Выбрать главу

Нам кажется, что, желая привлечь внимание, это служение позволяет себе обещать больше, чем Бог намерен исполнить в этом мире. Мы считаем, что это первый признак жестокости. Служение покупает результаты ценой неоправданных надежд. Конечно, эта жестокость не плод злобных намерений. Скорее, она рождается из безответственной доброты. Проповедник хочет приобрести сердца своих слушателей для Христа. И чтобы завлечь их, он приукрашивает христианскую жизнь, описывая ее как можно более веселой и беззаботной. Но отсутствие дурного мотива и наличие благого нисколько не уменьшает размеров вреда, к которому приводят такие преувеличения.

Священникам хорошо известно, что в таком случае происходит. Тот, кто привык мыслить критически и раньше слышал нечто подобное, выслушает слова проповедника с долей скептицизма; но некоторые слушатели, серьезно ищущие Бога, безоговорочно ему поверят. На этом основании они обращаются и переживают новое рождение. Такие люди начинают свою христианскую жизнь с радостной уверенностью, что прежние страдания и неприятности позади. А потом оказывается, что все совсем не так. Давние неприятности, связанные с собственным характером, с взаимоотношениями с людьми, с насущными нуждами, с неотвязными искушениями, все еще живы, а иногда даже становятся еще сильнее. Бог не облегчает все эти ситуации; скорее, наоборот. Вновь и вновь обостряется недовольство женой или мужем, родителями супруга или детьми, коллегами или соседями. Опять возникают искушения и просыпаются дурные привычки, с которыми, казалось, было навсегда покончено в момент обращения. В волнах огромной радости первых недель христианской жизни человеку кажется, что все прежние проблемы решились сами собой, но теперь он видит, что это не так и обещанная беззаботная жизнь не спешит реализовываться. То, что раньше тянуло вниз, снова угрожает завлечь его в пучину. Что же ему теперь думать?

Дело в том, что Бог, о Котором сказано: «Как пастырь Он будет пасти стадо Свое, агнцев будет брать на руки» (Ис.40:11), очень бережно обращается с самыми молодыми христианами - как мать с новорожденным младенцем. Часто начало христианской жизни сопровождается огромной эмоциональной радостью, поразительными чудесами, изумительными ответами на молитвы; нередко молодые христиане сразу же видят плод своего первого свидетельствования. Так Бог воодушевляет их и утверждает в «новой жизни». Но по мере того как они укрепляются и обретают стойкость, Бог начинает воспитывать их в более суровой школе. Он подвергает их таким испытаниям – влиянию противостоящих и пугающих сил, - какие они только способны выдержать, не больше (см. обетование 1Кор.10:13), но и не меньше (см. назидание Деян.14:22). Именно так Бог воспитывает наш характер, укрепляет веру и подготавливает нас к служению другим. Так Он кристаллизует наше понятие ценностей. Так Он прославляет Себя в нашей жизни, совершая Свою силу в наших немощах. Поэтому нет ничего непонятного в усилении искушений, конфликтов и давления по мере приближения христианина к Богу; скорее, было бы странно, если бы этого не происходило. Но если кого-то уверили, что нормальная христианская жизнь безоблачна и беззаботна, а в действительности на него со всех сторон наваливаются сложности, он может подумать, что у него не все в порядке. «Что-то не так, - скажет он, - ничего не получается!» И задаст себе вопрос: что делать, чтобы опять все было, как раньше?

III

В служении, о котором мы здесь говорим, есть еще второй признак жестокости. Заставив молодого христианина считать свое недоумение и разочарование признаками ненастоящего христианства, это служение ограничило его свободу. Но несвобода еще усиливается из-за смирительной рубашки - средства, которое предлагается для борьбы с подобными чувствами. Средство состоит в том, что «трудности» диагностируются как «поражение» и объясняются тем, что произошло возвращение к прежней жизни из-за неумения поддерживать «освящение» и «веру». Сначала (как ему говорят) новообращенный был полностью предан своему только что обретенному Спасителю, поэтому и жизнь его была полна радости. Но потом он охладел или стал небрежен, а может, пошел на компромисс и в чем-то ослушался Бога, или не смог поддерживать ежеминутное доверие Господу Иисусу - поэтому-то его жизнь теперь такая, какая она есть. Значит, необходимо отыскать, исповедать свой проступок и навсегда отвернуться от него, вновь посвятить себя Христу и поддерживать это посвящение каждый день. Надо также приобрести привычку: как только появляются проблемы и искушения, тут же отдавать их Христу, чтобы Он с ними покончил. И если так жить (уверяют его), то ты вновь победишь мир - и в богословском, и в метафорическом смысле.

Случается, что христиане действительно становятся небрежными в своем отношении к Богу и вновь соскальзывают на путь сознательного греха; радость и мир исчезают из их сердца, и дух их все чаще и чаще становится неспокойным. Те, кто через единение с Христом «умерли для греха» (Рим.6:2) - и это стало главным принципом их жизни, уже не видят в грехе даже того крохотного удовольствия, которое испытывали до своего духовного рождения. Они не могут также пойти по неверному пути, не потеряв радости от Божьего расположения - уж об этом-то Бог позаботится! «За грех корыстолюбия его Я гневался, и поражал его, скрывал лице и негодовал; но он, отвратившись, пошел по пути своего сердца» (Ис.57:17). Вот как реагирует Бог на то, что Его дети сворачивают на пути нечестия. Невозрожденные отступники часто бывают людьми жизнерадостными, но свернувшие с Божьего пути христиане всегда несчастны. Поэтому христианин, задающий себе вопрос

Где то блаженство, что узнал я,

Увидев Господа впервые?

должен прежде всего спросить себя: может быть, в его жизни есть какие-то вполне осознанные

Грехи, что Тебя огорчают

И в самое сердце разят.

Если так, то вышеописанное средство, по крайней мере, в общем смысле, окажется верным.

Но может быть, все обстоит иначе. Рано или поздно для каждого христианина настанет момент, когда все в его жизни будет не так. Придет время, когда Бог начнет обучать Своего ребенка - Своего освященного ребенка – путям зрелого благочестия, как Он обучал Иова, некоторых псалмопевцев и тех, кому было адресовано Послание к Евреям. Он воспитывает Своих детей, подвергая их упорным атакам со стороны мира, плоти и дьявола для того, чтобы возросла мощь их сопротивления и укрепился их характер как людей Божьих. Как уже было сказано, все Божьи дети испытываются таким образом - это часть «наказания Господня» (Евр.12:5, ср. Иов.5:17; Прит.3:11), и это ожидает всякого сына, которого Он любит. Но если такое случается со сбитым с толку христианином, то предложенное средство может привести к беде.

Ибо что происходит? Это учение приговаривает преданного ему христианина к бесконечно утомительной жизни, когда каждый день приходится выискивать несуществующие промахи в своей новой жизни. Он уверен, что как только эти промахи будут найдены, исповеданы и отвергнуты, то вновь вернется ощущения духовного младенчества, а именно его-то Бог и хочет теперь оставить позади. Таким образом, духовный рост замедляется, и христианин начинает преследовать цели, противоположные намерениям Бога. Ведь Бог вывел христианина из беззаботной радости духовного младенчества с его широкими улыбками и пассивным, благодушным довольством именно затем, чтобы привести его к более зрелой и взрослой жизни. Земные родители восхищаются своими малышами, но, мягко говоря, огорчатся, если подрастающие дети вдруг вновь захотят стать ползунками, и вряд ли позволят им вести себя младенчески. Точно так же и наш небесный Отец. Он хочет, чтобы мы росли в Господе, а не оставались новорожденными во Христе. Но именно здесь то учение, о котором мы говорим, заставляет человека противостоять Богу и зовет к младенчеству, как к самому высшему благу. Это жестоко, точно также, как жестоко было забинтовывать ножки японским девочкам, чтобы они навсегда оставались деформированными. И в том, и в другом случае людьми двигала доброта, но это не имеет значения. Предложенное средство приведет, в лучшем случае, к замедленному духовному развитию, к появлению инфантильных, вечно улыбающихся, безответственных, погруженных в самих себя евангельских христиан. В худшем случае - серьезным и честным верующим грозят мрачное самокопание, истерия, умственный надлом и потеря веры, по крайней мере, в ее евангельской форме.