Выбрать главу

– Вы, я вижу, собрались, – посмотрел волхв на молодых женщин. – Давайте-ка займёмся обедом. Наш Юра найдёт оленей только к вечеру, так что не торопитесь с отъездом, он у вас будет завтра утром.

Как сказал хранитель, так и произошло. Юра с оленями появился только вечером. Было видно, что эвенк сильно устал.

– Давай привязывай оленей – и к столу, – скомандовал Чердынцев. – Рана у тебя давно прошла, но сил пока маловато. Поешь – и сразу спать.

Ночью, когда все улеглись, ко мне подошла Верочка и шёпотом попросила выйти с ней на улицу. Я молча накинул на себя шубу, и мы вышли.

– Мне хочется проститься с этим замечательным местом, – сказала девушка. – Ещё раз взглянуть на эти звёзды. У меня такое впечатление, что над избушкой старика они горят ярче.

– Признаться, я этого не заметил.

– Ты много чего не видишь или не хочешь видеть, – голос Верочки был еле слышен.

«Зачем я тебе, ты же совсем ещё соплюха?» – хотелось мне ей ответить, но я промолчал.

– Знаешь, здесь я многое поняла, – продолжила девушка. – До меня дошло, что такое настоящая любовь... Это великое чувство! Настоящая любовь умеет только созидать, но не разрушать.

– Ты говоришь правильные вещи, – сказал я. – Так оно и есть. Беда в том, что люди принимают за любовь животную страсть.

– Я поняла... И ещё мне приснился один странный сон. Я увидела себя и тебя. На нас обоих кольчуги, наборные панцири и шлемы. Мы спина к спине сражаемся непонятно с кем. Их много, очень много, а нас только двое. Ты, по возможности, прикрываешь меня своим щитом, а я пытаюсь прикрывать тебя. Рядом горит какой-то красивый дом. Потом нас в упор расстреливают из арбалетов.

– Ну и сны тебе снятся, прямо скажем, невесёлые, – заметил я.

– Я рассказала свой сон волхву, и он сказал, что я видела фрагмент из своих прошлых инкарнаций. Там мы были вместе... И вместе рядом погибли.

– То, что мы когда-то хорошо знали друг друга, я понял. Интересно, где же нас с тобой убили?

– Старик сказал, что я видела последние минуты Арконы.

От слов девушки я вздрогнул.

– Ну и дела! Значит когда-то и ты, и я жили на острове Руян? Что ж, место неплохое. А я думаю, почему меня так тянет на Рюген? Оказывается, инкарнационная память.

– Знаешь, для чего я тебе рассказала свой сон? – снова послышался голос Верочки. – Для того, чтобы ты знал, что когда-то в другой жизни мы были вместе. И наверняка любили друг друга.

– А может, всё наоборот? – выпалил я. – Может, ты была такой стервой, что тебя невозможно было любить?

– Тогда бы мы не защищали друг друга в последние минуты нашей жизни, – твёрдо сказала девушка.

– Логично, – кивнул я, глядя на неё. – И что ты предлагаешь?

– Не терять друг друга в этой жизни...

– Но ведь ты завтра уедешь к себе на Русский Север, а я здесь останусь.

– Ну и что? Какое это имеет значение? Дай мне слово, что ты когда-нибудь меня найдёшь.

– Когда ты будешь замужем с двумя или тремя ребятишками? Даю слово! – засмеялся я.

– С кем бы я не была, если мы снова встретимся... Я всё брошу и пойду за тобой... Но я боюсь, что ты меня забудешь.

– Не забуду, – заверил я девушку. – Таких, как ты, не забывают. Но я вижу, что ты замёрзла, пойдём домой...

– Пойдём, – вздохнула молодая красавица. – Я вижу, что ты так ничего и не понял.

– Просто я стар для тебя, тебе будет со мной неинтересно...

– Разве дело в возрасте? – прошептала девушка. – Дело совсем в другом...

ПРИЛОЖЕНИЯ

Одна из карт Тартарии

Карта Тартарии