Выбрать главу

После его слов повисла тишина. Тень, закрывавшая ее лицо, давила на него, бросала вызов, ускользая словно дурной сон, когда просыпаешься и не можешь вспомнить, о чем он, и остается только плохое настроение.

Знакомое чувство. Так всегда случалось с делами, на которые он поначалу не обращал внимания. Но обычно все происходило не так быстро.

Она сглотнула, прежде чем продолжить.

– Вообще-то я не думала нанимать вас. Денег у меня сейчас совсем нет. Мне нужно было поделиться с кем-нибудь. А то мой пес уже устал слушать мое нытье.

– Ну так поделитесь до конца, – сказал Дейв. – Заодно и перекусим.

Марго закусила нижнюю губу и смотрела на него большими испуганными глазами.

– Вы давите на меня, мистер Маклауд. А день был долгий, я устала и хочу отдохнуть. Так что спасибо за предложение, но, пожалуй, я откажусь. А сейчас соблаговолите убраться с дороги. Спасибо, всего хорошего.

– Я не стану давить на вас, – сказал он. – Я подсчитаю выручку за день, а вы заберете собаку, и встретимся у вашего дома.

Она покачала головой:

– Нет. Ничего подобного вы не сделаете.

Ее отказ довел его до отчаяния, словно лодка, на которую он должен был сесть, отошла от берега без него. Она попыталась проскользнуть между ним и стеной, но Дейв выставил одну руку перед ней, а второй перегородил путь к отступлению.

– Подождите, прошу вас, – взмолился он. – Только минутку.

– Какого черта?! – воскликнула она.

Она попыталась залепить ему пощечину, но он перехватил ее руку.

– Успокойтесь, – попытался он утихомирить ее. – Дело действительно серьезное, и я хочу…

– Не смейте прикасаться ко мне! – Она метила коленом ему в пах.

Автоматически он ушел в сторону и припечатал ее к стене. Все произошло так быстро, в нос ударил ее запах, ее волосы щекотали губы, а его крепкий торс прижимался ко всем ее соблазнительным выпуклостям.

Она дрожала. Она боялась его.

Дейв тут же отпустил ее и отступил на шаг.

– Боже, простите меня! Я не хотел этого делать. Честное слово!

Марго смотрела на него, тяжело дыша. Рукой она сначала зажала рот, а затем приложила ладони к раскрасневшимся щекам. Дейв молил, чтобы она не посмотрела вниз. Он пытался удержать ее взгляд, лишь бы Марго не смотрела вниз.

Но она посмотрела, и Дейв понял, что пропал. Его тело выдало его с потрохами. Он почувствовал, как краснеет.

– Боже правый, – прошептала она. – Ну вы и извращенец!

– Простите. – Он поднял обе руки вверх. – Я не собирался набрасываться на вас. Ума не приложу, что на меня нашло.

Она снова посмотрела на его вздувшуюся ширинку и фыркнула.

– Отчего же, догадаться несложно.

Он попытался найти оправдание своему безобразному поведению и не смог придумать ничего путного.

– Я просто не хотел, чтобы вы ушли от меня в бешенстве.

Она холодно усмехнулась:

– Я абсолютно спокойна, Маклауд. И вот вам мой совет – отныне принимайте успокоительное вовремя, договорились?

Она вышла, громко хлопнув стеклянной дверью с табличкой «Академия боевых искусств Маклауда».

Глава 3

Майки решил поквитаться с ней за то, что она бросила его в питомнике для животных. Он и не скрывал своей ярости, когда Мэг тащила его на поводке по ступеням крыльца. Она издали пригляделась, нет ли чего на коврике перед дверью.

Но сегодня там ничего не было. Снейки, сумасшедший маньяк, взял выходной.

Марго выдохнула и открыла дверь. Она включила яркий свет, свойственный городским квартирам, который тут же высветил разводы от воды на потолке и потрескавшуюся штукатурку. А заодно и ее недостатки, которые никакая косметика уже не в силах была скрыть. Это была обычная лампа без абажура, и Марго ненавидела ее, но другой не было – во время ограбления воры разбили все, что не смогли забрать. Она решила отложить покупку новых светильников до лучших времен, хотя, учитывая жизненные перипетии, свалившиеся на нее, произойдет это не скоро.

Марго аккуратно поставила Майки на пол. Пес отряхнулся и принялся рыскать вокруг, принюхиваясь, словно пытался сказать: «Что-то я не припомню это место, да и тебя тоже». Он повернулся к ней спиной и, прихрамывая, пошел на кухню.

Он всегда прихрамывал, с самого первого дня их знакомства, когда она нашла его, полуживого, на краю дороги семь месяцев назад. Тогда она как раз прилетела в Сиэтл из Калифорнии. Машина ударила его по задним лапам. Ветеринар рекомендовал усыпить его, но она никогда не слушала умных советов. Она выхаживала его как умела, взяв на себя миссию по спасению Майки, словно он был символом того, ради чего стоит жить. Она верила, что если выходит его, то и в ее жизни все наладится.

Глупости и предрассудки, но все это уже не важно, потому что Майки, хоть и был дворняжкой, оказался настоящим подарком судьбы. Умный и преданный, он вертел ею как хотел. От его хромоты щемило сердце, а Мэг прекрасно понимала, что быть калекой на улице гораздо хуже, чем в теплом и уютном доме. Майки заслуживал самого лучшего обращения. Одно время она даже думала, что он притворяется, но даже если и так, то она готова была простить ему все. Он был маленьким псом, да и лет ему было немало в пересчете на собачий век. Он вынужден был пользоваться тем арсеналом, каким располагал. Он выживал только благодаря хитрости и уму.

Мэг сняла прилипшую от пота спортивную форму и пошла на кухню вслед за Майки, где включила воду, набрала полную раковину воды и добавила жидкого мыла. Майки забрался в свою корзину, сделал привычные три с половиной оборота и рухнул на подушку с тоскливым вздохом.

Она тоже тоскливо вздохнула и бросила грязную одежду в раковину. Затем наскоро приняла душ, надела старые уютные штаны, любимую безразмерную футболку с изображением Супермена и только тогда почувствовала себя человеком. Она порылась в ящике комода в поисках расчески, и ее пальцы наткнулись на тяжелый золотой кулон в виде змейки.

Мэг вытащила находку и постаралась подавить ужас, который вызывала в ней эта вещица. Лучше бы вор взял кулон вместо ноутбука. Стоил он дороже, и Мэг была бы рада избавиться от него. Надо заложить его в ломбард. Это будут грязные деньги, но она переживет. Счета от ветеринара надо как-то оплачивать.

Мэг знала, почему хранит этот кулон, хотя и не желала признавать правду. Кулон – единственный ключ к разгадке кошмара, в который превратилась ее жизнь. Он был магическим талисманом. Если она потеряет кулон, то может навсегда остаться в этой серой бездне без шансов выбраться.

Ох нет, нельзя позволять себе даже вскользь думать об этом. Единственный способ сохранить рассудок – это сосредоточиться на настоящем. Дышать полной грудью и благодарить Бога за каждую минуту жизни.

Она пошла на кухню и склонилась над корзиной Майки, приготовившись извиняться сколько понадобится. Он закрыл глаза и свернулся калачиком, спрятав седеющую мордочку под лапы. Никакого радостного лая, никакого лизания, никакого проявления дружеских симпатий. Он ее игнорировал.

– Эй, Майки, ты еще не хочешь есть? – спросила она. Но Майки был выше такого откровенного взяточничества.

Он и ухом не повел. Марго встала и порылась в ящиках, надеясь найти собачьи галеты. Одной из них она и помахала перед его носом.

Майки открыл один глаз и одарил ее своим коронным презрительным взглядом.

– Это несправедливо, – сказала Марго. – Я отдаю тебя в питомник, чтобы уберечь от Снейки, неблагодарный ты пес. Мне, между прочим, это не по карману. Я все еще должна ветеринару из-за твоей последней драки. Тот кобель был раз в десять больше, но тебя разве удержишь.

Майки буркнул что-то нечленораздельное по поводу собачьих нравов и добавил ворчливо, что со своими финансовыми проблемами она может отправляться туда, где не светит солнце.

– Хорошо, но только не забывай, что за тобой должок, – напомнила она ему. – Если бы не я, тебя бы сбила машина.