Читать онлайн "Пушкинский век" автора Гордин Аркадий Моисеевич - RuLit - Страница 94

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Именно в различного рода заведениях для приезжающих наиболее отчетливо была видна чрезвычайно сложная структура столичного населения. «Угловые дома» являли во всем разнообразии типы простонародья — от профессиональных нищих до мелких торговцев с толкучего рынка. В гостиницах для «чистой публики» можно было встретить заезжих помещиков, иностранцев-ремесленников, генералов, сановников, послов.

«Новейший путеводитель по Санкт-Петербургу», изданный Ф. Шредером в 1820 году, сообщал: «Места, где путешествующий может остановиться, суть: Hotel de Londres, на Дворцовой площади, против Бульвара; у Демута на Мойке, между Конюшенным и Полицейским мостами; также в называемом Ревельском трактире, в Новом переулке, и в Калмыковом доме у Каменного моста».

Гостиница «Лондон» считалась одной из лучших в Петербурге. В 1823 году ее владелец извещал через «Санкт-Петербургские ведомости», что «трактир Лондон, имея прекраснейшее местоположение среди столицы, против бульвара и поблизости Императорского Зимнего дворца, ныне вновь по примеру иностранных гостиниц отделан. В нем можно иметь меблированные по новейшему вкусу комнаты за умеренные цены».

В 1830-е годы популярностью пользовались гостиница «Париж» («Отель де Пари»), помещавшаяся в доме надворного советника Калержи на углу Малой Морской улицы и Кирпичного переулка. Содержал ее француз, некий Луи. В этой гостинице останавливались Н. О. и С. Л. Пушкины.

Самой известной в Петербурге на протяжении многих лет была гостиница Демута (или Демутов трактир). Основанная еще в 1770 году неким Филиппом Якобом Демутом, купцом из Страсбурга, гостиница эта вскоре была признана одной из лучших в столице. Успеху в немалой степени способствовало ее местоположение — на набережной Мойки, в двух шагах от Невского проспекта. Поначалу Демутов трактир был невелик — всего шесть номеров. Затем здание перестроили. Оно протянулось от набережной Мойки до Большой Конюшенной улицы, куда выходил другой его фасад; номеров в трактире было более пятидесяти, и притом на все вкусы и средства: номера из одной, из двух комнат, с окнами на темный грязный двор; были апартаменты из нескольких комнат окнами на Мойку и на Конюшенную.

Помещица В. П. Шереметева, останавливавшаяся здесь в октябре 1825 года, свои первые впечатления записала так: «Мы прибыли в Петербург… Я еще ничего не видела, кроме огромных домов, мимо которых проехали, и прибыли в гостиницу Демут. Она так полна, что мы едва нашли три небольшие комнаты в четвертом этаже, это меня нисколько не смутило, в случае наводнения мы довольно высоко… Лестницы, ведущие к нам, каменные; не согласились поместить нас менее чем на неделю, и представьте — эта несчастная квартира 65 руб. в неделю, кроме того 2 руб. за воду. Так как мы прибыли сюда без всякого хозяйства, то нельзя получить чашки, не беря порции чая или кофе, и все ужасно дорого; то же самое за обедом».

Кто только не жил у Демута! Здесь останавливались М. М. Сперанский и А. П. Ермолов, П. И. Пестель и П. Я. Чаадаев. Здесь живали родители Пушкина. Здесь путешественник и коллекционер князь Алексей Салтыков, прозванный Индейцем за то, что по многу лет жил в Индии, наезжая в Петербург, нанимал роскошный номер, окнами на Мойку, в бельэтаже. «…Входим в залу, — рассказывает об убранстве этого княжеского жилища один из приятелей Салтыкова, — увешанную до потолка персидскими коврами, а по углам украшенную индийским оружием: длинными копьями, гиндустанскими саблями, маленькими кривыми малайскими кинжалами». Выписанный в Россию Николаем I итальянский художник Козоре Дузи снял здесь себе мастерскую. А французский литератор Дюпре де Сен-Мора в зале гостиницы читал лекции о французском театре и литературе.

Гостиница Демута. Литография. 1840-е гг.

Двадцать пятого мая 1827 года в трактире Демута поселился вернувшийся в Петербург после ссылки Пушкин. Поэт занял «бедный нумер, состоявший из двух комнаток» в той части гостиницы, где окна обращены были на двор к северо-западу. На экземпляре «Цыган», подаренном А. П. Керн в начале 1828 года, поэт написал: «Ее превосходительству А. П. Керн от господина Пушкина, усердного ее почитателя. Трактир Демут, № 10». Этот адрес значится и в документах неотступно следившей за поэтом полиции.

Летом 1827 года Пушкин продолжал здесь работу над «Евгением Онегиным», держал корректуру отданных в печать глав романа, готовил для представления «самодержавному цензору» поэму «Граф Нулин», «Отрывок из Фауста», «Песни о Стеньке Разине» и другие произведения.

     

 

2011 - 2018