Выбрать главу

Начавшаяся внутри мусульманской общины дискуссия вынудила старое поколение исламского движения пересмотреть своё отношение к континенту и ввести новые юридические оценки, приспособленные к реалиям жизни на Западе. 1990-е гг. стали в этом отношении переломными, так как именно тогда были сформулированы принципы так называемого «ангажированного ислама», в соответствии с которыми любой мусульманин в Европе (получивший гражданство или нет) должен рассматривать себя связанным моральным и социальным договором со страной пребывания и уважать её законы[144].

Однако принятие этих принципов ещё больше обострило двойственность сознания мусульман. Ведь они обозначили чисто формальные рамки, внутри которых продолжается процесс утверждения ценностей ислама, мало совместимых с европейскими реалиями. Для молодых мусульман речь идёт не столько об отправлении религиозного культа, сколько об определённой системе религиозного образования и образа жизни. Поскольку же центров по религиозной подготовке в Европе недостаточно, знания эти им преподносятся в основном консервативными и фундаменталистскими течениями ислама, так как именно последние способны быстро обеспечить базовое образование. Это и приводит к той ситуации, при которой мусульманская молодёжь, всё более активно вовлекаясь в жизнь западного общества, вместе с тем привносит в него всё больше своего собственного видения. Так что наряду с мирным проникновением ислама в европейскую культуру происходит его радикализация, настраивающая молодежь уже против данной культуры.

Мощным фактором, способствовавшим утверждению «локального ислама» в Европе, стала проводившаяся все эти годы политика «мультикультурализма», выставлявшаяся европейским правящим классом в качестве единственно эффективной для преодоления распада общества. В основе её лежит концепция «взаимного обогащения и оплодотворения культур» или «скрещивания народов», основывающаяся на принципе культурного плюрализма как важнейшей характеристики гражданского общества. Последний, в свою очередь, тесно связан с принципами толерантности и «политической корректности», нарушение которых недопустимо и рассматривается как ксенофобия и экстремизм. Предполагалось, что данный курс позволит модернизировать и европеизировать ислам, сделать его светским и нейтральным. Однако последствия этой политики, официально направленной на сохранение целостности общества, оказались для неё настолько негативны, что лидеры трёх крупнейших европейских государств (А. Меркель, Н. Саркози и Д. Кэмерон), а вслед за ними и другие вынуждены были официально формально признать несостоятельность «мультикультурализма». Безусловно, во многом заявления о провале «мультикультурного» курса были обусловлены политической конъюнктурой, но они очень показательны в плане выявления исчерпанности потенциала этого «информационного мифа» для сохранения межкультурного мира[145].

Действительно, с одной стороны, мы видим, что процесс интеграции мусульман в европейскую культуру происходит совсем не по тому сценарию, который был написан европейскими идеологами, и интегрируемый ислам не «секуляризуется». Будучи религией всеохватной и нерасчленённой, он регулирует жизнь своих адептов во всех её аспектах, в том числе и правовом, и говорить о светском исламе так же неверно, как отделять веру от шариата. Так что совершенно естественно, что, начав с отстаивания культурного своеобразия, исламские активисты перешли в итоге к защите более широкой автономии, включая правовую и политическую, поставив вопрос о признании особого правового и административного статуса ислама. Понятно, что последовательная и полная исламизация европейских мигрантов должна превратить их в представителей единого исламского народа — Уммы, т.е. выделить в отдельное правовое сообщество, что совершенно несовместимо с полноценным французским, британским, немецким и пр. гражданством. Более того, в данных условиях европейские мусульмане всё более подпадают под сильнейшее влияние внешнего фактора, превращаясь в удобный инструмент геополитической борьбы.

С другой стороны, среди самих европейцев растёт раздражение в отношении мигрантов и мусульман, что показывают многочисленные опросы общественного мнения. Причём правящие элиты очень ловко направляют недовольство своих граждан в русло эмоциональной критики самого ислама, а не истинных причин наплыва мусульман в Европу. Это даёт им дополнительные рычаги управления обществом, позволяющие сталкивать между собой различные слои населения, развязывать в случае необходимости локальные конфликты, в результате которых выпускается пар из котла протестных настроений. Крайне негативное отношение к мигрантам-мусульманам создало благоприятную почву для повсеместного роста и укрепления в Европе праворадикальных партий и движений, чьи антимусульманские лозунги, выходящие на первый план, также дают возможность скрыть истинную суть демографических и социальных проблем европейцев.

Несмотря на крайне негативные последствия миграционной политики в странах Запада, их правящие круги никогда не пойдут на какое-либо серьёзное изменение ситуации. Они будут делать красивые и смелые заявления (о «провале политики мультикультурализма»), совершать показательные антииммигрантские акции (изгнание цыган из Франции), вводить определённые ограничения на миграцию, обусловливая легализацию изучением местного языка и культуры, и т.д., но ключевое направление будет сохранено, так как ставка на мигрантов — это стратегическая линия транснационального класса, отвечающая его коренным интересам. В связи с этим можно выделить следующие «выгоды» этого явления.

1. Социально-экономическая. Всеобщая либерализация, распространяемая на сферу производства, торговли и финансов, привела в крайне подвижное состояние и мировой рынок дешёвой рабочей силы. Общеизвестно, что современную эпоху, начиная с последней четверти XX в., называют «эрой миграции». Кардинальные изменения в масштабах и структуре мировых миграционных потоков вследствие глобализации и крайнего обострения неравенства экономических возможностей привели к формированию принципиально новой миграционной ситуации, при которой можно говорить уже о своеобразной «нации мигрантов» или «новых кочевниках». Характерными чертами этого процесса стали усиление роли диаспор в развитии и отправляющих, и принимающих стран, формирование «миграционных сетей», определяющее значение экономической миграции, внутри которой неуклонно растёт нелегальная, вынужденная миграция, увеличение значимости миграции в демографическом развитии и, наконец, двойственный характер миграционной политики на всех уровнях. В результате мигранты начинают занимать целые экономические ниши и отрасли национальной экономики принимающих стран.

Вместе с тем всё большую роль играет внутренний рынок труда транснациональных компаний, который характеризуется частым перемещением работников между странами. Так, менеджмент компаний превратился уже в чисто транснациональный класс. Таким образом, по всему миру рабочая сила движется к местам её наиболее выгодного использования, а капитал — к районам сосредоточения дешёвого труда. В итоге миграция в реальности превращается в орудие построения «цивилизации кочевников».

По данным Международной организации труда, из 175 млн. мигрантов мира 56 млн. живут в Европе, из них 27,5 млн. осуществляют здесь экономическую деятельность. В некоторых странах Европы, например в Люксембурге и Швейцарии, доля иностранцев в общем количестве рабочей силы достигает 25%[146]. В основном они занимают рабочие места, не пользующиеся спросом местных работников. Это грязная, тяжёлая работа, не требующая квалификации (во Франции 25% их заняты в строительстве, 1/3 — в автомобилестроении на конвейерной сборке, в Бельгии 50% работают в угольных шахтах), работа низкой и средней квалификации в сфере услуг, работа по уходу и обслуживанию в частной сфере, наконец, сезонные работы в хозяйстве и сфере туризма. При этом они явно дискриминированы по сравнению с местными рабочими (низкая зарплата, более продолжительная рабочая неделя). И хотя в последние годы во многих странах уже появляется слой достаточно состоятельных образованных мусульман, который называют средним классом, для большинства условия социального развития остаются крайне трудными, что выражается в первую очередь в высоком уровне безработицы и неполной занятости (особенно среди молодёжи), в отсутствии социальной инфраструктуры и т.д. Естественно, общественное положение определяет и политический выбор, и социальную позицию, поэтому так популярны среди молодежи фундаменталистские течения, придающие проблеме бедности не столько социальный, сколько религиозный характер.

вернуться

144

В соответствии с этими принципами, европейское законодательство позволяет мусульманам исполнять главное в их религии, мусульмане должны рассматривать себя в качестве полноценных граждан и активно участвовать в общественной, экономической и политической жизни страны пребывания, рассматривать её ценности как свои собственные.

вернуться

145

О последствиях политики «мультикультурализма» см.: Четверикова О.Н. Ислам в современной Европе: стратегия добровольного гетто против политики интеграции // Россия XXI. 2005. № 1.

вернуться

146

Косенко О.И. Иностранцы на рынке труда // Стратегия России. М., № 10, ноябрь 2010 г. http:// sr.fondedin.ru/new/fullnews_arch_to.php?subaction=showfull&id=T290498889&archive=1290499075&sta rt_from=&ucat= 14&