Выбрать главу

***

По мере того, как за окном темнело, мне все больше становилось не по себе. Над страшными историями легко смеяться при свете дня, а к вечеру здравый смысл как-то незаметно уступает место иррациональному «а вдруг?». Не бывает, как известно, дыма без огня. К тому же, как назло, в небе сияла полная луна, и ее молочно-голубой свет делал вечерние тени гуще и объемнее.

Надо было понастойчивее приглашать в гости Пса – кто знает, вдруг прижился бы. Не так уж он и нужен своему хозяину, если болтается целые дни неизвестно где. А мне было бы не так одиноко по вечерам.

Я повел плечами, чтобы избавиться от неприятного холодка между лопатками, и решительно распахнул дверь на улицу. В конце концов, я взрослый здоровый мужик, а не деревенская бабка или мальчишка-подросток. Бояться темноты и ночных шорохов в кустах – смешно и стыдно. Пусть я и вдали от цивилизации… Да если подумать, на улицах большого города по ночам куда опаснее!

Когда первый порыв прошёл, я несколько подрастерял свою решительность – как ни крути, а лес был совсем рядом, пусть я и не верю, что в нем живут лешие и кикиморы. Или кикиморы – на болотах?.. Не знаю, какие тут звери обитают, но вряд ли деревенская детвора бегала бы по лесам без взрослых, водись тут волки, медведи или еще какие-нибудь опасные существа.

Поколебавшись, я свернул на берег, надеясь, что на открытом пространстве буду чувствовать себя в большей безопасности. К тому же, с озера дул холодный ветерок – уважительная причина, чтобы через пару минут уйти в дом, не сознаваясь самому себе, что струсил.

Лунная дорожка на масляно поблескивающих волнах почему-то не добавляла пейзажу романтизма, а делала еще более зловещим. Прибрежные кусты, днем весело шелестящие кудрявой зеленью, застыли, протянув ветви к небу, словно в безмолвной мольбе о чем-то. От воды поднимался полупрозрачный туман, завивавшийся маленькими вихрями на поверхности и медленно наползавший на берег.

Некстати мне вспомнилось, что я ни разу не видел, чтобы мой мохнатый приятель пил из озера, даже в самую жару. А когда я кинул палку в воду и предложил Псу ее принести, тот посмотрел на меня, как на идиота, хотя охотно играл со мной в эту игру на берегу.

И никто из местных грибников, проходивших мимо с полными корзинами, никогда не сворачивал к озеру, чтобы окунуться или хотя бы умыть разгоряченное лицо.

Однако, судя по доносившимся с берега звукам, далеко не все старались держаться подальше от озера. Кто-то плескался в воде, ничуть не пытаясь скрыть свое присутствие. То ли никого не боясь, то ли считая, что сам напугает кого угодно. И это явно была не птица или мелкий зверек, а существо покрупнее. Несмотря на весь скептицизм, я почувствовал, что сильнее забилось сердце, а волоски на руках встали дыбом.

Как назло, в памяти всплывали всякие страшные истории – про водяных лошадок-келпи, которые любят полакомиться человечиной, про танцующих на берегу вил, заманивающих в воду заглядевшихся на них парней…

Я вполголоса матюгнулся и достал из кармана пачку сигарет. Привычные движения помогли успокоиться и начать рассуждать здраво, вернувшись мыслями к реальности. Ну подумаешь, плещется кто-то в воде – может, какой-нибудь нетрезвый деревенский мужик решил освежиться, прежде чем идти домой, чтобы от жены не так сильно влетело. Или туристы, соблазнившись уединенностью этого места, разбили неподалеку лагерь. А может, Васькины приятели сюда бегают купаться, тайком от родителей – как известно, нет лучшего способа заставить подростка сделать что-то, чем строго ему это запретить.

В воде последний раз плеснуло, и купавшийся двинулся к берегу. Уже окончательно стемнело, но света полной луны было достаточно, чтобы разглядеть, что это человек. Или, по крайней мере, кто-то, на него похожий. Когда я пригляделся повнимательнее, у меня мелькнула мысль, что местная нечисть знает слишком много о моих вкусах, потому что из воды вышла отнюдь не прекрасная молодая девушка.

Интересно, как полагается называть русалку мужского пола – водяной? Нет, водяной – старичок с бородой, а этот молодой и прекрасный. Как и полагается смертельно опасному существу нечеловечьей природы. Абсолютно обнаженный, только на шее темнело что-то вроде шнурка или ленты. С концов длинных, почти бесцветных волос, капала вода. В глазах, которые казались почти черными из-за расширенных зрачков, отражалась луна.

– Ты кто? – спросил я. Голос прозвучал в ночи неожиданно громко, и парень недовольно поморщился. – Как тебя зовут?– продолжил я чуть тише. – Ты здесь живешь? Может, заблудился, потерялся?

Он насмешливо фыркнул.

– Ты здешний. Из дома на озере, – рискнул предположить я. – Деревенские не пошли бы так далеко на ночь глядя, да и побоялись бы.

Он все так же молча кивнул – то ли подтверждая мнение о местных жителях, то ли признавая, что действительно живет в том странном доме, – и забрал из моих пальцев сигарету, про которую я совсем позабыл. Осторожно затянулся и поморщился, выпуская дым из полураскрытых губ. Потом отбросил сигарету в сторону и шагнул вперед, оказавшись совсем близко. Я вздрогнул от неожиданности, едва успев взять себя в руки и не шарахнуться в сторону.

– Что ты де… – начал было я и запнулся, потому что он ткнулся губами мне в шею, куда-то под подбородком, потом провел приоткрытым ртом по коже и медленно втянул воздух, точно вдыхая запах.

Я машинально провел по его плечам, смахивая капельки воды – жест, который я сделал прежде, чем осознал, кажется, выдал меня с головой, потому что он коротко вздохнул и доверчиво потянулся за поцелуем. Бережно коснулся уголка рта, точно спрашивая разрешения, потом медленно провел языком по нижней губе, словно опасаясь, что его вот-вот оттолкнут. Пришлось самому проявить инициативу, накрыв его рот губами и толкнувшись языком навстречу.

Поцелуй вышел почти невинным – если не считать, что одновременно он успел расстегнуть пуговицу на моих джинсах и потянуть вниз молнию. Я заметил это, только почувствовав пальцы, гладящие член сквозь белье.