Выбрать главу

Неудивительно поэтому, что мудрецы всегда пытались соизмерить и объяснить умственные способности, как отдельных индивидуумов, так и целых племен. Уже в первых летописных источниках мы можем обнару­жить попытки приведения в систему групповых физических и психичес­ких признаков отличий людей. Управление первыми крупными империя­ми и поликультурными образованиями потребовало от администраторов перехода с образного мышления поэтов к сухой государственной статис­тике, так как каждый владыка желал знать, чего он вправе ожидать от нового неведомого народа, волею Богов попавшего под длань его управ­ления. Дошедшие до нас законодательные акты Древнего Египта и Вави­лона не дают нам никаких возможностей ошибиться в понимании этой естественноисторической закономерности. На заре развития человечества поначалу использовались различные косвенные показатели для определе­ния умственных, а равно и моральных предпочтений народа: от количе­ства выставляемых воинов, детей в семьях, величины городов и справед­

Расовые различия в интеллекте

И

ливости законов, до запасов зерна и тяготения к тем или иным ремеслам. По мере развития цивилизации система критериев оценки усложнялась, но незыблемой оставалась одна и та же потребность, а именно: помимо эмоциональных качественных характеристик определить некие абсолют­ные параметры умственных способностей. Древнейшая как мир система экзаменования молодых людей при приеме на работу или в учебные заве­дения служила именно этим целям. Воинские звания, награды, научные степени и общественные привилегии также во все времена предназнача­лись для активизации в гражданах витальных способностей, в том числе и интеллекта.

Таким образом, в связи с универсализацией бытия и принципов орга­низации общежития в Новое время возникла потребность в унификации критериев оценки умственных способностей различных ветвей человечес­кого рода. Глобальные контакты автоматически потребовали от каждой расы понимания своего места в общем мироустройстве, и измерение ин­теллекта явилось закономерным шагом на пути к общей цивилизацион­ной гармонии.

Выдающийся классик естествознания Карл Линней (1707-1778) осно­вал первую научную расовую классификацию как раз на триединстве про­явлений физических, психических и моральных качеств, чем и подготовил основы возникновения классической эволюционной теории. Ибо совер­шенно очевидно, что в процессе поступательного развития претерпевает изменения не только физическая оболочка человека, но также её менталь­ное и нравственное наполнение, которое вырабатывается как совокупность приспособительных реакций. Но абстрактный человек—это фикция, одно из величайших гуманитарных заблуждений Нового времени. Каждый че­ловек от природы является носителем наследственных расовых призна­ков, которые неотъемлемо проявляются в каждом виде его деятельности, в том числе и интеллектуальной. Расовые признаки — это печать, которая легко узнаваема на каждом историческом деянии.

В этом плане книга британского профессора Ричарда Линна, впервые предлагаемая русскому читателю с любезного разрешения автора, являет­ся своего рода венцом магистральной линии классической эволюционной теории, в которой английская школа традиционно задавала тон.

Сегодня, когда как в средствах массовой информации, так и в научных кругах стало своего рода признаком хорошего тона критиковать Ч. Дар­вина и вскрывать якобы несостоятельность его теории. Нужно четко отве­тить ангажированным критикам, что он нигде и никогда не писал, будто человек в прямом смысле этого слова произошел от обезьяны. Кроме того, в своей автобиографии мэтр многократно подчеркивал, что не сказал ни­чего нового, а лишь систематизировал многочисленные концепции есте­ствознания, существовавшие до него.