Выбрать главу

Опаснее всего будет на подъеме, думал я, подъезжая к казино. Если движок заглохнет, то они меня догонят.

«Мерс» тихо булькал на холостых оборотах. Я поставил его так, чтобы не нужно было разворачиваться. Две «тойоты» уткнулись передками в клумбу. Пока их заведут и развернут, я выиграю две-три минуты.

Распахнул тяжелую, обитую бронзовым литьем дверь. В маленьком сумрачном фойе, напротив огромных зеркал, не было никого, кроме них. Позвякивая связкой ключей и насвистывая похоронный марш, я бодро приблизился к бритоголовым. Один из охранников, тупорылый, громко чавкающий жвачкой, привстал со стула, преграждая мне дорогу.

– У нас только в костюмах… – начал было он, как вдруг челюсть его прекратила двигаться и он уставился на мое лицо. Узнал! Тут же вскочил и второй. Они оба переглянулись.

Для меня это было равнозначно выстрелу стартового пистолета. Я буркнул: «Пардон» – и круто развернулся к выходу.

– А ну-ка постой! – крикнул мне один из них, но я уже вылетел на улицу.

Черт подери! Напротив моего «мерса» тормознул синий джип, преграждая дорогу, и я несколько раз нервно ударил кулаком по сигнальной кнопке. Водитель очень не спеша принялся отъезжать назад, я понял, что охранники, выскочившие из дверей, всего через секунду выволокут меня из машины, и дал задний ход. Что-то затрещало, машину тряхнуло, и через газон я выехал на пешеходную дорожку. К счастью, отдыхающих было не так много – время полуденной сиесты, и я смог развить приличную скорость. На перекрестке выскочил на Новосветское шоссе и погнал по трассе. Зеркальца заднего вида, разумеется, в кабине не было, и мне приходилось все время оборачиваться назад. Сначала мне показалось, что я прилично оторвался от своих преследователей, но очень скоро увидел, как ко мне прочно приклеился «хвост» – серебристая «Тойота». Расстояние между нами стремительно уменьшалось, хоть я почти вдавил педаль акселератора в пол, и старина «Мерседес» старался изо всех своих хилых лошадиных сил. На повороте у крепости нас уже отделяло всего три-четыре метра. «Тойота» посигналила. Я от злости на машину врезал кулаком по «баранке». Как назло, впереди меня медленно подъезжали к стоянке два туристских «Икаруса». Сейчас будут сворачивать влево, к крепостному барбакану, подумал я, и окончательно закроют всю дорогу.

Едва «Икарусы» притормозили и замигали поворотными огнями, я дал газ и пошел на обгон автобусов с левой стороны. «Икарус» закрывал дорогу, и мне остался узкий проход, через который я успел проскочить в последнее мгновение. Автобусы дико засигналили, водитель, высунувшийся из окна, проорал матерную тираду, но моя старая кляча уже вырвалась на простор, все дальше и дальше удаляясь от преследователей.

На середине подъема «Тойота» снова села мне на хвост. Она легко обогнала бы меня и преградила путь, если бы встречная полоса в эту минуту была свободной. Мне везло, как никогда. Навстречу медленно сползал целый эскорт грузовых машин со стройматериалом. Многотонные «КамАЗы», не терпящие суеты легковушек, вынуждали «Тойоту» занять свое место на полосе. До перевала, где я должен был покинуть машину и побежать по тропе, оставалось совсем немного, и мне позарез нужны были несколько десятков метров отрыва.

Я отпустил педаль акселератора, отжал сцепление, и у «Мерседеса» быстро упала скорость, он остановился и стал медленно съезжать назад.

«Тойота» засигналила, остановилась, но подставлять сверкающий никелем бампер охранники не захотели – пожалели машину. Что-то крикнули и тоже стали медленно пятиться назад. Они, наверное, решили, что у меня заглох движок. Я рванул на себя рычаг стояночного тормоза и выскочил из кабины. Пятьдесят метров вверх по шоссе, затем вправо – на тропу, по ней до сухого пня и влево, к обрыву.

Бегаю я неплохо, но к плаванию отношусь с большей симпатией. На водной дорожке вряд ли бы эти «качки» смогли потягаться со мной, а здесь мне пришлось вылезать из кожи вон, и все равно отрыв сокращался с каждой секундой. Стрелять они не станут, почти уверен был я, постараются взять живым… Вот и пень, еще немного! Я уже слышал за своей спиной хриплое дыхание одного из преследователей. Все, подумал я, кранты мне…

Глухой стук, сдержанный крик, ругань… Я обернулся. Оба охранника с перекошенными лицами стояли на четвереньках. Хоть это и странно, что они споткнулись одновременно, но зато очень кстати. Может, это Глеб помог мне?

Когда я добежал до обрыва, сердце было готово разорвать грудь, а перед глазами плыли разноцветные круги. Я перешагнул через веревочное ограждение, сел, свесив ноги в пропасть, пристегнулся карабином и в последний раз оглянулся. Из-за куста хвои показался первый охранник. Он увидел меня, перешел на шаг. Его физиономия перекосилась от довольной ухмылки.

Господи, прости меня! – сотворил я в уме молитву, демонстративно перекрестился и свалился вниз. Свист в ушах, пустота в животе, динамический удар – и я повис под спасительным балконом. Взобрался на него, лег на камни под прикрытием козырька и отдышался.

– Он что – прыгнул? – услышал я крик сверху.

– Покончил с собой, придурок.

– Надо было стрелять по ногам.

– Иди к черту со своими дурацкими советами!

Я встал на краю балкона, взялся за конец «перил», намотал веревку на руку и посмотрел вверх.

Две физиономии уставились на меня. Я видел только пару изумленных глаз.

– Ах, вот ты куда залез! – обрадовался тупорылый. – А мы, грешным делом, тебя уже похоронили. Ну, вылазь к нам, пообщаемся.

Они стояли на самом краю обрыва.

– За что старика убили, мясники? – спросил я, предоставляя подсудимым последнее слово.

– А вот как вылезешь, так мы тебе и объясним.

– Да что ты с ним треплешься! – крикнул второй, ловким движением вытаскивая из-за пояса пистолет.

Я изо всех сил рванул веревку на себя. Коротко звякнули штыри, вырываясь из щелей, «перила» тугой струной ударили в спины убийц, сталкивая их в пропасть. Темными пятнами они промелькнули перед моими глазами и с протяжным воем унеслись вниз.

Высота этой скалы, если я не ошибаюсь, что-то около пятисот метров над уровнем моря. Я не стал смотреть, что там от них осталось.

Глава 16

– Если бы ты знал, чего я только не насмотрелся за три месяца работы у них, – сказал Глеб, заводя мотор. – Налоговая инспекция их с утра до вечера пасет, а все без толку – кто знает, какой у них доход? Официально казино отчитывается о доходах еженедельно и процентов шестьдесят прибыли вывозит инкассаторской машиной. Инспектора нагрянут в казино, как только к нему бронеавтомобиль подъедет, пошманают, проведут ревизию доходов и на этом успокоятся. А сорок процентов два раза в неделю, обычно по утрам, выносят чемоданами малоприметные ребята, вроде меня… А потом появляется и недвижимость за бугром, и счета в банках.

Мы медленно покатили к набережной.

– Не стоило их, конечно, мочить, но зато теперь ты можешь вздохнуть свободно, – продолжал Глеб.

– Ты думаешь, от меня теперь отстанут?

– А кто тебя еще видел, кроме меня и тех двух охранников? Администрация наймет новых костоломов, благо что уголовников полно вокруг, а про ограбление хозяину ничего не сообщат. Зачем босса тревожить из-за каких-то пятидесяти тысяч баксов?

– Так в кейсе было пятьдесят тысяч баксов?

– Что-то около того, – кивнул Глеб. Он остановил машину. Мы стояли на перекрестке. Одна дорога вела в поселок, другая – на набережную. Глеб посмотрел на меня. – За тобой должок, – напомнил он.

– Завтра утром у гостиницы «Золотой пляж» мы возьмем девушку, которая спрятала кейс, – сказал я.

– Меня интересует только организатор.

– Ты знаешь, кто это? – удивился я.

– Да. Это Валери.

Только сейчас я сообразил, что во всей этой истории не понимаю ровным счетом ничего. Пока я моргал глазами, Глеб повторил:

– Ну так как?

– Хорошо, – ответил я. – Я отдам тебе Валери. Но только после того, как здесь, в машине, будет сидеть Ольга.

Глеб подумал, кивнул, вышел из машины и сделал рукой прощальный жест: