Выбрать главу

Идея «столкновения цивилизаций», автором которой считается С. Хантингтон, в действительности была «изобретена» английским востоковедом Бернардом Льюисом (Bernard Lewis). В годы Второй мировой войны он служил в военной разведке Великобритании, в 1960-е гг. стал экспертом Королевского института международных отношений, а в начале 1970-х гг. переехал в США и, став профессором Принстонского университета, сотрудничал с З. Бжезинским, бывшим тогда советником по национальной безопасности в администрации Дж. Картера.

Впервые он употребил данное выражение ещё в 1957 г. после Суэцкого кризиса, пытаясь представить ближневосточную проблему как конфликт не между государствами, а между цивилизациями. Затем эта идея была развита в его статье 1990 г. «Корни мусульманской злобы», в которой ислам был описан как реакционная, не поддающаяся модернизации религия, питающая ненависть к Западу, ценности которого выражены иудеохристианством. Таким образом, объединив христианство и иудаизм в единое целое, Льюис дал научное обоснование союзу Запада и Израиля против ислама, хотя за всем этим стояли геостратегические интересы США.

Но вместе с тем, применив понятие «иудеохристианство», Льюис точно охарактеризовал современный западный мир (и не случайно позже в одной из своих статей он уточнил, что врагом ислама является не западная цивилизация, но западная демократия). Под «иудеохристианством» надо понимать не традиционное западное христианство, но тот особый путь развития, по которому пошёл Запад, восприняв ценности иудейской денежной цивилизации. Это понимание хорошо выражено в открытом письме немецкого левого интеллектуала Ральфа Джордано президенту ФРГ, в котором он открыто противопоставляет религиозному и «патриархальному» исламу иудеохристианство как светскую и либеральную культурную парадигму: «Это столкновение между традиционно и религиозно обусловленной культурой, глубоко ограничивающей личную свободу, и культурой, которая после многовековых поисков и ошибок создала общество, испытывающее сильнейшее влияние индивидуализма и христианства, но при этом секулярное... которая, преодолев горькое и страшное наследие предшествующих исторических эпох через Возрождение, Просвещение, гражданские революции, либеральные ценности обеспечила громадный прыжок в развитии общества»[152].

С конца 1990-х гг. выражение «иудеохристианская традиция» стало всё шире применяться сначала в научных, а затем и политических кругах Европы в качестве лозунга для культурной мобилизации европейцев и для обеспечения их поддержки Израиля. Учитывая мощь еврейского капитала и влияние произраильского лобби на европейскую политику, можно утверждать, что с помощью мигрантов-мусульман здесь фактически воспроизводится модель противостояния сионизм-исламизм, существующая на Ближнем Востоке. Не случайно и национально-патриотическая тематика, присутствующая в Европе, развивается преимущественно в поле противостояния с исламом и исламизмом как главной «угрозой европейской идентичности». В этих условиях националистический лагерь солидаризируется с европейским сионизмом, что приводит к складыванию нового национализма протестантско-сионистского образца, ярким символом которого стал Брейвик. Понятно, что это способствует значительному обострению противостояния и создает благоприятные условия для развязывания столкновения радикального ислама с националистами в любой момент, когда это понадобится истинным хозяевам Европы. Нельзя забывать, что обе стравливаемые силы являются в реальности продуктом западных спецслужб, и жертвой этого столкновения станут все — и евреи, и иммигранты с Востока, и европейцы.

9. Консолидация «руководящей духовной расы» Европы

При всём значении финансовых механизмов в строительстве европейского и общемирового Вавилона важнейшим условием в реализации планов глобалистов является психологическая готовность народов Европы принять идею мирового правительства как единственно возможного и безальтернативного пути развития. Однако, поскольку этот путь является разрушительным для экономики и социальной сферы любого государства, сопровождается сокращением населения и внедрением внеправовых форм контроля над обществом, никакие научно обоснованные концепции не могут оправдать его легитимность. Рациональные методы управления обществом не срабатывают. В этих условиях финансовые элиты могут реализовать свои планы, только держа человечество в постоянном страхе перед возможным хаосом, всеобщей катастрофой, угрозой терроризма и применяя при этом самые изощрённые формы контроля над человеческим разумом. Главная установка «инженеров человеческих душ», участвующих в глобальном проекте, заключается в формировании такой среды, которая позволяет получить вместо сознательно делающих свой выбор граждан массу легко манипулируемых адептов, которые будут находиться под тотальным контролем «избранных» верхов общества.

Об этом ещё в конце 1960-х гг. писал З. Бжезинский, указывая: «Возрастут возможности социального и политического контроля над личностью. Скоро станет возможно осуществлять почти непрерывный контроль за каждым гражданином и вести постоянно обновляемые компьютерные файл-досье, содержащие помимо обычной информации самые конфиденциальные подробности состояния здоровья и поведения каждого человека... Соответствующие органы будут иметь мгновенный доступ к этим файлам. Власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию... Это породит тенденцию на несколько последующих десятилетий, которые приведут к технотронной эре — диктатуре, при которой почти полностью будут упразднены существующие ныне политические процедуры»[153].

С тех пор западное общество продвинулось так далеко по пути установления электронного контроля над человеком, что поставило вопрос о возможном изменении самой концепции человеческой личности. В этом отношении крайне показателен документ Евросоюза, принятый в марте 2005 г., представляющий собой заключение Европейской группы по этике в науке и новых технологиях (№ 20), в разделе пятом которого записано: «Современное общество встало лицом к лицу с изменениями, которым необходимо подвергнуть человеческую сущность. Вот очередной этап прогресса — в результате наблюдения с помощью видеонадзора и биометрии, а также посредством внедрённых в человеческое тело различных электронных устройств, подкожных чипов и смарт-меток, человеческие личности изменяются до такой степени, что они всё более и более превращаются в сетевые личности. Они должны постоянно иметь возможность время от времени получать и передавать сигналы, разрешающие передвижение, привычки и контакты, подлежащие отслеживанию и оценке. Это должно изменить значение и содержание автономии человека. При этом изменится само понятие человеческого достоинства. Некоторые нарушения фундаментальных, естественных прав личности, происходящие с ней по мере трансформации тела, не умаляют её достоинства, а также её конституционных прав и свобод»[154].

Таким образом, «архитекторы» Единой Европы сами признают, что при сохранении «конституционных прав и свобод» происходит нарушение «фундаментальных, естественных прав личности». Поскольку же последние исходят из данной человеку свыше свободы воли, речь идёт об узурпации этой свободы, осуществляемой путём понижения человеческого духа и установления добровольного духовного рабства. Фактически в общемировом масштабе воспроизводится модель управления человеком, разработанная в недрах оккультных сект. Это касается и самого содержания внедряемого мировоззрения, и методов подчинения сознания и воли человека. На это работает большинство современных религиозных систем, главную роль среди которых играют, казалось бы, соперничающие между собой, но на самом деле тесно связанные друг с другом, во-первых, оккультное движение «Нью эйдж», во-вторых, современный католицизм и, в-третьих, талмудический иудаизм. Каким же образом они встраивают человечество в этот новый глобальный порядок?

1. Человеческое сознание нивелируется с помощью всеохватной «последней мировой религии», видимой, поверхностной формой которой является экуменизм, а реальным содержанием — мировоззрение «Нью эйдж», являющееся восприемником многовекового оккультизма и составляющее основу учений большинства ныне существующих так называемых новых религиозных движений и сект. Это движение претендует на создание последней мировой синтетической религии, призванной заменить собой христианство и создающей новый тип духовности, приспособленный ко всему и дающий каждому то, что его может удовлетворить. Главными чертами его являются плюралистический универсализм и глобальное мышление, с помощью которых можно объединить все религии и расы и воплотить идею «коллективизации» души и нивелирования личности, при которой люди станут, как выразился один исследователь, «рябью на поверхности потока постоянно меняющегося сознания».

вернуться

152

Цит. по: Сидоров X. Иудеохристианская мобилизация. http://oneislam.ru/?p=2832

вернуться

153

Цит. по: Филимонов В.П. Человек должен оставаться человеком. СПб., Сатисъ, 2009, с. 70.

вернуться

154

Europa.eu.int/comm./European_group_ethics/clocs/avis2Den.pdf