Читать онлайн "Три лишних линии (СИ)" автора Ginger_Elle - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Три лишних линии

https://ficbook.net/readfic/3586585

Автор:

Ginger_Elle (https://ficbook.net/authors/479376)

Фэндом:

Ориджиналы

Пейринг или персонажи:

м/м

Рейтинг:

NC-17

Жанры:

Ангст, Драма, Повседневность

Предупреждения:

Насилие, Нецензурная лексика

Размер:

Макси, 91 страница

Кол-во частей:

9

Статус:

закончен

Описание:

Ситуация не была безвыходной - если согласен понести потери. Лазарев не хотел ничего терять.

Публикация на других ресурсах:

Только с разрешения автора

Примечания автора:

Есть намёки на одну сквиковую вещь, но не предупреждаю в целях сохранения интриги. На ваш страх и риск.

Содержание

Содержание

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 1

      Ему ничего не оставалось, как выполнить приказ и запустить видео, хотя он и боялся того, что увидит. Лазарев не знал, что это будет. Вероятно, что-то, что должно напугать и заставить слушаться.

      — Ну как? — поинтересовался голос в трубке.

      — Пока не понял.

      Паршивое видео, снятое на телефон, качающиеся стены и потолок, громкое шуршание, голоса и смех на фоне.

      — Ты жди, жди. Поймёшь.

      Камера резко развернулась — шуршание и разговоры стали слышнее, но что происходило в полутемном помещении, по-прежнему оставалось неясным. Лучше всего были видны две лампы дневного света, вертикально прикрепленные на стену, остальное на фоне слепящих белых полос терялось в мутном сумраке, и едва можно было различить несколько шевелящихся фигур, зыбких и подрагивающих. Кажется, людей было трое или четверо, они толпились у кровати или дивана, шла какая-то вялая возня.

      Человек, который держал телефон, подошёл ближе к ним:

      — Пишется, нет? — произнёс кто-то прямо в микрофон.

      — Да пишется! Вон, видишь, — послышался за кадром второй голос.

      — А-а…

      Сцена у дивана наконец стала понятной. В самом углу сидел высокий дрищеватый парень со странно белыми волосами и красным лицом. Он с равнодушной ухмылкой смотрел в камеру, а руками прижимал к своим коленям голову и плечи другого человека. Тот, судя по всему, не особо сопротивлялся: белобрысому не приходилось напрягаться, чтобы удерживать его. Штаны у второго были сдёрнуты до колен, задница задрана, и в неё вколачивался пузатый мужик в белой футболке, плотно натянутой на покачивающемся в такт движениям животе. Ещё один парень стоял рядом и, приспустив спортивные штаны, неторопливо надрачивал себе.

      Если бы это был порнофильм, то сейчас должны были бы показать крупным планом, что происходило там — в размытой темноте между дёргающимися бёдрами толстого мужика и худой и бледной задницей того, кого сейчас трахали. Но «актёры» не старались принять поз, в которых стали бы видны подробности. Два придурка, снимавшие на телефон, повертелись, посовещались, поняли, что ничего горячего им не снять, и снова переместились. Теперь они снимали лицо того, которого имели в зад.

      Вернее, насиловали. Это только теперь стало ясно.

      На лице были следы побоев — ссадины и синяки, а светлая футболка спереди была закапана чем-то чёрным. Кровью. Она высохла, и ржаво-красные пятна, снятые на говенный телефон, казались чёрными. Но ссадины и кровь — ерунда. Страх в глазах — вот что пробирало. Парень не сопротивлялся не потому, что ему это нравилось: он боялся. Боялся даже кричать, но боль всё равно вырывалась наружу, заставляла дрожать плечи и шею и сминала лицо в безобразную морщинистую гримасу. Хотя пузатый мужик не попадал теперь в кадр, каждое его движение можно было прочитать на лице парня, которого он долбил в зад. Оно едва заметно расслаблялось, когда мужик выходил, а когда начинал толкать член обратно, губы кривились, их уголки дрожали и ползли вниз, а щёки начинали судорожно раздуваться.

      Лазарев никогда не видел родов вживую, но в фильмах рожающие женщины надували щёки и губы примерно так, правда, сбоку им кто-то обязательно кричал: «Дыши! Дыши!». Точно такое выражение лица — сведённое болью, непониманием, испугом, те же самые попытки не орать, а продышать эту боль, были на видео. Да, точно такое выражение и выпученные глаза — от того, что тебя распирает изнутри что-то не по размеру большое.

      Камера опять двинулась назад, и мокрое, бликующее в подсветке от телефона лицо исчезло. Мужик упрямо и нудно пялил избитого и перепуганного парнишку, за кадром кто-то ржал и комментировал, белобрысый смотрел в сторону, как будто его тут вообще не было. Унылая монотонность сцены вызывала не страх, а мертвящее отвращение.

      — Знаешь, кто это? — спросил голос в телефоне.

      — Нет, — было понятно, что имеют в виду не белобрысого парня и даже не пузатого мужика.

      — Ремизов Тимофей Павлович.

      Лазарев сглотнул.

      — Понял, почему тебе это прислали?

      — Да, понял.

      — Ну, тогда разговор окончен. Вторую киношку посмотри, тоже ничего. Повеселее даже.

      — Я… Подождите. Подождите, пожалуйста, — Лазарев остановил видео, где толстопузый мужик всё так же однообразно тыкался между широко расставленных ног Ремизова Тимофея Павловича. Лазарев не мог сосредоточиться, пока это происходило у него перед глазами, не мог успокоиться и взять себя в руки. — Подождите. Дайте мне поговорить с Николаем Савельевичем!

      — Он с тобой уже поговорил, всё, что надо, сказал.

      — Нет, мне нужно с ним…

      В трубке раздался один короткий писк, а потом наступила тишина. Лазарев положил телефон на стол и закрыл глаза, медленно вдыхая и выдыхая, чтобы заставить себя успокоиться. Ничего не получалось: сердце колотилось, как бешеное, голова горела и гудела, а по спине, щекоча между лопатками, как насекомое, стекал холодный пот.

      Лазарев встал со стула, сделал пару кругов по комнате, потом снял рубашку, обтёр ею ставшее влажным тело и зашвырнул в угол дивана.

      На глаза попался пульт от кондиционера, он схватил его и нажал на кнопку.

      Ему нужно остыть, прийти в себя, начать здраво рассуждать.

      Он сделал ещё пару кругов по комнате, постоянно поглядывая на стол, где остались телефон и ноутбук. Экран до сих пор горел: был открыт почтовый клиент и письмо с двумя приложенными файлами.

     

 

2011 - 2018