Выбрать главу

– Всё так просто?!

– Ничего сложного нет, юноша. Было бы желание.

– А что ты скажешь о национальной идее?

– Возвращение в Золотой век космических странствий. Космос ждёт! Что ещё сказать? Другими словами, общество людей должно осознать, что в космосе оно выполняет миссию Творца, где каждый человек представляет собой бессмертного Создателя. Только масштаб другой. Но какое это имеет значение? Конечной целью каждого из вас должна стать высокая мораль и нравственность. Вот за что придётся бороться, а не за материальные блага, как сейчас. Материализованное сознание человека заменится на духовное, где ценность знания и морали ставится превыше всего материального. Что тут не ясно?

– Вам легко говорить. Но как всё это воплотить в жизнь?

– Сначала надо построить на Земле на смену рыночному плановое социалистическое хозяйство. Без перегибов, как у вас при Хрущёве, когда частный сектор был полностью загублен. Такого делать нельзя. Мелкое предпринимательство должно сохраниться, но только мелкое, и под контролем государства. А потом надо создать условия, чтобы каждый человек занимал в обществе то место, которое он заслуживает. Вот и всё. Общество само распадётся на несколько высших сословий. Выпадут в осадок и дегенераты. Понятно, что с ними никто не будет церемониться. Каждый человек должен получить то, что он заслуживает. Если дегенератов отстранить от власти, всё сразу изменится, – хлопнул меня по плечу Ярун. – И изменится в лучшую сторону. А теперь хватит, вам пора на отдых. Мы проболтали целые сутки. Скоро рассвет, а у вас длинная дорога назад. В этот момент Рад с Яруном, улыбаясь, почему-то переглянулись, а старый отвернулся.

– Сколько мы будем дрыхнуть? – спросил я.

– Недолго, минут десять от силы. Отдых необходим, чтобы вы полностью восстановились.

Через минуту мы с волхвом оказались в просторном зале, на полу которого рядами стояли какие-то тумбы со странными стеклянными саркофагами, а с потолка лился мягкий зеленовато-жёлтый свет.

– Выбирайте, какие на вас смотрят, – показал Ярун на саркофаги. – Это энергоустановки.

– Да какая разница! – улыбнулся волхв. – Куда нас определите, там мы и будем. Главное, чтобы рядышком, так веселее.

– Хорошо, тогда давайте сюда, – показал Ярун на два саркофага с краю. В ту же секунду они оба распахнулись, и я увидел внизу под стеклом что-то наподобие покрытого белой материей ложа.

– Твоё место здесь, а твоё – вот тут, располагайтесь, – показал на странные лежанки Рад и подошёл к пульту управления, который находился на тумбе между саркофагами.

Не заставляя себя уговаривать, я, скинув обувь и верхнюю одежду, прыгнул на ложе и услышал, как над моей головой сомкнулся стеклянный купол. Тут же мои веки отяжелели, и я стал проваливаться в какую-то непонятную бесконечность. В последний момент меня пробила дрожь и перед глазами потемнело.

ГЛАВА 37

ВОЗВРАЩЕНИЕ И ПРОЩАНИЕ С ДРУЗЬЯМИ

– Вставай! – услышал я голос хранителя. – Сколько можно спать? Так можно продрыхнуть и всё Царство Небесное!

– Что это ещё за царство?! – открыл я глаза и от удивления вскочил как ошпаренный.

Я сидел на своей кровати за печкой. Вокруг была знакомая обстановка избушки волхва. Те же запахи, всё то же самое! У меня закружилась голова. Как я оказался там, где несколько минут назад меня не было?!

– Ты там поднялся или нет? – снова раздался голос хранителя из кухни. – Сколько можно смотреть сны? Тебе ещё не надоело?

Быстро одевшись, я зашёл на кухню. Все сидели за завтраком, пустовало только моё место.

– Ну ты и силён спать! – покачал головой хранитель. – Настоящий мастер спорта по засонам! Верочка с Машей давно всё приготовили, а ты никак продрать глаза не можешь. Что с тобой происходит?

– Как что? – открыл я рот от растерянности. – Ты можешь мне объяснить, как снова мы оказались дома?

– Ты что, спятил? – вытаращился на меня волхв. – Если ты по ночам где-то бродишь, то я-то тут при чём?

– Да он никуда не ходил, – вступилась за меня Верочка. – Спал всю ночь, как сурок.

– Ничего себе спал! – бросился я в коридор, чтобы посмотреть, где мои лыжи.

Лыжи стояли на месте в том же положении, в каком я их оставил.

– Ничего не понимаю! – уставился я на улыбающегося волхва. – Это, что, был сон?

– Я не знаю, о чём ты. Может, сон, может, прописон или недосон, тебе лучше знать, где тебя во сне носит.