Выбрать главу

Хочу верить, что любовь и дружба, но…

– Оружие, деньги, власть. С их помощью управляют людьми. Сражаются за ресурсы… Конечно, и за семьи, друзей. – Сердце сдавливает тоска по родителям. – Есть связи, которые выстроены не только на материальных ценностях, а на любви, дружбе и взаимопонимании.

– Понятно. – Ника откидывается на спинку стула. – У нас так же, только главная сила – магия. Война за рудники с магическими кристаллами продолжалась столетия, потом империя Эрграй, королевство Озаран и закрытый город Пат Турин образовали Срединный альянс и взяли под контроль разработки. Ещё ценятся самоцветы и благородные металлы, они нужны в алхимии и магоинженерии. А находимся мы в закрытой магической академии Драконов.

– Драконов?

– Её драконы основали, а после создания альянса и реконструкции зданий сюда стали принимать других существ.

– Ника, я задам, наверное, глупый вопрос, но… Драконы на самом деле существуют? Или они вымерли, осталось только название?

– Вымерли? – Побледневшая Ника хватается за сердце. – Лера, ты так не говори. Драконы всем здесь управляют. Не желай им зла, а то мало ли, услышит кто. Несколько будут с нами учиться. А два из правящего рода выберут невест перед зимними каникулами. Избранных дев – так их называют. Я четвёртый раз попытаю счастья. Хотя в прошлый… – Она со вздохом умолкает.

– Что в прошлый раз? И как участвуешь? Разве ты дракониха?

– Нет, что ты. А в прошлый раз до драки чуть не дошло, вот что. Правящий род империи Аран двум наследникам избранных найти не может. Поговаривают, с ритуалом нечисто. Как бы неправящие драконьи семьи из-за этого войну за власть не начали. И участвовать в ритуале выбора может почти каждая одарённая девушка. В этот раз, наверное, всех пустят.

– Так ты же человек. А они же большие… Как с ними это… Это… Того?..

Щёки начинают гореть. Ника тоже краснеет, опускает взгляд:

– Ты про это?.. Про то, что я думаю?

Представляю процесс…

– Ты чего так побледнела? – Ника подаётся вперёд. – У драконов свадебный ритуал изменяет избранницу, так что она с лёгкостью выносит здоровых драконят.

– Как изменяет? Девушка она… дракононихой становится? – От ужаса и восторга перехватывает дыхание.

– Не совсем драконихой, – прекращает полёт фантазии Ника. – У простой избранной пробуждается родовая магия. А если ты про это переживаешь… Про то, о чём мы думаем, так драконы человеческий облик принимают.

– Да, и чего я так разволновалась?

Быстро расправившись с остатками каши, отодвигаю тарелку. И с компотом с чем-то вроде кураги тоже справляюсь в мгновение ока.

Осматриваю свой потрёпанный наряд:

– Во что бы мне переодеться?

– Тебе надо получить свои вещи. А пока одолжу своё платье, – критически меня оглядывает. – Есть одно, мне маловато уже, ещё подколем его булавками.

Из шкафа Ника достаёт тёмно-синее платье с небольшим кармашком и туфли на среднем каблуке.

– Извини, нижним бельём не делюсь.

– Конечно, прекрасно понимаю. – Подхватываю платье и ощупываю плотную ткань. – Туфли велики.

Ника оглядывает мои ноги:

– Да нет же, должны подойти.

Подперев пятку носком, с трудом стягиваю кроссовку. Демонстративно шевелю пальцами миниатюрной ножки.

– Какие необычные ботинки, мне твоя нога показалась больше. – Ника забрасывает туфли в шкаф.

Платье надевается через голову, поэтому сбрасываю его на кровать и быстро надеваю кроссовку.

– Отвернись, пожалуйста, я стесняюсь.

– Ой-ой, стесняшка.

Своё изодранное платье кидаю на стул возле секретера. Платье Ники повисает на мне мешком. Один плюс: подол скрывает кроссовки, так что первое явление в новом мире будет без экстремальных сочетаний одежды. Зря, пожалела в лес надеть джинсы, они бы так не обтрепались.

– Руки подними. – Ника зажимает несколько вытащенных из шкафа булавок губами и с удивительным проворством закалывает платье по бокам. – Выглядит вполне пристойно.

– Да, спасибо.

Ника вытаскивает из ящика секретера расчёску и протягивает мне с кислым выражением лица:

– Жаль, на тебя магией пока воздействовать нельзя, у тебя такие волосы классные, я бы с удовольствием их уложила. – Она указывает на стоящее на секретере овальное зеркало в золочёной оправе. – Прошу.

Мне тоже жаль, что она не может мне помочь.

Присев на стул возле зеркала, разглядываю отражение: как огурчик. И не скажешь, что голодала, чуть не умерла при переходе и попала в другой мир. И тёмно-синее платье подчёркивает матовую белизну кожи и хорошо сочетается с зелёным цветом глаз.