Выбрать главу

– Профессор Эзалон просил проводить тебя к нему.

Вспоминаю странного пожилого человека, уточняю:

– Заместитель ректора?

– Да, заместитель ректора, профессор и ещё кто-то. Он вообще бодрый старичок. Хотя поберёг бы себя. В его-то годы. – Ника закрывает рот ладошкой и смеётся.

Указываю на её плечи.

– А это. – Она косится на изображения на наплечниках. – Я с первым потоком. Меня уже определили. На правом тип основной магии – менталист, а на левом – имя.

Встав, Ника подносит два пальца правой руки к левому наплечнику. Делает суровый взгляд, не подходящий её милому круглому личику.

– Рядовой Штар прибыла по вашей команде! – улыбаясь, Ника, вытягивает руку и вокруг её пальцев возникают увеличенные знаки с левого плеча.

Магия! Настоящая!

– Не переживай, – шире улыбается Ника. – Я просто дурачусь.

– Так преподавателей приветствуют?

– Только на торжественных мероприятиях. Обычно если ты в форме – достаточно немного склонить голову. Глубина поклона зависит от статуса приветствуемого. Если в платье, то делаешь книксен.

– Я не умею делать книксен. Покажешь? А статус – это титул?

– Покажу. Всё покажу. Да ты и сама всё увидишь. Статус – это совокупность значимости титула и привилегий. В стенах академии одарённым желательно приветствовать друг друга по светскому этикету как равных. Но меня в дрожь бросает при мысли, что с наследником империи можно вот так взять и просто поздороваться.

Светский этикет? Наследник империи? Куда я попала?

Тереблю подол изодранного путешествием по кустам платья и пытаюсь улыбнуться:

– Понимаю, что нам надо идти, но хоть немного расскажи об академии. Хочу знать, как вести себя с Эзалоном.

– Профессором Эзалоном.

После встречи с которым я стала посмешищем для целого зала… А принц вытирал мои слюни. Касаюсь пальцами губ. Сандал и мёд – аромат принца вспыхивает в памяти. Он напоминает о еде, и живот скручивает от голода. Раздаётся громкое урчание, я сгибаюсь от неприятных ощущений.

Жаль шашлыков не поела. Олег… Светка! Что они подумали? А родители… Хотя, может, моё исчезновение поможет им осознать, как я дорога? Нет, это слишком жестоко. И дед – вдруг у него сердце не выдержит?

– Ты обед пропустила. Кокон позаботился об остальных нуждах, но накормить он не может. Открытая кожа очистилась коконом, а еды тебе принесли сюда. – Ника кивает в сторону.

Но я туда не смотрю, сажусь ровнее:

– Я могу связаться с домом?

– По поводу связи с Террой – это к профессору Эзалону. Если есть другие вопросы…

Оттолкнувшись от мягкого покрывала, встаю. Мимо двух секретеров подхожу к столу у окна, наклоняюсь к тарелке с кашей, бутерброду с сыром и компоту. Чудесный запах! Желудок урчит.

В открытое окно залетает свежий воздух, доносится гул голосов. Вцепившись в бутерброд, жадно откусив, распластываюсь на широком подоконнике и выглядываю на улицу.

Небо, солнце, аллея, деревья и трава похожи на земные. А вот люди одеты непривычно: в мантии, сюртуки, женщины в основном в длинных платьях, а порой в странной броне. Почти у всех наплечники или нашивки с эмблемами. Кованые скамейки тянутся до здания с острыми шпилями. За зданием – гора. Просто фэнтезийный фильм какой-то…

Откусываю ещё бутерброд.

Гора сдвигается. Прежде, чем успеваю испугаться, понимаю: это дирижабль размером с двухэтажное здание. Он разворачивается. Отполированное дерево корпуса и металл вспыхивают на солнце. Ряд бойниц завершает герб: на алом поле – голова ящерицы и мохнатые существа, держащие над ней корону. Издалека трудно разглядеть детали. И всё это слишком нереально…

Жуя бутерброд, больно щипаю себя. Не просыпаюсь, и видение не исчезает. Пальцем надавливаю на глаз. Изображение двоится – значит, это точно не галлюцинация.

Я действительно в другом мире. Обалдеть! А бутерброд-то совсем обычный, прямо как на земле.

Ника сочувственно интересуется:

– В глаз попало? Платок дать?

– Нет, спасибо, – сипло отзываюсь я и закусываю шок бутербродом.

Жуй, Лера, жуй, это успокаивает.

И пока я пребываю в волнении и полном расстройстве чувств, этот другой мир продолжает жить своей жизнью. А бутерброд кончается неприлично быстро.

Переставляю стул так, чтобы сидя на нём видеть Нику. Усаживаюсь и зачёрпываю ложкой кашу. Предпочитаю более вредную пищу, но пока выбирать не приходится. Пробую – обычная овсянка. После пары ложек уточняю:

– Что это за мир?

– Эёран. – Ника устраивается на стуле напротив меня.

– Мне это ничего не говорит.

– Как бы его описать… – Она подпирает подбородок. – Как живут существа… Нет, не так… Вот что в твоём мире имеет вес, за что сражаются существа, как ими управляют?