Читать онлайн "Сегодня – позавчера. Трилогия" автора Храмов Виталий Иванович - RuLit - Страница 6

 
...
 
     


2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

   - Так что же с тобой делать?

   - Не мне, видимо, решать.

   - Не тебе. А чего хотел бы ты?

   - Положи где взял.

   Опять загрохотало, оглушило. Мне становилось всё хуже.

   - Может быть... - пророкотало, - и будет по-твоему. Но будет тебе Испытание. От того как ты пройдёшь его и будет зависеть - Небытие или "Положи где взял". Кто ты?

   - Я! Я - Человек! Русский человек! А ты кто?

   Боль накатывала, как штормовые волны. Боль уже гасила Свет и моё сознание. Кругом темнело. Лишь два светлых пятна осталось.

   - Ты - Бог? - спросил я, но голос мой прозвучал так жалко, тихо, как стон.

   - Нет, - со смешком ответил громоподобный голос, правда, в этот раз - звеня, как в пустом ведре.

   - Я умер? - опять спросил я.

   - Пока нет. И я, как врач, постараюсь этого не допустить.

   Врач? Какой, на хрен, врач? Это...

   Всё исчезло, как будто выключили рубильник.

Привет,

Великое

Позавчера!

   Блин, больно-то как!

   - Терпи, боец, генералом будешь. - Грохотал болтом в пустом ведре голос.

   - Маршалом, гля. Где я?

   - В узловой больнице.

   - Чё я тут потерял? Чё больно-то так? Чё я не вижу ничего?

   - Во, ожил, залопотал. Жить будешь.

   - Куда я, на хрен, денусь! Чё за узловая больница?

   - А ты что, совсем ничего не помнишь?

   - Что я должен помнить?

   - Как твоё имя? Звание? Номер части?

   - Вы с какого дуба попадали? Какое звание? Часть чего? - спросил я и тут крепко призадумался. Часть в купе со званием - что-то воинское, а всё воинское меня обошло далёкой-далёкой стороной.

   - Имя то своё помнишь?

   - Имя? - я решил подстраховаться и потупить. Тяну время. Авось, куда и вытянет само.

   - Амнезия, - другим грохочущим скрежетом донеслось с другой стороны. - Обычное дело при сильных контузиях.

   Точно! Амнезия. Удачно. Можно дальше дурачком прикидываться.

   - Что ты видишь?

   - Ничего я не вижу. Пятна какие-то. И грохочете вы.

   - Все симптомы налицо. Вот ещё что проверим. Чувствуешь? Что чувствуешь?

   - Бьёте по ноге и колите. Хорош! И так всё болит! Обезболивающего дали лучше бы.

   Но просьба моя была проигнорирована.

   - Чувствительность нижних конечностей сохранилась, что говорит о обратимости повреждений спинного мозга. Надеюсь зрение и слух также восстановятся.

   - Что со мной случилось?

   - Контузило тебя при бомбёжке станции. Взрывом отшвырнуло. Ещё и об штабель шпал приложило. Живой - и то чудо.

   - Бомбёжке? Какая бомбёжка?

   - А ты и это не помнишь? Война, батенька. Немец уже и до нас долетает.

   - Ё-о-о! Гля! Твою дивизию! Что за х...ню ты несёшь? Война чёрти-когда кончилась!

   - Не кончилась. - вздох, - И когда она теперь кончиться?

   - А какое число сегодня?

   - Пятое июля. Сорок первого года.

   - Ё-ё-о!..

   - Что?

   - Сознание потерял.

   - Но, уже прогресс. Поздравляю вас, коллега. Такого тяжёлого пациента вернули в наш грешный мир. Если выздоровление пойдёт нормально, ещё и в строй вернётся. Подобный опыт в ближайшее время нам может понадобиться.

   - Точно понадобиться. Фронт катиться на восток. Надо готовиться к потокам раненых.

   - Тут я полностью согласен с вами. А с этим что?

   - Я думаю, можно завершать курс интенсивной терапии и переводить его в хирургию. А там - все в руках...

   - Гхе-гхе.

   - Да, да. В его руках. Организм ещё молодой, здоровый, поправиться. Амнезия меня беспокоит. Не получим ли мы двуногое растение?

   - Увидим. Голова - штука тёмная. Что там в ней происходит? Может чайку?

   - Можно. И покрепче можно. Отметить, так сказать.

   - Людочка, составите компанию? Тут у нас замечательный коньячок имеется. Знакомые на югах отдыхали, привезли. Вы знаете, Людочка, коньячок в гомеопатических дозах весьма благоприятно воздействует на организм.

   - А вы сможете, Натан Ааронович, в гоме... гоми... В общем, остановиться?

   - Да что там, красавица вы наша, останавливаться? Полтора литра всего! Разогнаться не успеешь!

Телячья отбивная.

Что делать?

   Вот так вот. Сорок первый. Известие меня убило напрочь. До моего рождения ещё больше сорока лет. Твою-то в атом! Это как же так-то? А любимая моя? А сын? Блин, до его рождения-то вообще больше шестидесяти лет. Увижу ли я их? Как? Своим ходом? Доживу?

   Сначала я решил, что это розыгрыш такой. Ну, как по телеку. Напугают, потом выбегают: "Мы вас разыграли! Там стояли скрытые камеры!" Но, нет. Мне было слишком хреновато, чтобы надо мной подобные опыты ставить. У меня ведь, в самом деле, рука сломана, всё тело изорвано (врачи так сказали), да я и сам чувствую себя изжеванным куском мяса. Двадцать первый век жесток и бесчеловечен, но не настолько же? Да и многовато актеров, настолько вжившихся в образы. Слишком масштабная постановка для меня одного. Кто я такой-то?

     

 

2011 - 2018