны причалить к южному порту на орбите и передать груз. Все, никаких остановок, задержек и осмотров достопримечательностей, после этого возвращаемся на базу.

Я сморщилась, ворона слабо затрепыхалась под столом.

— Вопросы есть? — Вопросов не было, что капитана не больно-то обрадовало. — Тогда все свободны.

Я посмотрела на подлокотник, раздумывая, заказать ли себе еще чего-нибудь поесть или все же оставить несчастный желудок в покое, и… выбрала второе. В конце концов, я не жадная.

Глава 4

Забрав у Найта ворону, я вернулась к себе в каюту и растянулась на постели. Птичка обрастала перьями прямо на глазах, а от ожогов не осталось и следа. Нет, все-таки медицина в империи поставлена хорошо, если рядом санблок, то единственное смертельное ранение — отделение головы от тела, да и то не факт.

— Иль, у тебя червячков не осталось?

Я только отмахнулась. Ворона, кряхтя, залезла на кровать и рухнула на подушку возле моей головы.

— А если подумать? Неужели тут нет синтезатора пищи?

Я усмехнулась. Ага, щас, разбежались. Даже один такой синтезатор на весь корабль — неслыханная роскошь, а ей еще и в каждой каюте подавай.

— Жаль, — правильно интерпретировала мою усмешку Кара. — Ну ладно, попробуем выжить в этих жутких условиях. Блин, все так чешется, прям сил нет.

— Это оттого, что у тебя новые перья растут, — объяснила я и от нечего делать принялась пальцем почесывать ей пузо. Ворона сначала удивленно за этим пальцем наблюдала, а потом освоилась, разомлела и даже имела наглость попросить почесать еще и спинку.

Почесала. Жалко, что ли?

Через три с половиной часа я решила прогуляться на мостик. Вся команда уже была там и старательно изображала чрезвычайную занятость. Капитан тоже старался сделать вид, что нам верит. Выходило с натугой, но все вроде бы были довольны.

Люц копался в компьютере, разыскивая признаки искусственного интеллекта, без которого ни один нормальный корабль взлететь не может в принципе. Найт и я стояли рядом и наперебой давали дельные советы дилетантов профессионалу. Люц злился, но терпел, понимая, что отогнать нас не удастся.

— А если залезть вон в ту папочку и нажать три нечетные программы? — надрывался Найт, суясь под руку пилоту.

Тихое рычание и тычок локтем по лбу его не остановили, а только раззадорили.

— Блин, тогда правый двигатель взорвется!

— А-а-а… — промямлила я, срочно убирая руки с клавиатуры.

— А-а-а! — заорал Люц, увидев, что я понажимала.

Позади корабля послышалось какое-то странное чихание, и по полу пошли частые толчки.

К счастью, Люц вовремя купировал ситуацию, пока Найт пытался надавать мне по шее. Угу, нос еще не дорос меня бить, ясно?

Найт вскоре тоже дошел до этой умной мысли и плюнул на меня, вернувшись к истерикующему над клавиатурой Люцу и старательно заглядывая ему через плечо. Я обиженно слезла с потолка и тоже побежала посмотреть, как там идут дела. Капитан продолжал трагически молчать, стоя посреди мостика на небольшом возвышении, окруженном бордюром с сенсорными панелями, имеющими доступ к любой программе корабля (короче, на палубе он стоял). Он смотрел в экран на стене, скрытый пока что поднятыми жалюзи, и думал о чем-то своем. Ну и пусть, главное, что не мешает.

— Так! Еще раз сунетесь!.. Куда?!

Я покраснела и перестала теребить какую-то пипочку на панели управления. Люц почему-то позеленел и крайне аккуратно отодвинул меня в сторонку.

— Не трогать!

— Ее или кнопку? — уточнил Найт.

— Ее — прибить! Надо бы. А кнопку чтобы никто не нажимал!

Мы синхронно кивнули, Люц крайне недоверчиво на нас посмотрел, но предпочел сделать вид, что поверил, и снова вернулся к раскопкам искусственного интеллекта корабля. Ворона все это время сидела на одном из стульев и тихо посапывала в полудреме. Оставаться одной в моей каюте на мягкой постели она категорически отказалась. Ну и пусть ее, мало ли что она могла натворить от безделья, а мне там еще жить.

— Всем приготовиться, корабль выходит из гиперпространства. — Замогильный голос капитана чуть не довел меня до нервной икоты. Мы все трое с трудом сообразили, где находимся, и прекратили выковыривать что-то похожее на вирус из распотрошенных программ корабля. Интересно, и как он еще лететь-то умудряется. — Все готовы?

Я вспомнила, что выход из гипера, впрочем, как и вход, по инструкции надо встречать в своих креслах. Пришлось двигать ворону и пересаживать к себе на руки. Та, кстати, так и не соизволила проснуться, только каркнула во сне и попыталась тяпнуть меня за палец, но я увернулась.

— Выходим!

И мы вышли… кажется.

Резкий световой удар по глазам, куча непередаваемых ощущений в желудке, и вот уже звезды не пляшут на экране, как ненормальные кометы, а вполне спокойно висят себе каждая на своем месте, а прямо перед носом корабля виден краешек зеленой даже с такой высоты планеты и огромная махина южного порта на орбите.

— Начать стыковку.

— Есть, — кивнул Люц, и его руки запорхали над клавой.

Я облегченно откинулась на кресле и прикрыла глаза. Выход из гипера мутанты почему-то всегда переносят с трудом, хотя для остальных существ он ничем особенным не выделяется, но не для меня… блин.

— Ты как?

Открыв правый глаз, я скосила его на сидящую на коленях ворону.

— Нормально. А тебя это волнует?

— А как же, — фыркнула она. — Если с тобой что случится, я опять стану бомжевать. А так появилась еда, вода и крыша… ну, или, точнее, обшивка над головой.

Я хмыкнула и снова закрыла глаз. Хоть кому-то в этом мире я стала необходима. Приятно.

— Стыковка произведена, кэп.

Я в шоке распахнула сразу оба глаза. А где удар и скрежет сцепления? Я его проспала? Нет, судя по лицу кэпа, мне это не приснилось. Люц довольно улыбался краешком рта, продолжая колдовать над клавой.

Круто. Вот это я понимаю — способности, которых ни у кого нет.

— Найт, Илия, — мы встрепенулись и повернули к кэпу головы, — спускайтесь в грузовой отсек и подготовьте груз. Даю вам ровно тридцать минут.

Эксплуататор.

Но пришлось идти. Ворона, естественно, пошла с нами, точнее, поехала, с удобством расположившись на моем плече и продолжая дрыхнуть. Одно слово — лентяйка.